Украинская «элита» живет «под собою не чуя страны»

17

Еще несколько месяцев и вы проснетесь совсем в другой стране. Нет, называться она тоже будет Украиной, но власть в ней будет работать в интересах общества, а чиновники, до недавних пор помыкавшие гражданами, подобострастно оказывать украинцам услуги…

domik.net

Как, вы не слышали о распоряжении Кабинета министров Украины под номером 1087-р? Тогда понятно, почему вы не знаете о том, что уже 9 октября на веб-сайтах всех без исключения министерств и ведомств будут размещены электронные формы отчетных документов. А через два месяца в Украине начнут создавать «электронное правительство». Нет, не «правительство электроников» и не замену нынешнему Кабмину – его из кресел просто так не выкуришь… «Электронным правительством» в Европе называют систему, которая позволяет гражданам общаться с властью, не утруждая себя просиживанием в бесконечных очередях под чиновничьими кабинетами. В общем-то, они могут даже и не выходить из дома, если в квартире есть компьютер с доступом в Интернет.

Сказки, говорите? Такого не бывает? Бывает. Правда, не у нас. А сказки – это то, что вы каждый день видите на предвыборных билбордах, развешанных на улицах за месяц до официального начала избирательной кампании. Фантазии – то, что обещают украинцам отечественные чиновники. Наверное, потому, что они, чиновники и политики, заранее знают, что обещания эти никто на самом деле не собирается выполнять.

Позади планеты всей?

Разумеется, и в Западной Европе бюрократии хватает, и чиновники отнюдь не горят желанием прийти на помощь людям, за счет которых они существуют. Есть, конечно, влиятельное гражданское общество, традиционно требующее большей открытости и прозрачности от государства. Но внедрение механизмов «электронного правительства», безусловно, не стоит объяснять исключительно влиянием гражданских активистов. И уж тем более альтруизмом местных политиков. Есть факторы посильнее, от стремления депутатов понравиться избирателю (а лучший путь к сердцу электората – это вполне конкретные действия, облегчающие ему повседневную жизнь) до настойчивого желания IT-компаний заполучить крупные и, желательно, долгосрочные заказы со стороны государства. В принципе, за увлечения правительств «модными веяниями» платит в конечном итоге тот же гражданин, но деньги, по меньшей мере, тратятся не впустую, а на реальное «улучшение его жизни уже сегодня».

Сегодня гражданин любой страны – члена ЕС как минимум имеет возможность оформить документы (паспорт, свидетельства о рождении и браке, водительские права), зарегистрировать свое имущество или предприятие, встать на учет в социальных службах и, разумеется, заплатить налоги, просто зайдя на соответствующие правительственные сайты. Что уж говорить о поиске официальных документов, электронных текстов или, скажем, дистанционной учебе в университете. И речь идет не только о Западной Европе, но и о бывших советских республиках, таких, скажем, как Эстония. Сейчас Таллинн может дать фору и столицам некоторых стран – основательниц ЕС. Достаточно упомянуть, что здесь фактически не существует такого правонарушения как «вождение без прав» – поскольку данные о водителе занесены в информационную базу, доступную любому инспектору дорожного движения.

Да что там Эстония! В «электронный эмират» стремительно превращается Казахстан, при активном личном содействии Нурсултана Назарбаева. К концу нынешнего года в интернет должны «переместиться» не только таможня, налоговая и Государственная статистическая служба, но практически все министерства и ведомства. Список «электронных» функций, которые будут доступны обычному гражданину («оснащенному» компьютером), насчитывает более тысячи пунктов. Темпы не могут не поражать даже записных экспертов. Ведь в Казахстане напрочь отсутствует добрая половина тех факторов, благодаря которым механизмы e-governmemt утверждаются в Европе и Северной Америке – к примеру, нет влиятельного «третьего сектора» или традиции конкурентных выборов. Зато есть государственная стратегия и политическая воля ее осуществлять.

Похуже дела с «электронным правительством» обстоят в России. В конце августа Дмитрий Медведев даже раскритиковал своих подчиненных за очковтирательство, заявив, что в этом направлении российские власти «ни фига не продвинулись». Хотя, следует признать, что детальный план «интернетизации государства» у нашого восточного соседа существует и даже потихоньку осуществляется. К примеру, до конца следующего года в электронную форму переведут 10 самых востребованных гражданами услуг (не казахская тысяча, конечно, но, все же, больше, чем ничего), и даже выделено на эти цели ни много ни мало – $1,3 млрд.

