Запорожье за Зеленского ВИДЕО

108

P.S. Очень не хотелось ошибиться и выбрать слюнтяя

В этот раз мы голосуем за топ-менеджера нашей державы, которому в 2014 мы вручили мандат на верховную власть не ради власти как таковой, не как приз или награду, а для осуществления определенных очень тяжелых и практически нереальных мероприятий.

К моменту прошлых выборов мы уже поняли, что страна развалена намного сильнее, чем то предполагалось изначально. По той легкости, с который Крым лег под оккупанта, мы ждали противника в Киеве и готовились дать ему бой собственными силами. Сейчас автор может со всей ответственностью заявить о том, что  спонтанно организовывались группы родственников, сослуживцев или бывших армейских товарищей в диверсионные отряды. За этот промежуток времени люди сделали соответствующие припасы и в принципе встретили бы противника не с голыми руками, но автор с удивлением обнаружил, что его собственный план действий параллельно составили очень многие.

Дело в том, что имея на руках охотничий огнестрел, люди просто обрекали себя на почти мгновенное уничтожение. Оно шумно и прекрасно демаскирует. Грубо говоря, с охотничьим оружием, конечно, можно было отослать несколько «гостей» грузом 200, но это – все. Дальше произошло бы вычисление огневой точки и человек с «веслом» однозначно подлежал бы уничтожению. А вот с боевым оружием – другой разговор.

По примеру Крыма было понятно, что оккупант раздавал оружие с наших складов титушне, которая шла в режиме пушечного мяса. Это значит, что АКС в ваших руках будет не таким очевидным идентификатором, как охотничья помпа или что-то подобное. Тем более, если в ваших руках окажутся новые модели вооружений, которые не поступали на склады ВСУ. В этом случае надо было просто разобраться с визуальной сигнализацией парамилитарных пророссийских групп и можно было действовать.

Вопрос стоял только в том, откуда взять это оружие. Общий ответ звучал примерно так – у противника. Мы не станем расписывать как именно это предполагалось делать, но скорее всего, в большинстве случаев это было бы успешно, а уже с таким оружием можно и повоевать, да и маневрировать было бы проще.

Все это я пишу к тому, чтобы коллеги вспомнили те настроения, которые были в конце весны. Тогда стойкость армии была поставлена под сомнение, и взрослые, ответственные мужчины решили, что если хочешь что-то сделать хорошо – сделай сам. Плюс ко всему, некоторые тогда и сейчас – поливают дальние части своих огородов оружейным маслом.

В общем, альтернативой этому развитию ситуации было срочное избрание главкома. Тогда шкурой чувствовалось, что «вверху» сильно смердит изменой и было очень стрёмно (именно так, не страшно) ошибиться. Очень не хотелось ошибиться и выбрать слюнтяя, типа Саакашвили, который посчитает свои войска, силы противника, прослезится, сходит под себя сначала слегка, а потом – серьезно и с трясущимися губами подпишет бумажку, которую привезет ему добрый дядя. Вверху бумажки будет написано «Акт о капитуляции». Так вот, очень тогда не хотелось выбрать именно такого, кто имеет право решающей подписи и за откат – оставит ее под позорной бумажкой, которую сейчас имеет Грузия.

Если удалось вспомнить то состояния, то, возможно, удастся вспомнить и то, на что именно тогда надеялись. Президент не должен был пойти на сделку с противником. Он должен был стать тем, кто упрется и возьмет в свои руки флаг, вокруг которого начнет цементироваться линия обороны. Было важно, чтобы ему поверила армия, а он – поверил ей.

А еще очень хотелось, чтобы президента принял Запад, и через него поверил Украине, что открыло бы нам путь именно в ту сторону. Тогда, в конце весны, мы представляли, что армия у нас хоть и немногочисленная, но со складами, забитыми техникой и вооружениями и стоит лишь мобилизовать нужное количество приписного состава военнообязанных, как армия превратится в мощную и многочисленную машину, которая уже сможет дать отпор не только «ихтамнентам», но и регулярной армии противника. Это позже стало известно, что склады разграблены, а мобилизационная система – разрушена, и что ситуация оказалась еще хуже, чем это представлялось на тот момент.

Контрабасовые шлемы

Наверное, все помнят момент, когда поняли, что если мы сами сейчас не станем вытаскивать армию, все рухнет? А почему? Что послужило для того, чтобы мы начали перечислять деньги волонтерам, закупать медикаменты, тащить контрабасом броники, шлемы и прочее? Что подтолкнуло нас покупать снарягу для пацана из нашего дома, который завтра ехал на передок, всем домом? Вот это самое и заставило, внезапное понимание того, насколько все плохо. Кстати, во всех церквях, кроме МП, собирали деньги для армии, если кто забыл, и теперь про “Термос” рассказывает.

