Відвоювати Донбас: чи готова українська бойова авіація до повномасштабного наступу

1 021

Повітряні Сили України 6 серпня відсвяткували свій «день народження». На сьогодні бойова авіація становить одну з основ обороноздатності країни.

Саме на них покладено стратегічне завдання купірування можливого великомасштабного російського наступу – як у випадку удару з півночі, з боку Білорусі, так і в разі агресії на харківському напрямку.

В ході війни на Донбасі бойова авіація, особливо в початковий період, заявила себе як ефективна «довга рука» масштабного наступу, важливий інструмент постачання угруповання сил АТО. Хоча вже влітку 2014 року почав позначатися недолік штурмовиків і підготовлених кадрів. Так, окрім спеціалізованих Су-25 довелося використовувати навіть не пристосовані для ударів по наземних цілях винищувачі МіГ-29.

Бойові та небойові втрати української авіації

Після прямого втручання російської армії і військових фахівців, які з липня організували ефективну протиповітряну «парасольку» над загонами бойовиків, втрати авіації стали воістину катастрофічними. Так, за короткий період (травень – серпень 2014 г.) було втрачено 13 літаків: 7 Су-25, 2 МіГ-29, 1 Су-24МР, 1 Ан-26, 1 Ан-30Б, 1 Іл-76МД. Причому варто відзначити, що для бойових літаків втрати особового складу були зовсім не критичні – практично всіх льотчиків, котрі катапультувалися, вдалося витягнути на свою територію. А ось тільки в одному збитому під Луганськом Іл-76 загинуло відразу 49 осіб.

Взагалі варто відзначити, що втрати українська авіація понесла ще до початку бойових дій на Донбасі – в ході анексії Криму росіяни захопили 7 Міг-29, 2 МіГ-29УБ, 2 Бе-12, 3 Л-39М1 «Альбатрос», 1 Ан-72 , 5 Мі-8Т, 2 Мі-8МТ, 3 Мі-8МТВ, 2 Мі-9 і 1 Мі-24.

Після підписання Мінських угод у вересні 2014 року були зроблені безпрецедентні кроки по заповненню втрат матчастини та підготовки екіпажів. Точних даних про масштаби немає, проте всього лише за рік вдалося поставити в стрій як мінімум 6-7 штурмовиків Су-25, 5 перехоплювачів Су-27, кілька транспортних Ан-26.

Реформи або відродження

Після відновлення передвоєнної чисельності почалися і кардинальні реформи, а точніше відродження бойової авіації. Так, зі зберігання стали не просто відновлювати авіатехніку, однак і проводити модернізацію в тій чи іншій формі. Нове життя отримали передвоєнні модифікації МіГ-29МУ1, Су-25М1, Су-25УБМ1, Л-39М1. Почалися серйозні роботи з доопрацювання варіантів модернізації середнього бомбардувальника Су-24.

Багато уваги за 2015 – 2016 рр. було приділено посиленню вогневих можливостей авіації – за деякими даними вже зараз льотчики Су-25 знову відпрацьовують практичне застосування керованих ракет класу «повітря-поверхня», які закуплені в обмеженій кількості.

Різке збільшення бюджетного фінансування оборонної сфери в 2016 р. вкрай позитивно позначилося на посиленні ВПС. Дані, звичайно, далеко не повні зі зрозумілих причин, однак тільки Львівський державний авіаремонтний завод здав шість винищувачів МіГ-29, запорожці поставили в стрій як мінімум три Су-27 і один Су-27УБ.

Парк штурмовиків поповнився парою машин Су-25М1 та одним двомісним Су-25УБМ1.

За яким варіантом робили їх модернізацію достеменно невідомо, проте судячи з фото вони з досвіду війни на Донбасі отримали додатковий захист від ракет з інфрачервоним самонаведення.

Найбільш вражаючими темпами в 2015-2017 рр. ріс парк транспортної авіації – благо країні за час незалежності вдалося зберегти повний цикл виробництва машин типу «Антонов». І вже в 2016 р. був замовлений ремонт шести Ан-26 різних модифікацій, а за першу половину 2017 року військовим передані ще три «транспортника».

Крім військової авіації проводиться ремонт і відновлення машин цього типу для авіації Міністерства надзвичайних ситуацій (перш за все в санітарному варіанті) і авіації НГУ.

