Я понятия не имею, победил Усик, или проиграл

117
Я понятия не имею, с кем он бился и за что. Я вообще о самом факте поединка узнал только сейчас. Когда полленты заполнилось. Кто за Усика, кто против. Битвы непримиримых. Честно говоря, меня все это поражает.
Вот, скажите мне, пожалуйста — каким образом победа или поражение Усика характеризуют лично меня? Какая мне радость от его победы или какое мне горе от его поражения? Каким образом они характеризуют страну? Каким образом они характеризуют вообще хоть что-то, кроме одного — профессионального мастерства данного конкретного человека?
Ну был бы Усик патриотом — вот что бы изменилось?
КСУ не навернул бы безвиз, семьдесят три процента не выбрали бы клоунов, в Санжарах не громили бы автобусы с заболевшими, ОПЗЖ не набрало бы второго места, Шарий не прошел бы в горсоветы, Коломойский не украл бы повторно полстраны, а Ермак не слил бы вагнеровцев?
Каким боком на всем этом фоне тот факт, что один мужик из Крыма накидал другому мужику из Мексики по щам больше, чем тот ему, на арене в Великобритании — каким боком на фоне всего этого трындеца это давало бы мне повод для гордости?
Если человек лучше всех на планете умеет пробивать другим людям в голову — это что, какая-то моральная категория? Априори делает его ориентиром для подражания?
Ну вот станет, скажем, «Шахтер» чемпионом мира по футболу — В Харькове что, прекратятся попытки переименования обратно в проспект Жукова? А вместо полутрупа на колесиках выберут мэром Марусю Зверобой?
В Бразилии охеренно играют в футбол. В Швеции играют в футбол, как в говно.
Но жить все предпочли бы в Швеции, а не в Бразилии.
Этот, который ушел позавчера из ММА непобежденным, он вообще лучше всех умеет пробивать в голову. Истинный патриот своей страны. Глубоко верующий духовный человек. Боготворит Путина и призывает резать французов.
Судя по ММА, кстати, самое лучшее место на планете — это Дагестан.
А лучшее место для занятия футболом — это наркотические фавелы Рио.
Вчера вся лента плакала по Шону Коннери. Ушел великий достойнейший человек. Эммм…. Прошу прощения. А откуда вы знаете, какой он был человек? Вы его биографию изучали? За поступками его следили? Или вывод о его величии сделан на том основании, что человек играл — созданный другим, замечу — образ мачо в, на мой взгляд, абсолютно инфантильной шпионской белиберде для дамочек?
Он был патриотом Шотландии. Ну, да. Был. А потом встал на колено перед королевой завоевательницей, получил от неё рыцарский титул, и снова стал патриотом Шотландии.
Так что и патриотизм не индульгенция.
Нет, я ничего не хочу сказать. Сэр Шон, наверное, был действительно хорошим достойным человеком. Наверное. Я просто не знаю. Я не изучал его биографию. Мне не до биографии сэра Шона сейчас. Не запачкался нигде никакими связями с мудаками — и отлично.
А его роли дают только одно основание для выводов — он был великий актер. Великолепно делал свою работу.
Это — единственный вывод, который я могу сделать из фильмов с его участием.
Но Михалков тоже великий актер. Оскарноносный!
И тоже патриот.
Человек умер в девяносто лет, миллионером, с рыцарским титулом, в собственном доме на Багамах, во сне — ах, какая утрата говорят люди, 99,9999 процентам из которых не удастся прожить ни дня так, как он жил как минимум полвека.
Вы б не горевали, вы б лучше завидовали человеку — это была бы куда более понятная и обоснованная эмоция.
Я вот завидую, например. Белой завистью. Честно.
Для тех, кто обязательно прочитает жопой — это пост не про Коненери.
И даже не про Усика.
Это пост про вас.
Ни меня, ни страну никак не характеризует ни Усик, ни пинающие по траве мяч миллионеры, ни актер с виллой на Багамах, ни певцы на всяких там конкурсах — за редкими исключениями. За редчайшими, я бы сказал. Вот Джамала на «Евровидении» — да, это действительно характеризовало страну. Мы сделали европейский выбор, мы противостоим агрессору — об этом наше послание миру. Но это исключения. Все же остальное…
Я понимаю, почему Евровидение популярно в Швейцарии. Богатая, тихая, спокойная, сытая, благополучная, наискучнейшая страна в которой ВООБЩЕ НИЧЕГО НЕ ПРОИСХОДИТ. Где даже сортир рекомендуется сливать по определенным часам.
