Портников: Российский ледоход

14

Надежды российской власти на то, что спустя несколько недель после парламентских выборов протесты поутихнут и люди больше не будут выходить на организуемые оппозицией митинги, не оправдались. В прошлую субботу на московских улицах вновь были десятки тысяч людей — и это в двадцатиградусный мороз. Ясно, что люди будут выходить и дальше, что с весной их количество будет только увеличиваться, что президентские выборы могут дать новый стимул таким демонстрациям. Но обольщаться относительно результативности протеста я бы тоже не стал.

Сами протестующие тоже не говорят о конкретном результате. Среди оппозиционеров обозначились две группы. Первую можно отнести к прагматикам — эти люди уверены, что итоги парламентских выборов все равно никто пересматривать не станет, что Путин все равно выиграет президентские выборы (а кому он проиграет? Жириновскому или Миронову? Или Зюганов — это действительно альтернатива) и, следовательно, необходимо заставить саму власть менять существующие правила игры. Эта часть оппозиции — собственно, именно ее представители и выступали на Болотной в минувшую субботу — стремится, скорее всего, к мягкой либерализации режима, надеясь, что если удастся добиться от власти допущения деятельности настоящих оппозиционных партий, честных выборов, свободы СМИ, то дальше процессы выйдут из-под контроля путинской группировки. Рано или поздно, но выйдут.

Вторая группа — условные радикалы, не выступавшие на Болотной в субботу (к ним можно отнести и блоггера Алексея Навального, и писателя Бориса Акунина) — считают, что власть нужно менять. Но не объясняет, как. Когда Навальный пишет в своем блоге, что "Есть простой способ свергнуть режим: Нужно каждую субботу выходить на митинги. Кремль будет организовывать ответные митинги, ещё больше. Через месяц очумевшие от Кургиняна и отсутствия выходных учителя, сотрудники "Почты России" и железнодорожники возьмут штурмом Кремль, всех расстреляют, сожгут и выстрелят пеплом из Царь-пушки в сторону Швейцарии, где находятся банковские счета организаторов "антиоранжевых" митингов", то это — не более чем фигура речи, которыми так любит блистать этот харизматичный активист.
Да, на «альтернативный митинг» на Поклонной горе людей действительно свозили — и в России об этом знает, по-моему, каждый. Но если оппозиция начнет организовывать еженедельные митинги — да еще и без конкретных требований — то пыл ее сторонников быстро сойдет на нет. Да и власти совершенно не обязательно отвечать каждую неделю. Можно раз в месяц-другой собирать по сто тысяч человек и говорить, что пока «одна Россия» митингует, другая работает. Да и раздражение учителей и сотрудников «Почты России» я бы преувеличивать не стал бы — большая часть людей, которые посещают спецмитинги это люди, выросшие в советской традиции уважения к власти. КПСС тоже любила организовывать митинги трудящихся, которые никому не нравились — но ее никто не сверг.

Кроме того, сами радикалы делятся на три группы. Есть искренние сторонники жесткой тактики по отношению к власти, которые понимают, что делают. Есть «полезные идиоты», сама глупость которых великолепно используется властями. И есть, наконец, те, кто просто работает на власть — разоблачение блоггеров, подрабатывающих в Кремле, это продемонстрировало со всей наглядностью. Думаю, что это еще не последнее разоблачение.
Еще одна проблема — это вынужденный общий протест демократов и тех, кого в России называют обычно националистами, но более точный термин это все же — шовинисты. Те, кто требует исключительных прав для русских, оказывается в одних колоннах с приверженцами идеи демократической европейской России граждан. Утверждать, что для обеих категорий протестующего населения общее — это ненависть к путинскому режиму — я бы не стал хотя бы уже потому, что взгляды многих представителей власти куда ближе к шовинистам и те никогда не станут протестовать против драконовских мер относительно мигрантов, кавказцев и других категорий населения, одинаково раздражающих шовинистов и Кремль.

У власти есть простой выход из ситуации — впустить шовинистов на телевидение как представителей протестующих. Уже через-неделю другую могут измениться и оппозиционные настроения, и взгляды самих защитников прав русского народа, которые увидят, что нынешний режим для них куда ближе любой демократии. Но уже сейчас общий протест приводит к эксцессам. Это и попытка Валерии Новодворской организовать отдельный митинг без шовинистов, и скандал на митинге в Санкт-Петербурге, где защитники прав стали скандировать с трибуны «Россия для русских!», а демократический оргкомитет вынужден был ретироваться.

Но все эти проблемы — проблемы пробуждения, проблемы таяния снегов в стране, где практически никогда не было настоящей политической жизни, где общество только начинает взрослеть, где использовать провокации с целью очернения противника — классический прием. Россия так устроена, что само движение людей в ней, сам этот ледоход приводит к неожиданным результатам. Ведь невозможно предсказать движение льдин, их конфигурацию, скорость таяния. Можно предсказать только одно: зима обязательно окончится. И весь лед растает.

Виталий Портников

 

Поделиться:
Загрузка...