В Украине об «электронной власти» больше говорят. Давно говорят. С начала нынешнего десятилетия. И нельзя сказать, что ничего не сделано. Особенно в законодательной области. Только воспользоваться даже имеющимися возможностями ни государство в целом, ни отдельные политики не спешат. А зачем? Их ведь никто не подгоняет – ни авторитарный лидер (за отсутствием такового, по крайней мере, на нынешний момент), ни гражданское общество (якобы проснувшееся во времена Оранжевой революции, но скоропостижно уснувшее после ее победы). А граждане… Граждане, может, и слышали о каком-то «электронном правительстве», но привычно повторяют следом за надоедливой рекламой: «Нет, сынок, это фантастика!».

Алло, мы ищем таланты!

Конечно, не нужно думать, что украинские политики не знают, что такое интернет. Давно прошли те времена, когда глава государства видел в сети всего лишь «отхожее место», куда «шуруют всякую грязь» о высших должностных лицах. Теперь президент, «не догнавший», выражаясь молодежным сленгом, роль Всемирной паутины – на пенсии, а его наследники (если не сами, то по наущению технологов с придыханием рассказывающих об успехах интернет-кампании Барака Обамы) как один за использование компьютерных технологий. И традиция – какая-никакая, но сложилась. Первыми, помнится, с помощью интернета «улавливать души» пытались «эсдеки». На выборах 2002 года они даже раскручивали специальный проект под названием «кадровый резерв». Потом, при отсутствии широкого доступа в традиционные СМИ, сетью заинтересовались «нашеукраинцы» и другие сочувствующие тогдашнему оппозиционному кандидату Виктору Ющенко. После Оранжевой революции синтезировать результаты провластных и антивластных интернет-кампаний попытались «бютовцы» – кое-где по стране до сих пор висят потрепанные плакаты с символикой проекта «Идеальная страна».

Правда, никаких впечатляющих результатов кавалерийские атаки СДПУ(о) и БЮТ не имели. Да и не могли иметь. Как раз по причине кавалерийского – то есть сугубо предвыборного – характера кампаний. И отечественные политики сделали выводы. Но какие! Вместо того чтобы взяться за интернет и новые технологии системно и основательно, теперь сеть используют… как «доску объявлений». Для набора активистов, например. Или «развода лохов», желающих попасть во власть под брендом известной политической силы. Разумеется, каждый волен поступать так, как считает нужным. Клавиатурой можно и гвозди заколачивать. Тем более что есть еще люди, способные клевать даже на откровенно топорно сделанные ролики известного седовласого политика с призывом «записываться в депутаты местных советов». Только компьютер, который используется лишь как ящик электронной почты, может проиграть конкуренцию даже обычному телефону. Собственно, уже проигрывает – иначе не стали бы такими популярными «горячие линии» кандидатов, испытывающих жгучее желание ответить избирателям на любой их вопрос, а то и просто услышать голос соотечественника.

«Услышу каждого», впрочем, больше напоминает диагноз, невольно поставленный украинской политической «элитой» самой себе. Она уже давно живет со своими избирателями в разных мирах. И выходит на связь с согражданами только по торжественным случаям. Вроде очередных выборов. Да и то, полноценного сеанса связи почему-то не выходит. Ну, главный оппозиционер хотя бы демонстрирует (пусть и не очень уверенно) желание слушать. Президент даже хочет с избирателями посоветоваться – пусть и на довольно абстрактную для большинства этих самых избирателей тему Конституции. Но большинство кандидатов дают понять, что в советах сограждан не очень-то и нуждаются, поскольку уже имеют готовые ответы на все вопросы. А самым «работящим» даже время тратить на общение с надоедливыми соотечественниками недосуг. Ведь как ни крути, а лозунг «Они говорят, она – работает» подразумевает, что разговоры только отвлекают власть от борьбы с кризисом. Так стоит ли удивляться, что отечественная элита живет, «под собою не чуя страны», не в мандельштамовском смысле, разумеется, а не чувствуя и не понимая своих собственных сограждан.

Варяги XXI века

Между тем отсутствие «обратной связи» с избирателем, не говоря уже об атрофированном желании таковую иметь, проблема не только элиты. Но и всей современной Украины как государства. Отличающая нас и от западных, и от восточных соседей. В Европе и Северной Америке эта связь существовала даже в те далекие времена, когда не было телеграфа, без упоминания телефона с интернетом. Уже средневековые монархи вынуждены были считаться с мнением парламентских сословий. И это не просто ограничивало их власть, но и делало государство более восприимчивым к вызовам прогресса. И придавало ему устойчивости во времена испытаний (чего, кстати, тоже ой как не хватает нынешней Украине). Современная «электронная демократия» это всего лишь инструмент, позволяющий обществу контролировать действия власти. В ее же интересах.

