Во время саммита во Вьетнаме приняты два решения, которые очень больно бьют по РФ

436

Федеральные каналы России умалчивают о важных решениях, принятых на саммите Азиатско-Тихоокеанского экономического сотрудничества (АТЭС) во Вьетнаме, где присутствовал президент РФ Владимир Путин.

Об этом в эфире радиостанции «Эхо Москвы» заявил ее главный редактор Алексей Венедиктов.

«Во время саммита во Вьетнаме приняты два решения, которые очень больно бьют по России, о которых не говорят наши федеральные каналы.

Первое: Вьетнам отказался от закупки российских вертолетов и будет покупать американские вертолеты. Второе: Китай будет покупать американский газ, а не российский», – сказал он.

По словам Венедиктова, история с присутствием Путина на саммите АТЭС «напоминает историю Путина в Брисбене в Австралии сразу после Украины в 2014 году, когда он оказался в изоляции». В Брисбене тогда проходил саммит G20.

«Он здесь не в изоляции, он здесь игрок. Но мы не видим результат», – заявил главред «Эха Москвы».

Он отметил, что одобренный Путиным и президентом США Дональдом Трампом документ по Сирии – больше декларативный.

«Ну добьем врага в его берлоге – имеется в виду ИГИЛ – и сохраним территориальную целостность Сирии», – сказал Венедиктов.

Саммит АТЭС проходил во Вьетнаме 8–10 ноября.

P.S. 

А.Венедиктов― Сейчас идет пресс-конференция его, поэтому чего-то там, может быть, не увидит… Давайте попробуем шелуху снять. Первое: во время саммита во Вьетнаме приняты два решения, которые очень больно бьют по России, о которых не говорят наши федеральные каналы. Первое: Вьетнам отказался от закупки российских вертолетов и будет покупать американские вертолеты.

 Второе: Китай будет покупать американский газ, а не российский. И вот за всеми криками, шумами, рукопожатиями – 10 секунд, 15 секунд… — надо смотреть на суть. Надо смотреть не то, что говорят лидеры – Трамп, Путин и другие: все говорят про себя хорошо, — а смотреть на конкретные соглашения, которые были достигнуты во Вьетнаме. Вот эти соглашения, я их назвал. Самые главные.

Надо признать, что эта история достаточно болезненная. Она мне напоминает историю Путина в Брисбене в Австралии сразу после Украины в 14-м году, когда он оказался в изоляции. Он здесь не изоляции, он здесь игрок. Но мы не видим результат. Ну, декларация по Сирии. Но я, например, ждал, и я знал, что готовились… Вот очень проработанная тема: взаимодействие России и США по Северной Корее и по Сирии.

По Северной Корее что мы имеем? Мы имеем заявление Трапа, что «мы рассчитываем на помощь России, но Россия продолжает потакать КНДР».

Что говорит Путин? «Мы с Китаем рука об руку эту проблему… У нас нет расхождений». И так далее. То есть несодержательно. Не получилось.

Вторая история – с Сирией. Они подписали общую декларацию. Декларацию, кстати, не они выработали, а МИД, они только одобрили, как было сказано – Трамп и Путин – декларацию. Ну, добьем врага в его берлоге – имеется в виду ИГИЛ*, и сохраним территориальную целостность Сирии. На мой взгляд, декларативная вещь…

P.P.S. После провального саммита во Вьетнаме наш Акела отправился в тайгу зализывать раны.

На далёкой заимке он уединится с Шойгу и будет там собирать травы, любоваться цветами, слушать шум ветра.

А знаете, о чём я подумал? О скрытом влечении Владимира П. к сильным мужчинам. Его подсознательное желание коснуться Трампа выплеснулось по чьему-то недосмотру в прессу, и вот все вовсю обсуждают, каким местом и куда он его коснулся. Не стыдно вообще? Как говорил старик Фрейд, бессознательное вылилось в сознательное.

Но, видимо, мало коснулся, потому что наш герой отправился тотчас в тайгу к другому сильному мужчине. Вы посмотрите только на этих голубков с цветочками на фотографии — и вам всё станет ясно. Шойгу утешит, Шойгу защитит, Шойгу сильный. Фильм «Голубая гора» просто меркнет, потому что теперь есть «Голубая тайга».

Сергей Талк

 

Поделиться:
Загрузка...