Еще один плевок в историю?

47

Из столицы Азербайджана на днях пришло известие о том, что в парке «Сахил» начат демонтаж мемориального комплекса, посвященного 26-ти бакинским комиссарам. Эта новость вызвала резонанс как в самом Азербайджане, так и в соседней Армении и в России.

Фото: www.lenta.ru, памятник 26-ти бакинским комиссарам

Ранее представители исполнительной власти Сабаильского района Баку опровергали слухи о сносе памятника и переносе захороненных в парке останков комиссаров. Однако СМИ стали известны высказывания главы районной власти Сахиба Алекперова. Он сообщил, что реализуется проект, согласно которому парк будет реконструирован, а прах членов большевистского правительства будет перенесен на Говсанское кладбище на окраине города. Под сквером предполагается построить подземную автостоянку. Этот факт подтвердил глава департамента Госнефтекомпании Ильхам Гусейнов. Сотрудники этого ведомства разрабатывали проектную смету автостоянки.

Правительство большевиков и левых эсеров, известное как Бакинская коммуна, просуществовало с марта по июль 1918 года. Совет народных комиссаров возглавлял Степан Шаумян. Летом 1918 года власть в городе перешла в руки меньшевиков и эсеров, а большевики были арестованы. В сентябре, незадолго до занятия Баку турецко-мусаватистскими войсками, комиссарам разрешили покинуть Закавказье. На пароходе они планировали отплыть в Астрахань, однако из-за недостатка топлива корабль причалил в Красноводске, на туркменском берегу. Там комиссары были арестованы местным эсеровским правительством и расстреляны. По некоторым данным, к требованию убийства большевиков были причастны английские интервенты. Среди 26 расстрелянных были не только руководители коммуны, но и, например, личные охранники комиссаров и редакторы бакинских газет. Список погибших был интернациональным. Среди них были армяне, евреи, русские, азербайджанцы, грузины, греки.

После того как в Азербайджане установилась советская власть, останки комиссаров были найдены и перенесены в Баку, где их с почестями погребли в городском саду. Там был установлен памятный монумент, а впоследствии архитектором Ибрагимом Зейналовым был создан мемориальный комплекс.

Отношение к большевистским руководителям сменилось на негативное в начале 1990-х годов. Часть комплекса, состоявшего из высеченных в камне фигур комиссаров, была демонтирована. Это произошло сразу после начала армяно-азербайджанского конфликта. Историографы нового Азербайджана также поставили в вину комиссарам неспособность предотвратить кровавые столкновения в Баку в марте 1918 года.

Слухи о полном демонтаже мемориала и переносе братской могилы появились весной-летом 2008 года. Ряд правых организаций предлагал вместо монумента комиссарам установить памятник командующему турецкой армией Нуру-паше, воинские части которого брали Баку в сентябре 1918-го.

baku1_234С началом работ по демонтажу комплекса в январе 2009 года свой протест обнародовала Коммунистическая партия Азербайджана. В заявлении центрального комитета разрушение пантеона было названо варварством. «Сохранение памятника свидетельствовало о наличии в Азербайджане политического плюрализма, толерантности, высокой политической культуры, — говорится в заявлении. – Разрушение памятников советского периода не может оцениваться иначе как неуважение к прошлому и будущему азербайджанского народа. Такими действиями власти пытаются переписать историю, стереть советский социалистический период из памяти народа». Отметив, что мемориальный комплекс является произведением искусства, коммунисты призвали к защите монумента общественность и интеллигенцию республики.

Этот призыв может быть услышан значимой частью азербайджанской интеллигенции. В течение 2007–2008 годов против сноса комплекса и перезахоронения комиссаров выступили заслуженный строитель, бывший начальник Главбакстроя Эмиль Ахундов, президент Международной академии архитектуры стран Востока Шамиль Фатуллаев, историк Деюш Мусаев, историк и политолог Эльдар Исмайлов, режиссер-постановщик Фуад Шабанов.

«Те чиновники, которые ратуют за строительство подземного гаража на месте захоронения 26-ти комиссаров, в свое время ратовали за возведение мемориала», — напомнил Эльдар Исмайлов.

