Юлия Латынина: Итоги 2015 года для России очень печальны

29

 Итоги 2015 года для России очень печальны. Главный из них заключается в том, что прежний договор Кремля с народом, с обеспеченной достаточно прослойкой народа, что у нас баррель по 100 и 140, и мы можем делать всё, что хотим, а вы можете ездить отдыхать в Турцию и получать отчасти незаработанную ренту, этот договор кончился, мы вступили в экономическое пике уже давно.

rishonim.info

И, собственно, единственный выход сохранить для правительства популярность – это объяснять по образцу Роберта Мугабе в Зимбабве, что да, народ живет хуже, но он живет хуже потому, что мы встаем с колен и боремся с врагами.

Количество этих врагов, вернее, список этих врагов, видимо, всё время будет постоянно меняться, потому что ни одного из этих врагов (даже Украину и Сирию, и Турцию) мы не можем победить. И, соответственно, всё время надо будет менять список.

Кроме этого, знаете, российская экономика – это такой вопрос, ответ на вопрос, можно ли носить воду в решете. Ответ: можно, если воды в решето льется больше, чем выливается. Вот, пока нефть была по 140, воды лилось больше, чем выливалось. Сейчас вода в решето не льется, а решето осталось.

Собственно, нет никакой фундаментальной проблемы для экономики с девальвацией рубля – наоборот, это хорошо и, наоборот, если вы вспомните, в 1998 году это мгновенно покончило с кризисом неплатежей и привело к большому возрождению российской промышленности.

Сейчас, несмотря на девальвацию, происходит падение промышленности, потому что, поскольку наша политика есть просто способ обналичивания российского бюджета в пользу привилегированных групп и общая площадь пирога уменьшается, то мы видим, как эти привилегированные группы во что бы то ни стало хотят сохранить свою долю. И я даже могу обратить ваше внимание на 2 потрясающих новогодних подарка, которые сделало или может сделать правительство. Одно из них оно собирается делать Ротенбергам. Оно собирается, вроде бы, компенсировать проезд по новой трассе Москва-Ленинград из бюджета пенсионерам.

То есть напоминаю, что этот проезд туда-обратно стоит тысячу рублей, что не только по российским, но даже по европейским масштабам огромные деньги. Ну, сравните, там я не знаю, с 12-тысячной пенсией. И сравните, сколько те 2-3 евро, которые это стоит на Западе, стоит от тысячной в евро пенсии. И, соответственно, это означает, что Ротенберги построили, а теперь пенсионеры будут инструментом обналичивания денег российского бюджета в пользу операторов магистрали.

Другой замечательный тоже новогодний подарок – правительство собирается ввести уголовную ответственность и сроки до 5-ти лет за людей, которые занимаются контрабандой товаров через границу в сумме свыше 250 тысяч рублей. То есть это что значит? Это значит, что вы в Италию поехали, купили там себе шубу, шуба стоит 5 тысяч долларов. На границе вас останавливает товарищ и спрашивает: «Или сдавайте шубу, или садитесь на 5 лет».

То есть понятно: у этих людей выпали доходы, им надо как-то возместить и они предлагают вот такой вариант. Вот, понятно, что когда экономика функционирует таким образом, то подниматься ей очень сложно.

И вот это второе, к сожалению, печальное предсказание, что по мере уменьшения общей площади пирога привилегированные слои будут пытаться сохранить свою в нем долю и, соответственно, в конечном итоге эти волки сожрут всех овец. У них ничего не останется.

Но я хочу поговорить о более фундаментальных вещах. Я хочу, пользуясь каникулами, поговорить о том, не почему происходит вот эта конкретная катастрофа, а как сложились те основания, в которых она происходит, и почему в современном мире Россия не видит никаких вокруг себя стимулов для того, чтобы вести себя иначе?

И я хочу начать с того, что в 1917 году в мире случилась самая крупномасштабная со времени падения Римской империи геополитическая катастрофа. Этой катастрофой был крах Российской империи, и нам, жителям эпицентра этой катастрофы, досталось больше всех, потому что напомню, что в 1913 году Россия была страна, экономика которой росла на 8% в год с абсолютно европейской элитой, с урбанизировавшимся населением, с европейской культурой и наукой. И масштаб катастрофы, который на нас обрушился, и последствия, которые мы сейчас, безусловно, хлебаем, невозможно переоценить, потому что, прежде всего, это демографическая катастрофа.