Поступово під нові реалії реформується і структура Повітряних Сил – так, в січні 2017 року Указом Президента України була створена четверта військово-повітряна зона – «Схід» (штаб – м Дніпро), куди увійшла і територія Донбасу. Таким чином була створена законодавча основа для формування угруповання Повітряних Сил на східному напрямку. Як бачиться, її основою стануть аеродроми Краматорськ і Маріуполь, де вже проводяться певні роботи, що дозволяє говорити про найближче розміщенні тут на постійній основі частин ВПС.

Таким чином, можна говорити, що найближчим часом (принаймні до 2030 р) розвиток ВПС буде йти по шляху модернізації наявного парку бойових літаків і відновлення техніки, що знаходиться на зберіганні (а за деякими даними ця цифра може становити до 200 «бортів» ).

Планується також продовжити роботу з розробки нових засобів розвідки, модернізації наявних авіаційних розвідувальних комплексів і створення індивідуальних і колективних засобів радіоелектронної боротьби. При цьому паралельно повинна тривати робота з визначення оптимальних шляхів для закупівлі сучасних авіаційних образів західного виробництва.

Для розуміння масштабів майбутніх вкладень варто привести тільки деякі цифри – один з найсучасніших на сьогодні винищувачів F-22 Raptor коштує $ 146 млн, а той же F-16 Fighting Falcon обійдеться більш ніж в $ 34 млн за одиницю. Причому купувати є сенс тільки партіями по 12 машин …

Відірватись від землі

Наступним важливим елементом підвищення мобільності авіації є відновлення аеродромної мережі. Так, якщо на березень 2014 року в країні функціонувало 25% тих аеродромів, які дісталися країні від СРСР, то на січень 2016 року ця цифра зросла до 50%. І продовжує зростати – в 2017 р було оголошено про плани відновлення трьох колишніх військових аеродромів: Мартинівки на Миколаївщині, Буялик і Красноглинский Арциз в Одеській області. На всіх аеродромах нині проводяться досить серйозні роботи – заливається сучасне монолітне бетонне покриття виробництва компанії «Dyckerhoff», встановлюється новітнє обладнання для забезпечення польотів як вітчизняного, так і західного виробництва.

Серйозно інтенсифікувався процес підготовки льотно-технічного складу перш за все шляхом збільшення кількості та якості практичних навчань і навчальних тренувань частин і підрозділів.

Протягом лише 2016 року (який, до речі, був оголошений «роком авіації») було проведено 4200 навчальних повітряних боїв і перехоплень, 350 десантувань, 300 практичних стрільб по наземних цілях (причому, методику атаки наземних цілей відпрацьовують не лише льотчики Су-25 і Су-24, а й МіГ-29).

Цікаво, що вперше за дуже довгий час на навчання відпрацьовувався такий елемент як посадка на авіаційній ділянці автотраси бойових літаків МіГ-29 і Су-24 (що було продемонстровано в рамках проведення командно-штабних навчань «Небесний щит-2016» в серпні 2016 р.)

З 2016 р вперше здійснювалася підготовка випускного курсу льотного факультету Харківського національного університету Повітряних Сил на двомісних навчально-бойових літаках Су-25 і МіГ-29. Така практика продовжилася і в цьому році.

В стройові частини поставлені модернізовані тренажери літаків МіГ-29, Л-39 і мобільний комплекс для МіГ-29. Що разом узяте дозволяє підтримувати практичні навички льотного складу в майже ідеальному стані.

Однак говорячи про льотний склад не можна обійти і деякі негативні моменти. Так, на початку 2017 р з армії пішли троє підготовлених льотчиків-штурмовиків, котрі пройшли війну на Донбасі, проте не змогли впоратися з вантажем побутових проблем. До речі, в їх числі і знаменитий «льотчик Волошин», якого росіяни у свій час звинувачували в збитті малайзійського «Боїнга».

Коли ж у бій за Донбас?

Що стосується відновлення повномасштабних бойових дій на Донбасі, то тут перспективи застосування авіації вкрай неясні. У разі зіткнення безпосередньо з російськими ВПС, то тут питання полягає тільки в тому, як швидко українська авіація буде знищена і чи встигне нанести скільки-небудь серйозної шкоди ворогові.

