Внешняя политика Кремля все больше выглядит как цепь унизительных поражений

993

Несколько месяцев метаний Обамы, безрезультатно пытавшегося найти ответ на кремлевские шалости, свидетельствуют и о том, что Америка действительно не знает, как реагировать на российский вызов. Это ли не повод для того, чтобы найти новый повод унизить глобального «гегемона»!

Но не будем спешить с реквиемом. Ведь кремлевская элита уже много раз откупоривала шампанское, но вскоре оказывалось, что зря. Идею «Русского мира» пришлось снять с повестки дня. Украина рванула в Европу, не обращая внимания на грозный рык Москвы. Трамп, вызывавший в Кремле столько надежд, оказался проблемой. Французы не поддержали прокремлевскую парочку Марин Ле Пен с Франсуа Фийоном. Прикормленные Кремлем «троянские кони» в лице Венгрии, Греции, Австрии и лоббистов в некоторых западных столицах так и не смогли подорвать единство Европы по вопросу антироссийских санкций. Обожающие Путина национал-популисты, которые, казалось, были готовы взять власть в Европе, провалились на европейских выборах. Попытки Путина подружиться с Эммануэлем Макроном кончились тем, что наглый француз унизил российского лидера, не получив, кстати, сдачи!

Это далеко не полный список неприятностей. «Бесхребетный Брюссель» вновь продлил санкции против России. Несколько месяцев кремлевского стояния с протянутой рукой дружбы в сторону Трампа тоже ничем хорошим не кончились. Вашингтон одобрил новый санкционный список в отношении России. А Белому дому так и не удалось заблокировать санкционный пакет Конгресса, который ограничит поле маневра Трампа, если он вдруг захочет своим указом снять с России санкции. Словом, пусть западные господа и в растерянности, но в одном они пока проявляют волю – преподносят Кремлю отвратительные для него сюрпризы.

Можно, конечно, делать вид: «А нам все равно!» «Мы поворачиваемся на Восток и будем центром Большой Евразии», – успокаивает Сергей Караганов. Но перспектива делить роль центра непонятно чего с Китаем выглядит сомнительно и не вдохновляет, да и не видно радости на коллективном кремлевском челе. Видимо, несмотря на оптимистические мантры поддерживающих власть экспертов, в Кремле все же есть понимание того, что мир вокруг вовсе не благоприятен для России; совсем наоборот. Правда, неясна степень адекватности и лидера, и правящей команды. Если Путин с гордостью показывал режиссеру Стоуну атаку американских вертолетов «Апач» в Афганистане, полагая, что это «наши бьют противника в Сирии», это значит, что в Кремле наблюдается разрыв с реальностью.

Между тем в западном мире происходит движение, которое порой трудно формализовать в точных терминах. Во многом из-за склонности к отчаянию со стороны западных наблюдателей, твердящих об апокалипсисе. Так, заработала американская система противовесов, которая начала сдерживать «несистемность» Трампа, в том числе и его желание подружиться с Путиным. Своим поражением британский премьер Тереза Мэй обязана активизации молодого проевропейски мыслящего поколения британцев, которое больше не хочет терпеть у власти отжившую свое элиту. В обоих случаях общество, столкнувшись со стремлением лидеров к усилению личной власти, заявило: «Нет! Ни в коем случае!» Любопытно, что в американском случае свое «нет!» продемонстрировал и руководитель силовой структуры – директор ФБР Джеймс Коми отказался подчинять свое ведомство прихотям президента.

Угроза национал-популизма растормошила французов и немцев, заставив их консолидироваться в защиту либеральных принципов. Укрепление либеральной тенденции нашло выражение в победе Макрона и повышении рейтинга Ангелы Меркель.

Ирония в том, что Россия сама приложила руку к появлению новой реальности, в силу неспособности московских политиков просчитывать последствия своих шагов. «Российский фактор» откровенно проявил себя в двух странах, в США и Германии, но совсем не так, как хотели бы в Кремле. В США «российский фактор» начал подрывать легитимность президентства Трампа и консолидировать на антикремлевской основе американскую элиту. Америка, обретя «врага», возможно, перейдет к реальному, а не риторическому, как сейчас, сдерживанию России. И не нужно надеяться на план государственного секретаря Рекса Тиллерсона по нормализации отношений с Москвой. Сам Тиллерсон увязывает этот план с готовностью Москвы отказаться от попыток гадить американцам, где только возможно. Какая наивность! Ну как же Кремль отбросит системный принцип самодержавия – поддержание великодержавного статуса через навязывание Америке диалога посредством шантажа!?