«Годы пребывания в СССР – это наша история, — вновь заявил на днях Деюш Мусаев. – Спросите у любого бакинца среднего поколения о памятнике 26-ти бакинским комиссарам – и вы услышите от него, что он в день своей свадьбы сфотографировался с женой перед памятником или его детей принимали в пионеры именно там. Ведь памятник сам по себе был красивый, это своеобразный архитектурный ансамбль. А строить стоянку на месте могил 26-ти бакинских комиссаров – все равно, что возводить ресторан на кладбище».

Проблема обрела международное значение из-за интернационального состава комиссаров. Лидер Коммунистической партии Армении Рубен Товмасян назвал демонтаж пантеона «самым крупным вандализмом властей Азербайджана за последние 20 лет». Армянские коммунисты заявили о намерении обратиться ко всем компартиям мира – чтобы они сказали свое слово в защиту памятника.

Для России события в Баку имеют особое звучание, так как напрашивается параллель с переносом памятника и могил советских воинов в Таллине. Действия эстонских властей тогда вызвали резкую отрицательную реакцию всего российского общества.

«В Таллине была аналогичная ситуация, и в Баку происходит что-то похожее на таллинские события», — отмечает один из руководителей Всероссийского общества охраны памятников истории и культуры Александр Кожин. По его мнению, перенос чьих-либо захоронений из центра города на окраину не является чем-то экстраординарным – ввиду развития городов. «Но если есть малейшая возможность не тревожить могилы людей, то лучше этого не делать, — считает собеседник «Росбалта». – Тем более что любой памятник представляет историческую ценность».

Руководитель клуба «Память-Поиск» Владимир Щербанов подчеркивает, что сам факт переноса останков умерших людей нельзя расценивать как безусловно отрицательный момент. По суждению известного российского поисковика, все зависит от того, идет ли этот перенос вразрез с мнением и моральными убеждениями большинства.

Президент фонда «Политика» Вячеслав Никонов отмечает, что у азербайджанского руководства «нет особой нужды чтить память 26-ти бакинских комиссаров», которые устанавливали советскую власть в регионе. Известный политик Алексей Митрофанов тоже увязывает факт переноса братской могилы в Баку с негативным отношением к прежней власти и комиссарам, которые эту власть олицетворяли. Кроме того, напоминает депутат, парк ведь расположен в центре города: «Земля там дорожает, и потому у события есть «коммерческий» подтекст – желание что-то создать на месте памятника».

Депутат Госдумы от «Единой России» и лидер движения «Россия молодая» Максим Мищенко видит в событии как экономический, так и политический подтексты. «Число людей, которые были лояльны к советскому периоду, стремительно сокращается – они умирают, и потому власть решила, что уже может себе позволить такой поступок», — говорит Максим Мищенко. Случаи сноса мемориалов советского периода в бывших братских республиках – это тенденция, которая будет нарастать, подчеркивает депутат. Эта тенденция обусловлена снижением влияния России в постсоветских странах.

Координатор отделения «Молодой гвардии Единой России» по ЮФО Сергей Чуев отмечает, что попытки демонтажа прежних священных символов предпринимаются на всем постсоциалистическом пространстве – в странах Восточной Европы, прибалтийских государствах, Украине. «Подвиг советских солдат во Второй мировой войне является вещью принципиальной, и потому мы не можем спокойно смотреть на демонтаж памятников, посвященных их памяти», — подчеркивает Сергей Чуев. Что же касается символов, связанных с советскими руководителями и деятелями Коммунистической партии, то тут нужно занимать взвешенную позицию, считает руководитель «молодогвардейцев» ЮФО. «Нельзя одобрять это все, потому что одобрение этих действий принесет далеко идущие последствия, — заявляет Чуев. – С другой стороны, не нужно разжигать особых страстей, потому что новая российская идентичность уже не так тесно связана с советскими символами и символами Компартии, как 20 лет назад».

