The Washington Post: После оранжевой революции. Интервью Януковича

13

Подрывает ли украинский президент демократию?

После того, как около года назад Виктор Янукович вступил в должность, у официальных лиц из США и у правозащитников появилась некоторая озабоченность. "Мы не хотим, чтобы Украина превратилась в Россию", — заявил высокопоставленный американский дипломат.

Главный противник президента, бывший премьер-министр Юлия Тимошенко, находится под следствием, и есть мнение, что за делом против нее на самом деле скрываются коррупция или месть. Ниже приводятся выдержки из интервью старшего редактора Лэлли Уэймут (Lally Weymouth) с Януковичем в Давосе, Швейцария, взятого на прошлой неделе.

WP: Целью предшествующего режима было присоединение к Европейскому Союзу. Это по-прежнему является вашей целью? Как, на ваш взгляд, идет процесс?

Янукович: Вам следует знать, что Партия регионов, которая сейчас является ведущей партией Украины, и в которой я по-прежнему председательствую, в своем самом первом политическом заявлении, принятом еще в 1997 году, отметила, что приоритетом партии является интеграция Украины с Европейским Союзом. Другой важный момент – в мае прошлого года парламент Украины впервые принял закон, который четко закрепил, что целью Украины является вступление в Евросоюз. Инициатива принятия закона исходила от президента.

—  Говорят, что ваше правительство двигает страну ближе к России, нежели чем к ЕС, и они приводят в пример договор, который вы заключили в апреле прошлого года, когда продлили соглашение об аренде порта в Севастополе в обмен на получение более низких цен на газ от России. Если смотреть в ретроспективе, вы считаете, что это был хороший договор?

—  У Украины и России – традиционные стратегические связи. Был только один период в истории наших стран – в годы правления моего предшественника – когда эти хорошие отношения были нарушены. Торговый оборот между нашими странами упал с 40 миллиардов долларов до всего лишь 13 миллиардов в 2009 года. Конфронтация между Украиной и Россией привела – как минимум дважды – к проблемам с поставками энергоресурсов через Украину в Европейский Союз. Как минимум дважды Украина нарушала свои обязательства перед Европейским Союзом, когда поставки газа из России, которые идут через Украину, были существенно сокращены, и пострадала Европа.

— Я полагала, что это Россия полностью отключила газ?

—  Это было следствие того факта, что отношения между Россией и Украиной оказались нарушены. Мы говорим о результатах, а не о самом факте. Политика Украины в 2010 году заключалась в том, чтобы улучшить отношения с Россией. А Европа теперь довольна, потому что не чувствует, что у нее есть или могут быть какие-то проблемы с природным газом. Такое развитие событий привело к большей стабильности и улучшило ситуацию с энергобезопасностью на европейском континенте.

—  Вы выиграли выборы, которые были расценены как одни из самых свободных и честных. С тех пор на Западе есть опасения, что в вашей стране отступают от демократии. Эксперты и официальные лица поговаривают о том, были ли местные выборы, проведенные в октябре, честными и свободными. Как вы смотрите на эту ситуацию? Планируете ли что-то в связи с этим?

— Я открыто признал, что в украинском избирательном законодательстве есть некоторые проблемы. Я также постарался улучшить закон о выборах накануне голосования насколько мог… по просьбе оппозиции. После выборов я дал старт специальной рабочей группе с участием иностранных экспертов. Сегодня эта рабочая группа предпринимает все усилия, чтобы разработать новый закон о выборах на Украине.

—  Те, кто вас критикует, также говорят об избирательных судебных преследованиях, и они заявляют, что текущие расследования (в отношении политиков) являются политически мотивированными. Почему ваше правительство расследует дела только в отношении оппозиции?

—  Я бы категорически не согласился с этим предположением. Оно просто не соответствует действительности.

—  Американские власти говорят, что это так.

—  В действительности, возможно, стоит меньше обращать внимания на то, что и кем говорится. Стоит пользовать фактами. Я могу предоставить вам кое-какие из таких фактов. Страна начала широкомасштабную кампанию против коррупции и нарушений закона. И это не выборочный подход, основанный на политических причинах. Эта кампания затрагивает самых разных представителей, вне зависимости от партийной принадлежности.

—  Расследуются ли дела в отношении кого-либо из вашей партии?

—  Да, всеми средствами.

— Но у всех на слуху такие известные имена как бывший премьер-министр Юлия Тимошенко и бывший министр экономики Богдан Данилишин, который сбежал в Чешскую республику и которому было предоставлено убежище по правилам НАТО.

—  Позвольте мне ответить на это. Как пример, член моей партии, бывший председатель парламента Автономной республики Крым – сегодня он является моим советником – был задержан по обвинению в коррупции. Его фамилия Гриценко.

Возвращаясь к бывшему министру экономики, г-ну Данилишину, он никогда не занимался политикой. Он был министром в предыдущем правительстве. Он обвиняется в совершении ряда коррупционных действий в соответствии с украинским законом. Я уверен, что чешское решение предоставить ему политическое убежище не было основано на конкретных фактах, которые они получили от украинских правоохранительных органов.

Что г-ну Данилишину следовало бы попытаться сделать так это использовать своих юридических экспертов для того, чтобы доказать, что он невиновен, вместо того, чтобы скрываться и пытаться избежать ответственности.