В Германии неуклюжая российская пропаганда и медвежья внешняя политика Москвы привели к снижению позитивного отношения к России среди населения, еще недавно расположенного к нам исключительно благоприятно. Дальше – больше: германская Социал-демократическая партия отказались от традиционного ориентира на партнерство с Россией. Новый лидер социал-демократов Мартин Шульц призывает «всеми силами противостоять попыткам Путина внести раскол в Европейский союз». И это после десятилетий пророссийской политики Берлина! Именно Кремль указывают фактором, который помогает кристаллизировать в Германии новые настроени, от противного: «Мы не хотим так, как у русских!»

Американский журналист Фарид Закария со своим льстивым фильмом о «Самом могущественном человеке в мире» и американский режиссер Оливер Стоун со своим признанием этому человеку в симпатиях не отражают господствующего в западном обществе отношения и к российскому лидеру, и, что грустно, к России. Это отношение становится неблагожелательным. Более того, подозрительным и даже враждебным. Число американцев, которые рассматривают Россию как угрозу, за последний год выросло с 42% до 54% (среди сторонников Демократической партии – с 37% до 67%). Около 64% немцев перестали считать Россию во главе с Путиным надежным и предсказуемым партнером, около 80% не доверяют президенту России.

Еще недавно у Кремля и его пропагандистов были основания уверять в успехе своей политики «кулака». Народ российский верил этим уверениям; недаром российское общество считает внешнюю политику одним из редких успехов Путина. Но теперь представлять внешнюю политику в качестве успешной можно только при полном отрицании фактов. Внешняя политика Кремля все больше выглядит как цепь унизительных поражений. Создав вокруг России враждебное окружение, Кремль тем самым подорвал основу выживания российского самодержавия, которую с таким упорством строили российские лидеры, начиная с Петра Первого, а затем Ленина со Сталиным. Речь идет о возможности использовать западные ресурсы для воспроизводства системы, при этом ограждая Россию от западного влияния.

А пока наметилась еще одна тенденция. В западном обществе формируется запрос на возврат к принципам. Общество ожидает от лидеров честности, следования праву и моральной чистоты. Оно требует отказаться от закулисных сделок и попыток любым путем продавить личные и корпоративные интересы. Понятно, что этот поворот осложнит проведение прежнего курса Запада на попустительство в отношении Кремля. Прежняя кремлевская тактика заигрывания с Западом – через обхаживание лидеров, готовых к московским объятиям, себя исчерпала. Трамп показал, какова может быть цена пророссийских жестов для западного лидера. Эта цена порождает в западном мире аксиому: от России нужно дистанцироваться, если не хочешь подорвать свои политические шансы. Общение с Москвой становится репутационно невыгодным.

Все это происходит как раз в тот момент, когда Кремль стремится вернуться в высшую лигу мировых игроков. Понятно почему: Россия может подтверждать свой державнический статус только через диалог с сильными. Держава не может находиться в изоляции. Держава не может быть на периферии! Но как вернуться участию в «концерте наций», если подозрительность к России начинает определять западную политическую ментальность и, скорее всего, станет основой внешней политики либеральных демократий? С чем и поздравим Кремль – такого стратегического провала не бывало и во времена СССР (если исходить из того, что еще недавно Запад ориентировался на включение России в свою орбиту).

Отсчет новой главы начался. Затормозивший западный экспресс скоро начнет движение. А мы… Мы так и останемся на полуразрушенном полустанке, крича вслед убегающей от нас цивилизации: «Вернитесь, или будем бить стекла!» Но угрозы, равно как и обещания любви, уже вряд ли кого напугают и в любом случае заставят вновь поверить в искренность.

Лилия Шевцова

Поделиться:
Загрузка...