Между прочим, все эти события происходили в тот момент, когда один из нынешних кандидатов, стоя на фоне Кремля, по приколу рассказывал о том, что российские военные не переходят границу Украины, а просто передвигают ее.

Но нам тогда было не до смеха, и из всех кандидатов, которые не сильно и сражались за пост президента, Порох оказался самым подходящим, хотя на 100% веры в него не было. Мы долго обсуждали, кому следует доверять Украину в этот сложный момент и приняли решение – Порох. А мысленно – дали ему несколько напутствий, главным из которых было – «Не продайся, не прогнись!». Скажем прямо, мы тогда уцепились в него, как в спасательный круг, поскольку ситуация была катастрофическая и уже просто не за что и не за кого было хвататься. В общем, тогда мы избирали не так президента, как Главкома, если кто забыл.

И вот, по истечении срока первой каденции, Порох выполнил все то, что мы ему поручили. Все, кроме освобождения захваченной территории. До конца июля 2014 года мы не предполагали, что Москва открыто двинет вперед свои войска. Но мы – гадали на кофейной гуще, а Порох тоже так считал, потому что гарантии этого ему дали Ангела Меркель и Франсуа Оланд, скажем так – не последние персонажи в мире, а тем более – в Европе.

Исходя из этого, он, как главком, наши военные и добровольцы – делали все правильно и вышибли бы противника из Донбасса до конца лета. По этой причине и растянулся вдоль российской границы наш «Сектор Д», который потом рухнул от удара регулярной армии РФ во фланг и тыл. Только тогда стала вырисовываться полная картина того, перед чем стоит Украина, и что легло на плечи всех, кто уперся и решил не сдаваться.

В общем, этого обещания он не выполнил, но в той ситуации его никто не смог бы выполнить, и дальнейшие события только утвердили в этой мысли. Между прочим, Порох принес извинения за то, что не смог сделать, и мы эти извинения приняли. В сухом остатке, он отработал все то, что мы считали несбыточным набором пожеланий и двинулся дальше. Если относиться к нему как к менеджеру, которому поставлены конкретные задачи, то он с ними справился на отлично, а дальше – стал тащить бонусы, которые были просто из параллельной реальности.

Просто один маленький штришок. Когда на фронте ситуация стабилизировалась, а ВСУ начали прокачивать мышцы, начались решаться вопросы, которые в принципе должны были относиться к послевоенному периоду, в частности – речь шла о безвизе. Мнения разделились. Часть не верила в то, что до окончания войны это сможет получиться. В итоге, мы уже спокойно ездим в Европу по «биометрике».

Это к тому, что из реальных задач, которые мы поставили пороху в 14 году и которые в принципе можно было решить, он выполнил 100% и стал набирать бонусы.

Из-за линии фронта мы не раз получали информацию о том, что Путин рассматривает Пороха не столько как главу государства, с которым он воюет, а как личного врага, который позволил себе ответить ему той же монетой и еще насыпал сверху, что может быть лучшей похвалой для нашего президента и главкома.

А из наших верхов до нас тоже многое доходит, и скажем так, немного не такого свойства, как это можно почитать у наших коллег, которые встречались с ним пару дней назад. Информация пришла через руки людей, которые близко общались с Кучмой, Ющенко, Януковичем и нынешним президентом. Там нет никаких симпатий или антипатий. Есть небольшая прослойка специалистов, которые востребованы любой властью не за лояльность, а за профессиональные качества. В общем, к Пороху там нет какого-то особенного отношения, и тем более интересно то, что такой человек отмечает в Порохе как основное и ценное качество – невероятную работоспособность.

Никто из его предшественников не имел такого ритма работы, и если бы таковой вынужденно возник – просто не потянули бы его. То есть, это мнение технократа, у которого нет эмоций в принципе. Именно этой работоспособности мы и обязаны тем результатам, которые открыто и положительно оценивают на Западе.

Короче говоря, в 14 году мы сделали свой выбор с большой опаской и с такой же большой надеждой. В этот раз мы его делаем спокойно и уверенно, поскольку четко понимаем – не ошиблись. Это – наша позиция, а уж нравится она кому-то или нет – дело вкуса. Но в завершении, мы хотим обратить внимание еще на два момента.

