Доброе утро Вьетнам (середина сентября)

44

Украинский солдат целует свою девушку во время встречи с АТО, Киевский вокзал, 9 сентября 2015, gdb.rferl.org

На фронте тишина. На всей дуге в 320 км тишина в плане применения тяжёлого оружия, и только случаются редкие перестрелки и беспокоящий огонь по опорным пунктам. Все любители предсказать, как нас сдадут в обмен на Сирию, затаились; противники Минских соглашений в информационном поле продолжают привычно стонать, но уже понятна тенденция: Запад начал показывать зубы, и каждое телодвижение спонсоров боевиков встречают новые санкции. И неважно – «включают» их за торговлю оружием с «осью зла» или за провокации в Украине, все понимают, куда дует ветер.

НАТО работает на опережение, насыщая Прибалтику ПТУРами, ПЗРК, А-10, F-22, тяжёлой техникой; проводит масштабные учения, где войска отрабатывают прорыв ПВО и десантирование. Забавно сейчас перечитывать старые записи профессиональных «сказочников» из РФ о геополитике: как НАТО не сунется в Польшу, потом — в Прибалтику, ни в коем случае не появится в Украине, как Путин всех переиграл. А сегодня в Польше и Румынии монтируются элементы ПРО, тренируются штурмовики и перехватчики, на постоянной основе размещаются MQ-1 «Predator», в Яворове проходит уже третья ротация НГ, в Киеве приземляются самолёты ВВС США. Никто не сделал больше в плане популяризации Североатлантического альянса, чем Путин. Когда-то в Брюсселе ему воздвигнут памятник за этот подвиг.

На фронте же сепаратисты так и не нашли ответа, как прорвать инженерную полосу регулярной армии и подавить 5 артиллерийских бригад, не считая БРАГ у механизированных частей. Дилемма у них была простая ещё с зимы – расширять дальше агрессию, надеясь, что Украина падёт раньше, чем российская экономика, или сворачиваться. Украинцы уже видели всё за эти полтора года: диверсантов, ПТУР, артиллерию, «Буратино», волны беженцев и прорыв минного поля танками вблизи Углегорска, работу тяжёлых РСЗО по городам, войну на истощение.

Пугать больше нечем, осталось полномасштабное вторжение с применением тактических ракет и ВВС. Введение «неизвестной» авиации, как в Абхазии, под огонь ПВО Украины — невозможно; проведение же масштабной воздушной операции по подавлению грозит потерями и усилением санкций, вплоть до нефтяного эмбарго и платёжных систем, а продолжение артиллерийской «дуэли» в застройке может вызвать социальный взрыв (уже доходило до протестов в Донецке и Горловке) и не решает долгосрочных проблем в экономике. Путин при помощи «говорящих» голов так долго рассказывал о газовом кране и зависимости Европы, что забыл о том, что у трубы два конца, о структуре формирования бюджета сырьевых стран и о сложностях современного мира.

Никаких «турецких потоков», южных «ниток» и обходных путей РФ просто банально не дадут построить. Будет она продавать свой газ через ГТС Украины, давать нам скидку и спонсировать «хунту», надеясь, что цена на нефть отскочит, пока США со своими супертанкерами продолжат отжимать вкусный европейский рынок.

Именно эти два фактора — действия союзников и стойкость украинской армии — дали возможность добиться нынешней оперативной паузы. Можно бесконечно пытаться критиковать Минские соглашения, но именно они дают повод усиливать экономическое давление на агрессора и возможность получить передышку нам, когда она была необходима ВСУ (был зимой и ближе к весне момент, когда казалось, что всё посыплется, особенно в плане снабжения и логистики). Мы должны понимать, что украинцы выгрызли эту паузу зубами и своими жизнями – после позиционных боев на Бахмутке, масштабных потерь сепаратистов в Дебальцево, Широкино, Марьинке, Красногоровке, под десятками безымянных блокпостов и высоток.

