Чего Украине ждать от нового президента Польши?

9

5 июля стало известно, что на президентских выборах в Польше победил спикер польского парламента исполняющий обязанности президента Польши Бронислав Коморовский. С небольшим отрывом он обошел брата трагически погибшего под Смоленском Леха Качиньского – Ярослава. Какой будет Польша Коморовского и что ожидать Украине от нового президента?

Практически никакой разницы?

"Гражданская платформа" и "Право и справедливость" – две политические силы, представителями которых являются Коморовский и Качиньский соответственно, являются одними из самых заклятых противников. "Право и справедливость" стоит на правых позициях. Часть политологов считает, что платформу "ПиС" можно даже назвать ультраправой. Избиратель этой политической силы — приверженец традиционных польских ценностей, религиозен. "Гражданская платформа" – правоцентристы. Как правило, избиратель Коморовского либерал, притом достаточно прагматичный, который весьма скептично настроен в отношении многих религиозных вопросов. Казалось бы, между представителями таких сил неминуемо должна вспыхнуть острая перепалка, которая и велась между ними при жизни Леха Качиньского. Тем более, Ярослав считался наиболее непримиримым из братьев. Более того, при жизни Лех во многих вопросах советовался с братом. Поляки еще помнят случаи, когда во время саммитов в ЕС Ярослав звонил Леху и давал своего рода инструкции. Как и брат, Ярослав очень болезненно относился к вопросам польской истории, в том числе и к тем, которые касались истории Польши после Второй мировой войны. "ПиС" – прозападная и отчасти антироссийская политическая сила. По крайней мере, так ее воспринимали в Кремле. Да и сами Качиньские не скупились на "комплименты" Белокаменной и при случае поддерживали ее противников – Лех во время российско-грузинской войны летал в Грузию поддержать Михаила Саакашвили.

"Гражданская платформа" – политическая сила прагматиков. Им важны не столько вопросы польской истории, сколько вопросы современности, в том числе и экономики. Именно поэтому лидеры политсилы старались не портить отношения с Россией. Дошло до того, что в 2010 году на мероприятия, посвященные памяти жертв Катынской трагедии, российская власть пригласила не президента Польши, а ее премьер-министра – Дональда Туска, который является членом "ГП". Именно Туск на первых порах и поддерживал Коморовского и именно его позиция при жизни Леха Качиньского сыграла немалую роль в перманентном конфликте польского президента и правительства a-la "Ющенко и Тимошенко". Более того, именно правительственная позиция по поводу сокращения расходов, в том числе и на президента, привела к тому, что авиапарк первого лица государства значительно устарел, что и сыграло свою негативную роль в смерти президента Качиньского. Казалось бы, с историей такой вражды накал страстей во время президентских выборов гарантирован. Но Ярослав преподнес сюрприз – он стал значительно умереннее. Даже больше – он отказался от многих начинаний брата, даже тех, в которых он выступал инициатором. Это не замедлило сказаться на его рейтинге. Харизматичность Качиньского не смогла убедить даже его бывших сторонников, и поддержка Ярослава как кандидата в президенты оказалась ниже, чем поддержка "ПиС". Перед выборами компания IPSOS по заказу Gazeta Wyborcza провела исследование, и оказалось, что если Качиньского был готов поддержать 31% избирателей, то рейтинг его политсилы составлял 35%. Очевидно, многие избиратели не смогли простить Ярославу отход от политики Леха. Да и сам Качиньский стал поневоле напоминать Коморовского, которого до трагедии никто не воспринимал как кандидата в президенты. Среди электората "ГП" более популярным был Дональд Туск. И лишь вмешательство последнего избирательную компанию Комровского и открытая поддержка польского спикера значительно повысили рейтинги последнего. Качиньский своей примирительной риторикой, отказом от яркого запоминающегося образа и пересмотром наиболее противоречивых постулатов свой партии стал очень похож на своих оппонентов – Туска и Коморовского. "Сравнение программ кандидатов на пост главы государства может привести к обескураживающему выводу: Коморовский и Качиньский не так уж сильно отличаются в подходах друг от друга. Называть одного центристом, а другого правым можно лишь условно", — пишет в своем блоге политический эксперт Виталий Портников. В итоге, эта размытость имиджа и сыграла свою негативную роль.