Первый. За сегодня и вчера в новостных лентах социальных сетей автору довелось несколько раз прочесть претензии к Пороху тех, кто все равно будет за него голосовать. Основная из них и почти у всех встречающаяся, относится ко «всеядности» Пороха, в плане его команды.

В общем, такую претензию можно и нужно предъявлять, но думаю, что он и сам в курсе дела, и тут никто Америки не открыл. Но с другой стороны, надо понимать, что именно тогда у него действительно не было команды, а тщательно подбирать ее не было ни времени, ни возможности. Надо было входить в парламентские выборы и формировать там большинство, поскольку все помнят саботаж ВР времен Ющенко.

Все было слеплено из компромиссов для того, чтобы принимать законодательные акты, позволяющие легитимно развернуть отпор противнику. А это значит – надо было приостановить или разорвать огромное количество международных договоров с РФ, надо было создать законодательную базу для функционирования сил, которые ведут войну на своей территории.

Просто следует вспомнить, когда формат антитеррора перерос в военный формат и понять, что СБУ руководило операцией не от хорошей жизни, а потому, что МО не имело таких полномочий. А это – важно хотя бы потому, что после победы встанет вопрос возмещения ущерба и все должно быть правильно.

Кроме того, надо было пополнить свою технику и вооружения, запустить оборонку и так далее, и все это требовало нормативно-правового обеспечения.

Для того, чтобы все это работало, надо было иметь большинство или конституционное большинство в Раде, а для этого надо было, чтобы все, что мы туда наизбирали, давило нужные кнопки. Как это достигалось, кто-то думал над этим вопросом?  Как удалось собрать конституционное большинство по евроинтеграционным законам?

Поэтому – да, случайных людей там оказалось очень много, но у них на лбу не было написано, что это – дрянь. Тогда, в 14-м году, критериев было куда меньше, «свой-чужой» и все. Как оказалось, даже с этим были проблемы. Но за 5 лет  подтянулись люди, которые точно – наши, которые умеют и хотят работать на победу Украины. К сожалению, большая их часть вне парламента и вне кабмина.

Ярким примером таких компромиссов стала фигура министра внутренних дел, и не только его. Но это – партнерские дела, а Серлещи и некоторая другая дрянь – прямо входили и до сих пор входят в БПП, так и со всем остальным. В этой ситуации, когда все и везде было склеено известной липкой субстанцией из того, что было собрано на коленке, ничего иного получиться просто не могло.

Да, можно упрекать Пороха в том, что он пропустил многих недостойных людей под свой флаг, но это мы сейчас такие умные, а тогда была совсем другая ситуация, когда надо было действовать быстро и решительно. Мы именно в этом не можем упрекать Пороха хотя бы потому, что на парламентских выборах голосовали за Свободу, хотя к осени 14-го она уже явно была с душком.

Сейчас, благодаря показаниям Пола Манафорта известно, что Свобода имени Олежки Тягныбока финансировалось партией регионов как пугало, которое должно было загонять обывателя под донецкие флаги, и надо сказать, что Олежка отработал свои гонорары. То есть, мы тоже тогда сделали ошибку просто потому, что ситуация была острой и тяжелой, и явно не располагающей к академическим исследованиям. Поэтому – предлагаем просто иметь в виду этот момент, при окончательном выборе своего кандидата.

И последнее. Мы ожидали, что предвыборная кампания пройдет гораздо жестче, с терактами, уличными погромами и прочим. Москва умеет это устраивать, и для того, чтобы увидеть это в деле, достаточно посмотреть события в Каталонии и Франции. Причем, с той насыщенностью оружием, у нас все должно было пройти намного жестче. Но вместо этого, мы наблюдали серии разоблачений террористов, изъятие складов с оружием и боеприпасами и так далее.

Это значит, что Украина наработала иммунитет куда более мощный, чем у европейских коллег, а это снова – правильно подобранные и расставленные кадры, что вселяет надежду именно в решение кадровых вопросов. В любом случае, если виртуально создать десятибалльную систему жесткости прохождения предвыборной кампании, по ощущениям и обрывкам информации от противника, мы ожидали диапазон 7-9, а в итоге – не дошло и до двоечки.

Явно удачная работа спецслужб налицо. Достаточно вспомнить таких персонажей как Вова Поросюк, Семенченко-Гришин, Соболев-Зимин и целый ряд подобных персонажей, акции которых сотрясали страну, и их полное отсутствие в публичной сфере за все время выборов о чем-то да говорит.

Поэтому – желаем всем нам и Украине – удачи и победы!

anti-colorados

Поделиться:
Загрузка...