Все-таки, в 1913 году в Российской империи проживало 10% населения Земли, 170 миллионов человек. Сейчас эта цифра уменьшилась в 4 раза, и на территории России проживает 2,4% населения Земли.

Это население убили. Его убивали много раз. Первый раз его убили в 1921 году в результате политики продразверстки. Единственное, что спасло тогда население Поволжья от полного вымирания это были США, конкретно American Relief Administration во главе с будущим президентом США Гувером, который в разгар голода кормил 9-11 миллионов человек ежедневно. И ответом большевиков на это физическое спасение нации было обвинение проклятых капиталистов в том, что это они устроили голод.

То есть если вы думаете, что Кремль сейчас придумал идею, что во всем Запад виноват, то вот это было придумано еще тогда. Более того, тогда была учреждена альтернативная коммунистическая организация, очень важная для нашего рассказа. Она называлась «Международная рабочая помощь», а возглавлял ее человек по имени Вилли Мюнценберг, который не помогал голодающим, который собирал деньги на Западе под предлогом помощи голодающим и тратил их на нужды большевиков. И кроме того, собственно, вот он был главным инструментом пропаганды, обличавшем Запад в устройстве этого голода.

Ю.Латынина: Ротенберги построили,а пенсионеры будут инструментом обналичивания денег

Следующий раунд голода пришелся на коллективизацию, когда тоже умерло еще около 10 миллионов человек и, как говорил итальянский консул в Харькове, что каждую ночь собирают по 250 умерших без печенки, потому что печенкой торгуют на рынке.

Еще 10 миллионов человек было сослано. Их называли «кулаками» и, собственно, эти кулаки – это были те люди, которые в 1917 году получили землю в рамках закона, декрета о земле и построили на ней процветающее хозяйство. А те люди, которые их ссылали, были те люди, которые эту землю пропили. Что происходило с высланными? Ну, вот, просто только один отчет – это отчет инструктора Нарымского обкома партии, остров Назино возле Томска. В апреле 1932 года отправили кулаков туда без инструментов, без построек, без семян, ни крошки продовольствия. Люди начали умирать, вскоре началось в угрожающих размерах людоедство. Приехало 6100 человек, к 20 августа осталось в живых 2200.

Третья волна убийств – большой террор. Конечно, многие из арестованных были членами партии, но не только, потому что 1,5 миллиона человек было арестовано в 1937-38 году. В 1940-м уже 2,4 миллиона человек. Понятно, что бóльшая часть этих миллионов не вернулась из лагерей.

Четвертой волной была Вторая мировая война. Мы до сих пор не знаем, сколько в ней погибло русских – больше или меньше 28 миллионов. То есть мы – единственная страна этой войны, которая с точностью до миллиона не знает, сколько погибло. И самое главное, что эти гигантские потери не были случайностью, потому что Сталин готовил мировую войну покорения мира. По поводу Первой мировой он знал, что самое сложное в войне при тогдашнем уровне технологий – это прорыв укреплений противника. И, соответственно, в Первой мировой войне они не прорывались, потому что люди, имевшие чувство собственного достоинства, избиратели, они отказывались идти вперед.

Стало быть, надо построить такую армию, которая не имеет чувства собственного достоинства, которая будет идти вперед, несмотря ни на что, то есть армию рабов. Подходя к минному полю, наша пехота проводит атаку так, как будто этого поля нет – это слова генерала Жукова генералу Эйзенхауэру.

Кроме того, до Сталина устройство всех армий мира предполагало, что генерал находится рядом с войсками. Если, как Ричард Львиное Сердце, он не вполне во главе своих войск, то, во всяком случае, он рядом. Это же касалось и генералов во Второй мировой войне. Там американский генерал Вандергрифт во время войны на истощение на Гуадалканале на Соломоновых островах высаживался со своими войсками на Гуадалканале. Генерал Кейджой, который командовал 82-й парашютно-десантной дивизией, которая высаживалась в Нормандии, спрыгнул со своей дивизией. Адмирал Ямамото погиб за штурвалом самолета, который он вел сам.