—  Но правительство США заявило, что, с некоторыми исключениями, все высокопоставленные чиновники, которых преследуют, имели связи с предыдущим правительством. Планируете ли вы отдать под суд Юлию Тимошенко?

—  Это противоречивый вопрос. Что касается мнения американского правительства, этот вопрос требует обсуждения. Мы уверены, что эта позиция не основывается на фактах. Я уверен, что если бы кто-то попытался воспользоваться фактами и информацией, которая уже была представлена Генеральной прокуратурой, то он увидел бы, что это — информация, которая показывает, что мы находимся посреди большой борьбы с коррупцией. Эти люди, о которых вы говорили, уже нарушили украинские законы. Как пример, член моей партии Анатолий Гриценко, он совершил эти незаконные действия еще в 2007 году. Так что это тоже дело прошлое. Только в 2010 году достаточно большое количество людей было привлечено к уголовной ответственности по обвинению в коррупции. Многие из них – это либо члены моей партии, либо члены других партий-участниц правящей коалиции. Этот факт ясно доказывает, что в уголовном преследовании не имеет место быть односторонний подход.

—  Возвращаясь к Юлии Тмиошенко – вы планируете предать ее суду?

—  Я ничего не планируют. Есть законы, есть Уголовный кодекс, перед которым все граждане Украины равны. В каком направлении будут следователи идти сейчас, мне сложно знать заранее. Конечно, я бы очень хотел увидеть, как г-жа Тимошенко докажет, что она невиновна, если она невиновна.

—  Люди в США также обеспокоены давлением, которое оказывается на представителей гражданского общества и на журналистов в вашей стране. Они говорят, что давление преследует цель подавить любую активность оппозиции. Это правда?

—  Возможно, вы знаете какие-то конкретные факты? О каких гражданских организациях мы говорим? О каких должностных лицах?

—  Один журналист исчез, не правда ли?

—  Многие журналисты исчезают по всему миру.

—  Это то, о чем следует беспокоиться.

—  Конечно это нас беспокоит, но это было много лет назад. Идет следствие.

—  Мне говорили, что серьезное давление оказывается вашими службами безопасности на гражданские общества и правозащитные организации. Freedom House снизило свой рейтинг Украины со “справедливого» до «частично справедливого». Что происходит?

—  Я всегда реагировал очень жестко на любые нарушения прав человека. Если я слышу, что кто-либо из членов правительства или чиновников причастен к какому-то давлению, я очень пристально изучаю вопрос, стараясь найти ответы. Я по-прежнему уверен, что во многих случаях подобные обвинения являются попыткой оказать давление на правительство, на власти – власти, которые только что начали крупномасштабную борьбу против коррупции.

—  Вы говорите, что (эти сообщения) являются попыткой наезда на правительство, потому что это правительство наезжает на коррупцию?

—  Да, я полагаю так. Позвольте мне представить вам еще один факт. Сегодня уровень доверия и уверенности в Украине во всем мире растет. Почти все рейтинговые агентства повысили рейтинги Украины.

И еще один важный факт, у ООН есть четыре категории для стран: к первой группе относятся наиболее развитые государства, ко второй – страны со средним уровнем развития, к третьей – страны с перспективами, и к четвертой – страны с низким уровнем развития и разного рода недостатками.

В 2004 году Украина была на 70 месте, и входила в третью группу. За последние пять лет страна скатилась на 85 позицию. Такой рейтинг у нас был в 2009 году.

За последний год Украина взобралась на 16 позиций вверх, сейчас мы на 69 месте. Это самый сильный рывок в мире за один год. Сейчас Украина находится во второй группе. Это международная оценка.

Есть еще один важный фактор, который нужно принимать во внимание, когда вы думаете об Украине сегодня. За предыдущие 20 лет независимости Украина практически не модернизировалась. Никаких серьезных реформ не было осуществлено.

Почему? Потому что за эти годы независимости на Украине наблюдалась жесткая политическая борьба. Не было стабильности. Когда к власти в 2010 году пришел новый президент, мы, наконец, начали глобальные, масштабные реформы. Мы начали судебную реформу, реформу уголовного законодательства, налоговую реформу, реформу государственной администрации. Мы стараемся рационализировать и улучшить государственную финансовую систему. Политика правительства направлена на дерегулирование экономики и на то, чтобы сделать более привлекательным для инвесторов инвестиционный климат в государстве. Ясно, что этот процесс не может быть совершенно гладким.  На Украине никогда не было более стабильной ситуации, чем сегодня.

—  Как вы представляете себе развитие отношений Украины и США?

—  Наши отношения с Соединенными Штатами носят стратегический характер, и по очень многим вопросам мы придерживаемся одной точки зрения и поддерживаем друг друга.

Все соглашения и договоренности, которых мы достигли в прошлом году, включая те, что были на ядерном саммите с моим участием и с участием г-на Обамы, выполняются на 100%. Это имеет место и в плане программы по высокообогащенному урану. Это верно и в отношении вывоза и уничтожения ракетного топлива, и т.д. У нас широкая совместная программа действий, и она показывает, что отношения между нами – хорошие и стабильные.

Лэлли Уэймут

Поделиться:
Загрузка...