Но этого бы не случилось, если действия на фронте не прикрывались бы политически и экономически. Силовики не смогли бы не нормально мобилизоваться без союзников (привет польским рюкзакам, генераторам, канадской форме и обуви!), ни получить более двух с половиной сотен бронемашин (НГУ, ВСУ, пограничники) и четырёх сотен автомобилей, ни аккумулировать военной помощи на 244 млн долларов только от США, а это треть нашего годового бюджета на закупки техники.

И самое главное – впервые за свои действия на постсоветском пространстве Россию наказывают так жёстко в плане санкций. Почти каждое обострение в Украине стоит режиму Путина миллиарды долларов. Несмотря на финансовые потери, Запад продолжает давить, продлевает и расширяет «чёрные списки» компаний и дальше гнёт свою линию. Переводя на простой язык с дипломатического, на фоне масштабной поддержки на любое предложение подпрыгнуть от союзников наш единственный вопрос должен быть «как высоко».

Это касается и политического урегулирования, и изменений в Конституцию, и режима прекращения огня. Это осознают даже те, кто громче всех призывает отказаться от «минского формата», идти на Ростов и штурмовать Донецк, но у них впереди выборы — этих хотя бы можно понять. Понять же тех, кто обязательно попадёт на принудительные работы, мобилизацию автомобиля, карточки и сон в подвале в случае обострения конфликта, но всё равно кричит, что нужно сражаться до последнего украинца, наплевав на мнение Запада, мы не можем никак. Каждый раз, когда вы требуете радикальных решений, всегда представляйте, где окажетесь лично вы в этой новой картине мира.

Стоит радоваться, что взят курс на Приднестровье, а не на Сирию – по большому счёту, судьба Донбасса была решена ещё зимой. Сейчас этот измочаленный регион, с вырезанными на металл заводами и разрушенной инфраструктурой служит просто болевой точкой, полоской земли, которая торгует нестабильностью, Северной Кореей Европы («Возьмите нас на иждивение или пойдём на Варшаву»). Продолжать убивать экономику и на порядок наращивать число погибших, чтобы отбить руины двух-трёх сёл, будет преступлением перед страной, как бы пафосно это не звучало.

И да, стычки и потери продолжаются. Ответственность за них лежит на тех, кому не окажется места в послевоенном мире. В секторе «А» боевики работают в основном пулемётами и АГС, также замечено два контакта с ДРГ. В районе Сизого был огневой бой с малой группой противника. ВОП близ Сокольников накрыт из АГС и автоматического оружия. Возле Троицкого подрыв на ОМЗ — двое бойцов ВСУ погибли на месте, четверо — получили тяжёлые ранения.

Всё больше жертв — от минной войны и действий ДРГ. В секторе «А» работают профессиональные группы диверсантов (было около полутора десятков подобных эпизодов за последние месяцы). Фугасы, растяжки, ОЗМ, МОН, СВУ, засады после подрыва, минные ловушки – гибридная армия задействует весь спектр сапёрного вооружения и тактики. Стартовавшие 14 числа, курсы канадских инструкторов в центре разминирования для сапёров ВСУ – сигнал, что проблема становится всё серьёзней, её видят и финансируют программы на перспективу. Помимо двух братьев-клоунов, якобы собирающихся на ярмарку за свиньей, но оказавшихся в плену, есть данные о двух взятых с боем диверсантах из РФ, включая офицера. Одни и те же ли это люди или нет — покажет время. Радует, что в игру «пропавшие солдаты, которые потом дают интервью» можно играть в обе стороны.

На Артёмовском направлении – стрелковые бои в районе Зайцево, Лозового, Луганского. В основном применяются крупнокалиберные пулемёты, гранатомёты, ведётся снайперский огонь. Пользуясь тем, что артиллерия и миномёты не смешивают «зелёнку» в кашу, пехота противника пытается подобраться на короткие дистанции, но это не система и не штурмовые действия. 10 и 11 числа вообще сохранялась тишина или фиксировались единичные случаи огневого контакта. По Опытному ударили из СПГ и пулемёта калибра 12,7 мм, по блоку восточнее Авдеевки работали гранатомёты и стрелковое оружие. Регулярные войска отмечают снайперские дуэли.