То есть это касалось всех армий кроме Красной. В Красной армии была другая командная структура, которая позволяла командующим безнаказанно посылать десятки тысяч солдат в мясорубку, а самим разбивать водку в штабной палатке с полуголыми бабами, чем, собственно, и обусловливалась пресловутая потеря связи командующих с войсками 22 июня. И только в Красной армии можно было сказать «Дорасходуй живую силу и отступаем на переформирование», — это из воспоминаний отца Дмитрия Орешкина.

Еще раз. Эти потери были запланированы, потому что если вы, например, вспомните такую вещь как зимнюю войну с Финляндией, в которой мы безвозвратно потратили 127 тысяч человек, то по итогам этой войны Сталин 8 мая 1940 года назначает Тимошенко, командовавшего этой войной, наркомом обороны вместо Ворошилова. И ровно через 10 дней после этого назначения Тимошенко подписывает мобилизационный план, который предполагает до начала войны мобилизовать 7 миллионов 850 тысяч человек. И дальнейшие мобилизационные планы, исходя – цитирую – «из стопроцентного обновления армии за год».

То есть, вот, умножим это стопроцентное обновление на 7 миллионов 850 тысяч, увидим, что Сталин планировал потерять больше, чем потерял.

То есть Ржев, чудовищные потери под Берлином – это всё там не следствие бездарности Жукова, который просто хочет потратить как можно больше солдат и бросает их волна за волной на укрепленную линию обороны. Это философия. Для Сталина Россия была расходный материал по завоеванию Европы. Материал был израсходован, Европа была завоевана только половина.

Еще одна проблема СССР уже после 1955 года – аборты. В 60-х годах в России происходило по 5 миллионов абортов в год. Трудно сказать, насколько это была сознательная политика, но она, безусловно, спасла большевиков от социального взрыва еще в 70-х, потому что есть такая вещь как youth bulge, большой избыток молодежи. Это вот то, что вызывает сейчас революции в странах Ближнего Востока. И если бы население СССР в 50-60-х годах росло стандартными для развивающейся страны темпами, никакой Брежнев не досидел бы до конца срока.

Ю.Латынина:До Сталина устройство всех армий мира предполагало, что генерал находится рядом с войсками

Вот, человечество за свою историю много раз переживало нашествия, гражданские войны. Падение династии Хань стоило жизни 50 миллионам человек. Правда, говорят, что многие из них просто сбежали из податных списков. Вот, было такое восстание тайпинов в Китае, 1850-1864 год – считается самой кровопролитной гражданской войной в истории человечества. Возможно, 70 миллионов погибли.

Но, все-таки, редко в истории человечества геноцид имел такой системный и продолжительный характер. Например, Мао правил в Китае всего 30 лет. То есть когда в 1979 году Китай вступил на путь реформ, была куча народу, который просто помнил, как оно было 30 лет назад. В СССР похожая ситуация была на территориях, аннексированных в 40-х годах, в той же Западной Украине, в той же Балтии. В других местах уже просто не было воспоминаний, потому что системный геноцид длиной в 70 лет сломал русскую нацию. Он систематически уничтожал тех, кто умел работать, систематически возвышал отбросы общества, систематически уничтожал лучших, систематически поощрял тех, кто мог приспосабливаться. Уничтожил европейское понятие чести, потому что нет чести в концлагере.

Я позволю себе проиллюстрировать эту историю историей собственной семьи. У меня было 4 прадеда как у всех. Мой прадед со стороны отца Яков Лямин – это с его стороны у меня кудрявые волосы. Его жена была Баранова. Крестьянин из подмосковного села Алексенки близ Бородина, к началу революции преуспевающий кулак, собственный извоз в Москве и из Америки он выписал конную сеялку и веялку.

Вот, в 80-х годах мы когда с отцом приехали в это село, мы увидели абсолютно мертвое село и трех старух. И старухи показали нам Якову сеялку, на которой колхоз работал до 1960 года. И, вот, каждый раз, когда мне цитируют фальшивую фразу Черчилля о том, что Сталин принял Россию с сохой, а оставил с атомной бомбой… Это фальшивая фраза, Черчилль ее не говорил. Я вспоминаю мертвое, когда-то процветавшее при моем прадеде село и старуху с Яковой сеялкой. Сталин принял Россию с конной сеялкой моего прадеда и оставил ее с конной сеялкой моего прадеда.