На Востоке демократия воспринимается как «западное изобретение». Но механизмы «обратной связи» действуют и здесь. Ведь даже абсолютный владыка, воспринимающий свою страну (вместе с подданными) как свою собственность, заинтересован в том, чтобы «его народ» не бедствовал и не роптал, ибо от этого в конечном итоге зависит прочность его власти и доходы казны. Как говорит восточная мудрость, пастух тоже заинтересован в том, чтобы его бараны чувствовали себя спокойно и хорошо питались – ведь от этого у них шерсть будет гуще. Именно поэтому даже Гарун ар-Рашид переодевался в простое платье, чтобы выведать у простых жителей Багдада, чем они живут и чем недовольны. Инструменты «электронного правительства» позволяют обойтись без этого старомодного маскарада, обеспечивая «учет и контроль», дотошность которых не снилась даже Ленину.

Особенность украинской «элиты» в том, что она никак не зависит от «своего народа». Ни политически, ни, по большому счету, экономически. Ведь главный источник ее богатства – не граждане, которых можно хотя бы «стричь» по восточному образцу, а страна, территория, занимающая выгодное геостратегическое положение. Общепризнанный факт, что самые большие украинские состояния созданы на посреднической торговле, в первую очередь газом. К этому можно добавить еще и «откаты» за лояльность. Как перед Россией, соглашавшейся на непрозрачные схемы взаимоотношений со стратегическим партнером, так и перед Западом – закрывавшим в свое время глаза на нецелевое использование средств, которые формально выделялись на проведение реформ. В «тучные годы» на транзитном положении страны, кстати, зарабатывала не только элита, крохи с ее стола перепадали и обычным гражданам, возомнившим себя «средним классом». Правда, пришел кризис и «средний класс» куда-то испарился…

Говоря об особенности отечественной элиты, я едва не написал слово «уникальная». Но в том-то и дело, что правящий класс современной Украины по своим характеристикам совсем не уникален. Именно так, за счет транзита, жила Древняя Русь – в веке так IX-м. Просто тогда торговые пути располагались не вдоль газопроводов, по оси «Восток – Запад», а вдоль рек – Днепра, Днестра, Дона. Некоторые историки вполне серьезно считают Русь даже не государством, а своеобразной варяжской «торгово-пиратской корпорацией». Ведь с жителей подвластных Руси земель долгое время и налогов не собирали. Эту государственную повинность ввела только княгиня Ольга. Ее предшественники ограничивались полюдьем, когда князь с дружиной объезжал свои владения и собирал дань – с кого сколько мог. Но основным источником дохода для князей была именно транзитная торговля и грабеж. Знаменитого князя Святослава киевляне даже упрекали в том, что он ищет славы и богатств в чужих землях, а свою забыл. Почти как современные украинские нувориши, чаще бывающие на Лазурном берегу, чем на малой родине, которая, конечно, круче, но хуже обустроена.

Желание «быть своим» в тогдашнем цивилизованном мире и на правителей Руси со товарищи оказывало «воспитательное влияние». Пообтесавшись в Византии, князья приняли крещение, дружинники обросли вотчинами и хозяйством, жители страны, видевшие раньше своих правителей в лучшем случае раз в год, привыкли считать их «своими». Правда, привычка тянуть все, что плохо лежит, и выяснять отношения между собой силой тоже никуда не делась. Междоусобные войны на Руси продолжались до самого монгольского нашествия.

Впрочем, это было давно. Как говорил герой известной советской кинокомедии – в XIII веке. В современном мире протянуть даже несколько десятилетий, управляя страной в стиле летописных варягов, вряд ли удастся. И дело даже не в нашествии с Востока, которым пугают отечественные аналитики. Оказаться на обочине цивилизации можно, не проигрывая ни одного сражения. А Украина и так с каждым годом все больше приобретает уклон маргинальности. Безусловно, можно «имитировать» очередной, на этот раз технологический «прорыв» – как в 90-е на постсоветском пространстве научились имитировать реформы. Но тогда за это хоть денег давали. А в эффективность и работоспособность «электронного правительства» при дворе легендарного князя Святослава уже никто не поверит.

Алексей Мустафин

Поделиться:
Загрузка...