Такого мнения, похоже, придерживаются и в высших эшелонах российской власти. Первый зампред Государственной думы Олег Морозов, отвечая на вопрос «Росбалта» об отношении к началу демонтажа мемориала 26-ти бакинским комиссарам, заявил: «С одной стороны, это полностью дело властей и народа Азербайджана, поскольку каждое суверенное государство вправе принимать свое решение. Моя же точка зрения в принципиальном порядке такова. Памятник – это не тот объект, с которым нужно в любой форме сводить счеты. Можно говорить о своем несогласии с тем, что он олицетворяет. Памятники, поставленные в другую, критикуемую сегодня эпоху, – это повод рассказывать об этой эпохе, критически о ней отзываться, не соглашаться с тем, что выражает эта эпоха и отражает памятник. Поэтому дело, конечно, их, но, «если бы директором был я» — не стал бы этого делать».

«Осторожную» точку зрения явно не разделяют единомышленники закавказских коммунистов в России. «Эта акция кощунственна сама по себе, — считает депутат Госдумы от КПРФ Николай Коломейцев. – Я думаю, что некоторым людям в правящих верхах Азербайджана просто неймется поджечь собственную страну. Ну если вы плюете в прошлое – утонете в настоящем».

Завотделом проблем межнациональных отношений Института политического и военного анализа, историк Сергей Маркедонов замечает, что политика наблюдается везде, где есть обращение к истории и, тем более, происходит перенос памятников: «Для постсоветских государств, которые переживают очень сложный период становления своей идентичности, история – это не прошлое, а актуальный политический игрок. Поэтому можно проводить определенные параллели и с переносом Бронзового солдата в Таллине».

Он видит в демонтаже мемориала в Баку не только «антисоветские» элементы, но и этнополитические: «Бакинскую коммуну, которую возглавлял известный большевик Степан Шаумян, часто рассматривают как некий «армянский» орган. Есть такой указ президента о «геноциде», подписанный еще Гейдаром Алиевым. В нем деяния коммуны и Шаумяна рассматриваются в контексте геноцида азербайджанцев. Современный Азербайджан пытается открещиваться от советской истории, а Бакинская коммуна – это ее важный элемент. Но поскольку коммуна имела одно время достаточно позитивные отношения с армянской партией «Дашнакцутюн», то здесь чувствуется еще и «антиармянский» подтекст. А ведь в честь Шаумяна назван еще и город Степанакерт – столица «сепаратистской провинции». Этот факт тоже несет в себе определенную идеологическую нагрузку».

«Демонтаж памятника нужен бакинским властям, чтобы вычеркнуть из истории Азербайджана людей с армянскими фамилиями, — считает журналист и продюсер, уроженец Баку, Вадим Арутюнов. – Если памятник сносят, значит, это последнее в Баку, что связано с именем Степана Шаумяна. Ни улиц, ни площадей, ни проспектов с его именем уже нет, а памятник остался последним. Если б во главе комиссаров стоял азербайджанец Мешади Азизбеков, то вряд ли случился бы этот демонтаж. Но Азизбеков был даже не вторым, а третьим лицом в Бакинской коммуне».

По замечанию писателя и редактора газеты «Завтра» Александра Проханова, идеологемы, которые формируются в отпавших от России территориях, направлены на «суверенизацию» собственной истории и ее отсечение от коллективной, совместной, имперской истории: «Вот это отсечение себя от советской истории и побудило их разрушать этот памятник».

«Об этом можно только пожалеть, — констатирует Проханов, — потому что Азербайджан – в том виде, в каком он существует, будучи лишенным советского шлейфа, – он вообще лишается истории. У Азербайджана нет своей истории. Идеологи могут пристегнуть себя к зороастрийцам или к Хаммурапи, если угодно. Но реальная история, оформленная свидетельствами, памятниками, величием, у Азербайджана связана с советским периодом – когда Азербайджан получил свою настоящую государственность. Тогда Азербайджан вместе с русскими и остальными советскими людьми брал Берлин, покорял космос и создавал великую индустрию».

Недальновидность и скудоумие – это то, что, по мнению Проханова, двигало сегодняшними азербайджанскими идеологами, когда они принимали решение о сломе пантеона бакинским комиссарам.

Дмитрий Ремизов

Поделиться:
Загрузка...