Мой второй прадед со стороны отца Митрофан Латынин был процветающий крестьянин в Белгородской области. Когда началась коллективизация, у него стряслась удивительная вещь – у него повадились ночью из огорода воровать вику. Прадед зарядил ружье, сел в огород, подстрелил обидчика, а на следующий день местный выпивоха, который руководил коллективизацией, не мог сесть, потому что он был ночным вором. Прадеда раскулачили, избу отвезли в город, сделали из нее больницу. Прадед в голод поехал добывать хлеб и пропал.

Мой третий прадед со стороны матери Василий Бочаров был крестьянин, который устроился на фабрику в Александрове. Он дорос до старшего инженера фабрики, ну, управляющего фабрики. Обедал за одним столом с ее владельцем. Сыновей своих отдал в гимназию. Старший сын к 1917 году закончил университет, пошел в Белую гвардию и там погиб. Дедушка мой Николай Васильевич уцелел потому, что он в детстве свалился с ветки в ручей на камни, повредил позвоночник и хозяин фабрики выписал ему из Москвы врача. К началу революции семья обеднела, Николай оставил гимназию. Всю жизнь он проработал финансистом в Министерстве культуры. А мама – тогда она была еще пламенная пионерка – она как-то спросила его, кем бы он стал, если б не революция. Но дедушка ответил «Наверное, директором банка».

Четвертый мой прадед по фамилии Климович происходил из русских католиков Латгалии. Тоже уехал на завод, путиловский, стал там коммунистом из крестьян. Активный участник революции, 25-тысячник. Вернулся в село, чтобы налаживать там моторно-тракторные станции, умер в начале 30-х годов, что спасло его от расстрела в 1938-м.

А, вот, прабабка моя – ее звали Ядвига – она вернулась в Латгалию и, собственно, там пережила немецкую оккупацию. А поскольку она жила очень долго, то я запомнила до сих пор навсегда еще маленькой девочкой ее рассказ. Она говорила, как это ни было дико для меня слышать, что немецкие войска были лучше, чем красные партизаны, потому что немецкие войска забирали молоко и яйца, то есть продукты, а красные партизаны убивали лошадь, убивали корову и забирали курицу. И, вот, этот рассказ вдовы красного коммуниста меня совершенно потряс, потому что он перевернул мое представление о том, что значила известная фашистская фраза «Млеко, яйки».

Вот, все 4 моих прадеда взлетели наверх в стремительном социальном лифте 20-х годов, а потом лифт рухнул в пропасть.

Второй катастрофой помимо геноцида в истории России была индустриализация. Не надо нам рассказывать, что Россия была отсталой страной, в которой Сталин создал промышленность. Что сделал Сталин? Он уничтожил нормально развивающуюся российскую промышленность и заменил ее военной. Это была промышленность, которая производила либо танки, либо сталь для танков, либо электроэнергию, которая нужна, чтобы произвести сталь, которая нужна, чтобы произвести танки. С 1927 года большевики больше не надеялись на мировую революцию и планировали мировую войну. Оружие для этой войны производила гигантская фабрика по производству оружия, в которую был превращен СССР.

Коллективизация служила двум целям – способ ограбить крестьянина и получить от него зерно, за которое потом в Америке покупались заводы и технологии. Она же была способом превратить крестьянина в раба, идеального солдата механизма сталинской армии, механизма бесконечной траты людей.

Ю.Латынина:Второй катастрофой помимо геноцида в истории России была индустриализация.

В итоге Сталин перехитрил сам себя, потому что он превратил армию в настолько неповоротливого и гигантского монстра, что когда он еще только разворачивался на западных границах СССР, гораздо хуже вооруженная, но более маневренная профессиональная гитлеровская армия нанесла упреждающий удар. И напомню, что по состоянию на 22 июня Красная армия имела на западной границе 12 тысяч танков, свыше 10 тысяч самолетов, около 60 тысяч орудий. И к концу сентября ровно это всё она и потеряла. Сотни тысяч тонн стали, миллионы жизней, заплаченных за них, беспримерно невиданное поражение. Все эти пушки и снаряды достались немцам, потом сражались на их стороне.

И даже после смерти Сталина вся промышленность СССР носила военный характер. Часто говорят, что СССР развалился из-за плановой экономики. Не совсем так, потому что в странах Восточного блока экономика была плановой, но жили они несколько лучше.