Но огромный шаг вперёд – это то, что нет ни ударов РСЗО, ни ствольной артиллерии, почти не наблюдаются миномётные обстрелы. Судя по всему, спонсоры сепаратистов будут концентрироваться на предстоящих выборах в Украине и раскачке внутренней ситуации, а также предстоящей поездке Путина в США. Тем более, что в военном плане начало дождей, демобилизации в силовых структурах РФ и боевиков, а также усиление украинской группировки не оставляют слишком много шансов на удачные действия. Им нужно одно мощное наступление, чтобы на фоне истерики в СМИ и ударе по экономике попытаться взорвать ситуацию внутри Украины. Хорошим направлением, как всегда, будет Авдеевка, где расположен коксохимический завод и есть выход на ТЭС. Это ударит и по рынку металла, и по энергосистеме — на сегодня двум самым болевым точкам украинской экономики.

Если учесть, что США предоставляют нам разведывательные данные, поставляют БПЛА, а ещё Украина приобрела контракт на получение данные двух французских спутников, незаметно накопить группировку, достаточную для прорыва инженерной полосы в застройке, чтобы взять крупный город, очень проблематично. А позиционная возня будет стоить ещё десяток российских компаний в списках санкций и очередной отток миллиардов с токсичного рынка.

Именно поэтому и тишина. Сейчас все ищут ответы на стратегические, дипломатические и политические вопросы. Мы же, пользуясь оперативной паузой, решаем «хвосты» с тактикой: восстанавливаем инфраструктуру, можем приступить к снятию мин в тылу и более плотному минированию на передовой, заниматься боевой подготовкой, активно оснащаем первую линию инженерными сооружениями, заменяем 28-ю бригаду, почти год не вылезающую с боевых позиций.

Повторимся, не спешите открывать шампанское. Ни один конфликт на постсоветском пространстве с участием России не разрешился быстро. В Осетии и Абхазии десятки раз открывался огонь, подрывались патрули, на территории Грузии гремели взрывы. Никакой пустой холодильник не помешает РФ снабжать свои новообразования. В 90-е годы люди реально жили впроголодь, но это не помешало Ельцину провести первую российскую гибридную войну в Молдове. Там было всё по классике: «ущемлённый» русский язык, «фашисты» из Румынии, казаки, неизвестные самолёты, артиллерийская поддержка мятежников, финансирование. В Москве расстреливали Белый дом из танков, а в Чечне лилась кровь, но все эти ПМР, Южные Осетии и Абхазии исправно получали свои деньги, древнее оружие с консервации и прямую помощь, если надо.

Нас ждёт много тяжёлой работы: создание ППД для формирующихся бригад на Востоке, инженерное оснащение границы, воссоздание ПВО в Харькове, Славянске, Лисичанске, Мариуполе, оснащение сети аэродромов в центре страны и на юге (по типу расконсервированного «Вознесенска» в Николаевской области, чтобы реагировать на возможные «кинжальные» удары с фланга и пресекать обход авиацией РФ позиций на фронте над морем со стороны Крыма). Нас ждут постоянное бдение в поле, огромные траты и кровь — от огня снайперов, деятельности ДРГ, разрыва мин или вспышек обострений. Нас ждёт игра в долгую.

Но самый кошмарный период пройден. Не будет никакой «Новороссии», федерализации, расчленения и походов на Киев. Будет два захлёбывающихся кровищей нищих анклава со слесарями и электриками у власти, которые будут пытаться сдать нам на содержание – это сегодня пик возможностей Москвы по созданию пояса безопасности. И мы будем затягивать шнурок вокруг «ЛНР» и «ДНР», пока рано или поздно они не отправятся в ад, где им и место. Это может быть долгий и тяжёлый путь, но это случится.

Оставайтесь на связи и оставайтесь живыми. Мы победим!

Поделиться:
Загрузка...