Украинская ГТС – вопрос жизни и смерти для Кремля

46

«Газовые войны» между нашими странами начались с 2005 года, после избрания Виктора Ющенко президентом Украины. Тогда большинство специалистов отмечали скорее политический, нежели экономический подтекст в стремительном повышении цен на энергоносители.

Ряд оппозиционеров в России (в частности, Гарри Каспаров) обосновывали тогдашнее поведение российского руководства полученной «пощечиной» в виде поражения «пророссийского» кандидата и изменение внешнеполитического курса на Запад. Однако последующая оценка шагов «Газпрома» в отношении со своими партнерами наводит совсем на иные выводы, нежели банальное «показать кузькину мать» непокорным республикам.

Свой европейский экспорт (порядка 40% от общих продаж) «Газпром» фактически осуществляет через два газопровода – Ямал-Европа (длинный Северный магистральный транспортный коридор в Смоленске объединяется с европейской веткой газопровода, проходящего через Беларусь) и Центральный магистральный транспортный коридор (проходит по Украине, обеспечивая до 80% экспорта «голубого топлива» в страны ЕС). Поставляя газ в 32 страны Европы, в том числе в СНГ и Прибалтику, российский монополист желает обходиться без лишних посредников, получая прямой выход на западные рынки. Во второй половине 2000-х гг. «Газпром» стремится установить контроль над газотранспортными системами (ГТС) стран, попадающих в его стратегическое поле зрения. Никак не успокоится от желания увеличить 50% + 1 акция пакет АО «Молдавгаз».

После дополнительного приобретения акций ЗАО «АрмРосгазпром» в 2006 и 2008 гг., «Газпром» сосредоточил 67,94% ГТС Армении. В мае позапрошлого года, тогдашнему президенту РФ Владимиру Путину удалось сломить сопротивление своего коллеги Александра Лукашенко – с 2007 по 2010 гг. РФ получит по порциям 50% — 1 акция ОАО «Белтрансгаз». На рождество в 2008 году российский нефтегазовый гигант получил подарок в виде подписания договора купли-продажи 51% акций компании Naftne Industrije Srbije (контролирует 72% сербского нефтегазового рынка) у государственной JP Srbijagas.

По предварительным договоренностям, достигнутым в январе прошлого года, «Газпром» должен заплатить €400 млн и выделить €500 млн в развитие сербской компании. Продажа своего монополиста позволила оговорить в соглашении условия о прокладке по территории Сербии части магистрального газопровода в рамках проекта «Южный поток».

Именно неприступность Украины в вопросе продаже «Газпрому» своей ГТС стала «костью в горле». Виной тому события осени 2004 года и трансформация геополитического видения внушительной части украинской элиты. Вместо холопской покорности и братской уступчивости, украинцы показывают свой «самостийнистский оскал» в жизненно важных для себя вопросах. В срочном порядке в Кремле пришлось продвигать в жизнь «Северный» и «Южный потоки», стоимостью $15 млрд и $10 млрд каждый. $2,6-2,7 млрд потребуется для наращивания объемов транзита российского газа на 23,5 млрд куб. м/год газопровода «Ямал-Европа» (по планам на август 2008 года).

В обозримом будущем зависимость Европы от российских энергоносителей будет только расти. Причина тому – ожидаемое увеличение потребление газа в регионе. В относительном соотношении, скорее всего, доля ЦМТК уменьшится, но в количественном соотношении сокращения не предвидятся (если, наоборот, не придется увеличивать объемы поставок). К слову, американский экономист и директор регионального центра ПРООН по Европе и СНГ Бен Слэй в беседе с корреспондентом отметил отсутствие выгоды как у России, так и у Украины от строительства «Северного потока».