Главной проблемой СССР была не только плановая экономика, но и 80% ВВП, которые занимала военная промышленность. Буквально всё было подчинено военной логике. Вот, если Севмаш делал субмарины в европейской части страны, то второй завод Звезда делал их на Дальнем Востоке. Не по экономическим, а по военным соображениям: если один завод будет уничтожен, другой останется. При этом Красное Сормово в Нижнем Новгороде делал субмарины в месте, которое не сообщается с мировым океаном. И был даже завод по производству подводных лодок в степях Казахстана.

Строительные нормы тоже диктовались военными соображениями. Приедете на любой российский металлургический и нефтеперерабатывающий завод, увидите гигантские площади. Новолипецкий металлургический – 30 гектаров, Рязанский НПЗ – 40 гектаров. Западные аналогичные заводы занимают площадь, на порядок меньшую. И всё это, опять же, военные соображения: если в установку крекинга попадет бомба, соседняя установка не должна пострадать.

Бомба так и не попала. Сейчас эти трубопроводы означают гигантские лишние издержки, налог на землю. Те же самые военные соображения в строительстве. В России, например, до сих пор запрещено ставить металлические колонны в крупных открытых площадях, например, в торговых центрах – только бетонные. Почему? Это ясно из истории 11 сентября 2001 года: тогда, если помните, исламские террористы врезались в башни-близнецы, в ходе начавшегося пожара металлические опоры деформировались так, что башни сложились. Собственно, бетонные перекрытия советских цехов – они ставились на случай ядерного удара.

Канализационные люки у нас вделывались, знаете, почему не в тротуары, а посреди улиц? Ну, если здания рухнут, пусть будет доступ к коммуникациям. Макароны на фабриках производили калибром 7,62. У нас был уникальный армейский тягач Урал-375, работал на высокооктановом бензине. То есть единственное место, где он мог заправиться, были заправки Западной Европы. Как и самый популярный для войны быстроходный танк БТ, российский тягач Урал-335 существовал в первую очередь для передвижения военной техники по дорогам Западной Европы.

Соответственно, после краха СССР этот военный характер советской промышленности обернулся тотальной катастрофой. Вот, одна из таких запомнившихся мне историй – это визит на завод Севмаш в конце 90-х. Это такой единственный в мире завод, который производил субмарины ядерные по 7-9 штук в год, считай на конвейере.

Цеха Севмаша были разбросаны на территории в 300 гектаров. Эллинги достигали высоты 70 метров. Субмарины были не достроены. Продать их было никуда невозможно. Разборка стоила огромных денег, достройка еще больших. Эллинги надо было отапливать. Соответственно, один факт существования этих эллингов делал бессмысленным любую попытку завода выйти на рынок. И, собственно, классический пример, что оставалось делать заводу? Вот, классический пример – это история с нынешним индийским авианосцем «Викрамадитья», в девичестве «Адмирал Горшков».

Контракт о модернизации «Адмирала Горшкова» был как раз Севмашем подписан с индусами в начале 2004 года. Подписан по единственной причине – Севмаш по смешной цене обещался поставить корабль, за 900 миллионов долларов. А дальнейшее мне рассказывал один из высших российских должностных лиц, который, собственно, и отвечал за переговоры.

Вот, сразу после заключения контракта они летели с директором завода на правительственном борту. Директор завода откинулся, хватанул водочки, говорит «Ну всё, теперь можно повышать цены и выкручивать им руки». Этот правительственный чиновник обомлел и говорит «Вы что имеете в виду? Там цена оговорена, контракт». «Да чего? – говорит директор завода. – Всё, они подписали, они теперь никуда не денутся». И они, действительно, никуда не делись, они получили свой авианосец на несколько лет позже оговоренного срока. Ходовые испытания начались только в 2012 году, после чего, кстати, авианосец немедленно вышел из строя. А всего, правда, вместе с истребителями, «Викрамадитья» обошелся Индии в 5 миллиардов долларов.

И, собственно, эту историю я знаю еще с другой стороны, от индийского военного атташе, который тогда был, который был очень сдержанный человек, но клялся мне, что больше Индия у России никогда ничего не купит.

Третья катастрофа, которая постигла Россию, это, конечно, научная катастрофа, потому что к моменту появления СССР Россия была страной с образованной элитой, полностью интегрированной в мировую науку. И сначала советские ученые были отрезаны от живой научной среды, а потом начались расстрелы.

Юлия Латынина

Поделиться:
Загрузка...