Идеи отделения Татарстана от России не отражают чаянья татарского народа

202

Татарстан славится политической стабильностью, но не слишком ли высока ее цена — эффективность принимаемых решений? Виновен ли федеральный центр в появлении самозванного «Милли меджлиса татарского народа», обратившегося к ООН с просьбой признать «независимость» республики? Ответы на эти вопросы искали участники международного симпозиума «Татарстан-2008».

Участники прошедшего на днях в Казани республиканского симпозиума «Татарстан-2008» планировали в первую очередь подвести итоги ушедшего года. Однако наиболее эмоциональное обсуждение вызвали доклады, касавшиеся политической ситуации в преддверие предстоящих 1 марта выборов в Государственный совет РТ, ответственности власти перед обществом, а также национальных и конфессиональных отношений в республике.

Многие выступавшие уделили повышенное внимание теме гражданского общества и необходимости демократизации российской политической жизни. «Без демократических изменений добиться усиления России невозможно», — считает заведующий кафедрой политологии Казанского государственного университета, доктор исторических наук Мидхат Фарукшин. Он довольно пессимистически оценивает происходящее в Татарстане: по мнению ученого, стабильность в республике сохраняется за счет консервации политического режима.

«Необходимо прекратить глупую пропаганду, что в Татарстане все лучше, — отметил политолог. — Этого нет. Татарстан может гордиться стабильностью. Но стабильность стабильности рознь. При Сталине тоже была большая стабильность».

«Не кажется ли вам, что мы платим стабильностью за эффективность?», — поинтересовался кто-то из участников симпозиума. «Кажется», — ответил после недолгого раздумья Мидхат Фарукшин.

Впрочем, если не брать последние три месяца, когда экономический кризис проявился во всей красе, и отнюдь не только в РТ, итоги года положительны для Татарстана, считает ученый. При этом, полагает профессор Фарукшин, в случае усиления кризиса, массовых протестных выступлений не будет — «у власти достаточно ресурсов, чтобы подкормить население, грубо говоря, дать подачку».

Ректор Института культуры мира ЮНЕСКО Энгель Тагиров долго рассуждал об утопичности и реальности гражданского общества России. Он отметил феномен «новых неформалов», составляющих сейчас около 20% взрослого населения страны, отнеся к таковым объединения обманутых дольщиков, вкладчиков и тому подобные примеры «гражданского общества по нужде». «Им предстоит оформить философский камень нового гражданского общества», — поэтично выразился Энгель Тагиров. «Если люди незрелы, никакого гражданского общества быть не может, — дополнил выступление его брат, завкафедрой современной отечественной истории КГУ Индус Тагиров. — Взаимоотношение центра и регионов — одно из проявлений состояния гражданского общества». Этой теме он и посвятил свой доклад.

«Татарстан — единственная договорная республика, республика с особым статусом, пусть и не наполненным сейчас реальным содержанием, — напомнил Индус Тагиров. — Мы с трудом отстояли свой договор (о разграничении полномочий и предметов ведения между федеральным центром и РТ). Он заключен на 10 лет, потом все может измениться». Большую роль в этих процессах играет личностный фактор, отметил профессор Тагиров, подчеркнув: все, чего добилась Казань, зависело от деятельности президента Минтимера Шаймиева.

Необходима децентрализация политической и экономической жизни, убежден Индус Тагиров. «Мы должны вернуться к декларации о государственном суверенитете РТ, добиваясь, чтобы все средства производства, вся собственность принадлежала республике, — призвал он. — Если федерализм перестанет существовать, перестанет существовать и Россия. Взаимоотношения регионов и центра определяют развитие страны». При этом, считает ученый, Татарстан сегодня более автономен в экономическом отношении, чем в начале девяностых годов. Что касается политического статуса, здесь, напротив, заметен откат назад: так, если ранее в основном законе РТ говорилось о гражданстве республики, то «по нынешней Конституции мы гражданством не обладаем, а государства без гражданства не бывает». Говоря о степени поддержки татарстанцами президента Шаймиева, Индус Тагиров высказал убеждение, что «конкурентов у него нет».

Депутат Государственного Совета РТ Ирина Терентьева назвала «архиважным» в нынешних условиях диалог власти и общества. На женщину нападать не стали, а вот ее коллеге, директору Фонда политических исследований и технологий Марату Хайруллину, досталось за двоих. Народному избраннику пришлось отвечать и за то, что ученые и преподаватели Татарстана получают значительно меньше, например, своих башкирских коллег, и за явный приоритет, отдаваемый, по мнению некоторых выступавших, республиканскими властями спорту в ущерб культуре и науке. Депутат Хайруллин заметил, что казанские ученые тоже не бедствуют. «Потому что сами находим выход из положения, — парировал один из них. — Только вы, власти, отношения к этому не имеете. И зачем вы тогда нужны — может, обойдемся и без вас?». — «Как без нас?!» — возмутился Марат Хайруллин, вызвав оживление и смех в зале.

Немало эмоций вызвал доклад, констатировавший нулевой потенциал сепаратистских настроений в Татарстане. В конце декабря самозванный «Милли меджлис (парламент) татарского народа», не представляющий никого, кроме самого себя, обратился к мировому сообществу с просьбой признать независимость республики. И, хотя это событие стало поводом для появления в иностранной прессе множества материалов, утверждающих укрепление в Поволжье, и, в частности, в Татарстане, сепаратистских тенденций, развитие которых якобы приведет в обозримом будущем к выходу РТ из состава РФ, для алармистских выводов нет никаких оснований. Идеи отделения Татарстана от России не отражают чаянья татарского народа и не поддерживаются ни властями республики, ни населением, ни подавляющим большинством татарской национальной интеллигенции. Появление «деклараций о независимости Татарстана» можно объяснить как неадекватностью их авторов современной политической реальности, так и попыткой использования «татарского сепаратизма» внешними силами в целях ослабления и, как максимум, расчленения России.

Собравшиеся задались вопросом, не сам ли федеральный центр подталкивает национальные республики к подобным действиям, ликвидируя национально-региональный компонент, в рамках которого в школах до 1 сентября преподаются национальные языки, культура, история, а также «Основы православной культуры». Однако Конституция предоставляет все возможности для решения этого вопроса цивилизованными, правовыми методами. Если же после каждого конфликта «регионы-центр» объявлять о выходе той или иной республики из состава РФ, количество серьезных проблем лишь увеличится. Все это, конечно, не означает, что нынешний российский федерализм лишен каких бы то ни было недостатков — над ним нужно работать и работать. Впрочем, основная мысль не вызвала особых возражений. Как заметил «Росбалту» доктор исторических наук Дамир Исхаков, «татары уйдут из России только после русских, уступая территорию китайцам — да и то еще неизвестно».

Обсуждались и многие другие темы, затрагивающие самые разные аспекты жизни республики. Организаторы — КГУ, университетский Институт непрерывного образования и Центр евразийских и международных исследований — намерены сделать симпозиум ежегодным. «В ходе дискуссии сложилось понимание необходимости регулярного обсуждения данного круга проблем с привлечением специалистов разного профиля для получения более полной картины текущих процессов в Республике Татарстан», — заметил «Росбалту» руководитель ЦЕМИ Булат Ягудин. На этот раз в «Татарстане-2008» участвовали эксперты из Казани, Набережных Челнов, Москвы, Дагестана и даже Швейцарии (докторант Фрибургского университета Андреа Фриедли выступила с докладом об этническом самосознании молодежи Татарстана). В будущем география симпозиума, как и круг рассматриваемых на нем проблем, будут расширяться.

Яна Амелина

Поделиться:
Загрузка...