Но не имиджем единым. Как и на предыдущих выборах, свою роль сыграл и занявший третье место кандидат в президенты. Именно он традиционно является индикатором настроений значительной части польского общества. На этот раз им стал левый политик Гжегож Наперальский. Во времена выборов 2005 года третьим был радикал Анджей Леппер, основным электоратом которого было консервативно настроенное крестьянство и рабочие, и именно голоса этих людей отошли Качиньскому во втором туре. Электорат Наперальского – прогрессивно настроенная молодежь и традиционный электорат коммунистов. Эти люди никогда не проголосуют за одного из лидеров правой, иногда даже чересчур, "Права и справедливости". Как результат – Коморовский может с чистой совестью избавляться от приставки "и.о." перед названием своей нынешней должности.

Украина и Польша – близнецы-сестры

Радоваться Комаровскому, впрочем, придется недолго. Ему предстоит огромный пласт работы. Ведь электоральная карта Польши свидетельствует – это государство, как и Украина, поделено на Восток и Запад. Восток в подавляющем большинстве своем поддержал Качиньского. Запад – Коморовского. А это значит, будущему президенту предстоит доказать полякам восточных областей, что он сможет защищать и их интересы. "Очень хороший результат Ярослава Качиньского показывает, что большая часть поляков не чувствует себя в нашей стране как дома. Новому президенту и правящей коалиции нужно сделать все, чтобы избиратели Качиньского чувствовали себя как дома в нашем государстве", — считает главный редактор польской "Газеты Выборчей" Адам Михник. А это значит, что Коморовскому придется прислушиваться к мнению оппонентов. Тем более, поляки очень быстро могут менять свои предпочтения, что доказывает история с "ПиС", которая когда-то было настолько популярной политсилой, что ее представители смогли победить на выборах в парламент и на президентских выборах.

Кроме электорального раздела на Восток и Запад Польша напоминает Украину и в том, что касается внешней политики. При президенте Ющенко Украина и Россия не ладили. Также, как при президенте Качиньском не ладили Россия и Польша. Зато противники РФ пожинали плоды "братской" любви по полной. Более 40 встреч с Виктором Ющенко совершил Лех Качиньский. Политика Польши в отношении Украины напоминала украинскую политику в отношении Грузии – защита и лоббирование интересов. Польша выступала "адвокатом Украины в ЕС", а Украина в свою очередь призывала мир помочь Грузии в тревожном августе 2008. Теперь же к власти в Польше пришли такие же прагматики, как и в Украине. Не за горами тот час, когда президент РФ Дмитрий Медведев заговорит об очередной "перезагрузке", теперь уже с Польшей. Тем более, что товарищ по политсиле Коморовского – Дональд Туск пользуется симпатией российского руководства. Именно с ним пытался выстраивать российско-польские отношения Кремль во времена президентства Качиньского. Таким образом, победа Коморовского – это еще один положительный сигнал для Москвы. Вокруг России начинает формироваться кольцо если не дружественных, то и невраждебных государств, открытых для разумного диалога. А вот для Киева победа Коморовского может означать лишь одно – постепенное охлаждение отношений – Польша теперь уже не будет столь активно лоббировать украинские интересы в ЕС. По крайней мере, если ей это будет не выгодно. Горячую соседскую любовь окончательно сменит трезвый и прагматичный расчет. В лучшем случае теперь Украина и Польша будут вести себя как два партнера, ни больше, ни меньше.

Что же касается внутренней политики Польши, то и тут она до боли напоминает Украину – теперь глава правительства и глава государства однопартийцы, а их партия – в большинстве в польском парламенте. Эпоха противостояния правительства, парламента и президента ушла в прошлое. Поляки — как и украинцы — сделали выбор в пользу стабильности. Только вот в Речи Посполитой под стабильностью понимается устойчивое развитие, а не застой и стагнация…

Борис Рудь

Поделиться:
Загрузка...