Но в Украине? Где реальность просто бьет гейзером? Где достаточно просто выглянуть в окно — и швейцарцу впечатлений на семьсот лет хватит? Где сейчас просто сущностные вопросы поднимаются — вопросы на столетия — о самом существовании страны, нации, народа?
Вам на этом фоне правда интересно, кого там побил Усик или кто побил Усика за морем и вы как-то ассоциируете себя с этим?
Великим был тот врач в Лондоне, который вскрыл бубон умершего и втер жидкость себе в бедро, чтобы подтвердить свою теорию — чума разносится маленькими невидимыми глазу микроорганизмами, живущими в бубонах. Подтвердил. Ценой своей жизни. Он умер от чумы, но доказал способ её распространения. И дал людям новое направление лечения этого ада. Я бы вот никогда так не смог.
Великим был Теофраст Бомбаст фон Гогенейм, более известный как Парацельс — потому что своим искусством врачевания превзошел великого латинянина Цельса — странствующий хирург, который бесплатно лечил погонщиков скота и под страхом смертной казни ночами анатомировал в подвале трупы, чтобы понять, как устроен человек.
Великим был тот итальянский монах, который, вслед за одним там польским астрономом, тоже великим, посмотрел в телескоп, и сказал, что да, идите нахер, она круглая и вращается вокруг солнца, и взошел за это на костер.
Великими были и есть те мужики, работяги, водилы, крестьяне, механики, программисты, менеджеры, продавцы, переводчики, преподаватели, оперные певцы, которые взяли в руки оружие и пошли воевать с агрессором, и многие из которых остались там.
Великими были и есть те, кто после работы приезжал и долбил брусчатку ломом, и передавал на баррикады, и возил покрышки, и затем шил масксети, и искал волонтерку, и отдавал ползарплаты на армию.
Великие — те, кто волонтерит сейчас, помогает в больницах, ищет одеяла для детских домов и аппараты узи для охматдета, носит посылки морякам и крымским татарам в тюрьмах оркостана, вытаскивает пленных, требует освобождения, сидит у них в плену сам.
Вот эти люди — великие. И достойнейшие.
Почему умение пинать мяч или долбить другому в голову является основанием для освобождения от защиты своей страны? Вот объясните мне этот аспект. Я его в принципе понять не могу. Если ты претендуешь на звание кумира нации — ну так и иди и защищать её в первых рядах, когда пришло время!
Почему для оперного певца, жившего за тысячу километров уже вполне себе спокойной сытой сложившейся жизнью, это не являлось освобождением, а для тех, на чью землю — вот непосредственно, в самом наипрямейшем смысле этого слова — пришел враг и вынудил их бежать — является?
Великий — это Василь Слипак.
И совсем не потому, что он хорошо пел.
Страну характеризуют именно такие люди.
Стус и Марченко, Веджие Кашка и Мустафа Джемилев, Тайра и Хоттабыч, Кульчицкий и Турчинов, Сейтаблаев и Балух, Даня Дидик и Сергей Нигоян, Владимир Рыбак и Юрий Поправка, и еще тысячи, тысячи и тысячи, десятки и сотни тысяч человек, добровольцев, волонтеров, медиков, журналистов, патриотов, отсидевших по подвалам, выживших, вернувшихся, погибших и оставшихся там… Очнитесь, друзья, вернитесь в реальность, оглянитесь по сторонам, вспомните — у вас полстраны великих! Таких, которыми любое государство на планете не то, что гордилось бы — преклонялось. Национальными идолами бы делали. Как Манделу.
В Украине сегодня просто невероятная концентрация достойнейших людей.
В каждом районе по десятку Мандел.
А вы все ищете и ищете себе в кумиры каких-то актеров в вилле на Багамах.
Или боксеров с певцами на аренах.
Какой, блин, Усик…
Вот сейчас хотя бы чувствуете разрыв?
Мне это странно, честно говоря.
Поделиться:
Загрузка...