Ежегодные трудности в заключении соглашений о поставках газа из/через Россию стремятся подтолкнуть несговорчивое украинское руководство к обсуждению вероятности создания газотранспортного консорциума и передаче ГТС Украины в управление «Газпрому». В Москве понимают, что Киеву сложно найти требуемые ЕС до 2012 года около €2,5 млрд на одно только поддержание объемов транзита. «Газпром» заинтересован в кредитовании Украины, взамен на получение контроля над отечественными ГТС – что быстрее и дешевле строительства «потоков». Стратегия «Газпрома» состоит в том, чтобы контролировать ГТС, по которым проходит собственный газ. Имея доступ к конечному потребителю, корпорация de facto будет контролировать всю энергетику Европы.

Напрашивается очередной наивный вопрос: для чего? Не осознав всей дальновидности кремлевских стратегов, можно заявить о стремлении максимально сконцентрировать денежные потоки в своих руках.

Но, это не так. Или, точнее, не совсем так. Униженные развалом былой советской империи, современные правители России грезят реваншем. Неоднократные упоминания в спичах лидеров о «многополярном мире», подтверждают амбиции по поводу возвращения в мировую политику и преобразовании России из региональной державы (по определению Самуэля Хантингтона) в глобальную.

Резкое удорожание энергоресурсов превратило «трубу» в едва ли не единственное, а главное эффективное оружие России на мировой арене. «Питерские» оценили роль газа в постепенном установлении континентального господства – Германия стала надежным союзником в Европе (и это после международного скандала 1998-99 гг. вокруг событий в Косово), Италия (ожидаемый «Южный поток» должен пройти по ее территории) и Франция (довольная от сотрудничества, подписанного в далеких 1993-94 гг. между «Газпромом и Gaz de France) всячески проявляют свою лояльность. Россия фактически, впервые в постсоветской истории получила право играть на равных с Западом, заставлять его прислушиваться к своему мнению и учитывать российские геополитические интересы, о чем уже в открытую заявляют в своих публикациях влиятельные американские политологи-международники Генри Киссинджера и Роберт Коэна.

Не будет ошибочным утверждение о том, что вся внешняя политика Кремля в последние годы строилась вокруг «трубы» и исключительно для «трубы». Организация договора о коллективной безопасности, Шанхайская организация сотрудничества и ЕЭП создавались, укреплялись и направлялись газовыми потоками. Предварительными результатами стали: Прикаспийский газопровод – транспортировка газа из Средней Азии (Казахстан, Туркменистан) объемом 10 млрд куб. м. газа/год, стоимостью $2 млрд; газопровод «Алтай» — поставки из Сибири в Китай, планируемый годовой объем – 68 млрд куб. м., с объемом инвестиций в $14 млрд.

Недавняя война в Грузии, также имеет свой «энергетический след». Дестабилизация обстановки в регионе призвана затруднить работу трубопроводов «Баку-Тбилиси-Джейхан» и «Баку-Супса», и газопровода «Баку-Тбилиси-Эрзурум». Конфликт усложнил присоединение Закавказских республик к проекту Nabucco. Еще в начале 2008 года президент Азербайджана Ильхам Алиев изъявлял намерения экспортировать свой природный газ через Грузию и Турцию в страны ЕС. Но августовские события заставили азербайджанского президента кардинально пересмотреть свои планы. Один из результатов «переоценки выгод» – увеличение загрузки нефтепровода «Баку-Новороссийск».

В таком случае Украина становится самой серьезной препоной на пути к геополитическому господству Кремля. Поэтому северный сосед стремится всячески надавить и дискредитировать эту страну в глазах европейцев: «Прогресса в переговорах с нашими украинскими коллегами о поставках газа на Украину нет. Возобновились переговоры, но складывается такое впечатление, что у украинских переговорщиков нет никакого мандата, нет никаких полномочий в отношении уровня цены на 2009 год и объёма закупки газа. Переговоры фактически идут впустую. Москва стремится доказать, что Киеву труба не нужна, т.к. он сам не знает что с ней делать, как использовать советский подарок, при этом не навредив окружающим. «Газовые войны» будут продолжаться до тех пор, пока: Украина не продаст/передаст свои ГТС «Газпрому», либо не ликвидирует «газовую зависимость» от северного соседа.

Николай Малуха

 

Поделиться:
Загрузка...