І навіть якщо ми залишимося з проросійськими бойовиками на Донбасі «тет-а-тет», то і тоді застосування авіації буде далеко не безхмарним. Адже за ці роки Кремль встиг поставити не тільки величезна кількість ПЗРК, а й більш сучасні мобільні ЗРК типу «Стріла-10» або «Оса-АКМ». Мало того, в «піонертаборах» в Ростовській області досвідчені інструктори змогли підготувати і достатню кількість підготовлених розрахунків.

З іншого боку для потреб ВПС ударними темпами закуповуються засоби радіоелектронної боротьби, які при грамотному використанні можуть серйозно ускладнити роботу ППО. Є серйозні підстави говорити про наявність досить великої кількості керованої зброї великої дальності, яка дозволить для знищення точкових цілей не заходити в зону дії військової ППО.

До складу Повітряних Сил України також входять і частини ППО, причому на сьогоднішній день вони залишаються досить серйозною аргументацією для російських військових в плані розгортання повномасштабної війни.

В цілому можна сказати, що при забезпеченні ритмічного фінансування Україна має всі можливості власними силами не тільки відновити, але і значно посилити свої повітряні сили.

А те, що такі фінансові вливання цілком реальні, підтвердив сам Президент під час недавніх урочистостей до Дня Повітряних сил ЗСУ під час робочої поїздки до Вінницької області. Він заявив буквально наступне – «На відновлення боєздатності, утримання, експлуатацію та ремонт озброєння і військової техніки Повітряним силам України виділено з державного бюджету понад 1 млрд грн».

Михайло Жирохов, narodna-pravda.ua

Бойовий склад Повітряних Сил України (за станом на 01.08.2017 р):

– штурмовики Су-25 -17, Су-25М1 – 8, Су-25УБ – 6, Су-25УБМ1-1;

– навчально-бойові штурмовики L-39С – 29, L-39M1- 11;

– фронтові винищувачі МіГ-29 – 25, МіГ-29УБ -7, МіГ-29МУ1 – 6;

– середній бомбардувальник Су-24М – 17, розвідник Су-24МР – 9;

– винищувач-перехоплювач Су-27 – 19, Су-27П – 9, Су-27УБ – 7;

– військово-транспортний літак Іл-76МД – 6;

– військово-транспортний літак Ан-24Б – 2, Ан-24РТ – 1;

– військово-транспортний літак Ан-26 – 13, Ан-26РТ – 1, Ан-26Б – 2, Ан-26КПА – 1, Ан-26Ш – 3;

– фоторозвідник Ан-30Б – 3;

– пасажирський літак Ту-134АК -1;

– військово-транспортні вертольоти Мі-8: Мі-8ТП-2, Мі-8МТВ-5, Мі-8МТ – 4, Мі-9 – 2, Мі-8ПС-11 – 1;

– навчальні вертольоти Мі-2МСБ – 3.

Протягом року проведено понад 5 тис. заходів, що майже на 27 % більше, ніж у минулому році. Загалом з початку року у Збройних Силах проведено: 20 бригадних, понад 220 батальйонних, більше 640 ротних тактичних навчань, 10 льотно-тактичних навчань ескадрилій, понад 1 тис. бойових стрільб взводів, 36
тис. стрибків з парашутом (Додаток 5).

За підсумками року у Збройних Силах підготовлено 18 бригад, 376 авіаційних екіпажів, три корабельні групи, 28 кораблів (катерів) і суден забезпечення, 13 підрозділів спеціального призначення (врізка 4.2).

Крім того, у рамках діяльності Об’єднаної багатонаціональної групи з підго-
товки – Україна (JMTG-U) підготовлено п’ять підрозділів рівня “батальйон” за стандартами НАТО.( БІЛА КНИГА 2016 ЗСУ)

P.S. Оценка РФ армии Украины перед началом войны

Со времени распада СССР на Украине не проводились даже учения вооруженных сил. 2014.03.08

Александр Храмчихин: В войне с Россией у Украины нет шансов. А новая граница пройдет от Харькова до Одессы

Нынешние события заставляют вернуться к вопросу о состоянии вооруженных сил Украины и рассмотреть их состав и структуру.

Сухопутные войска

Сухопутные войска делятся на два оперативных командования и одно территориальное управление.

Оперативное командование «Запад» (штаб в городе Ровно) имеет в своем составе штаб 13-го армейского корпуса (АК), три механизированные бригады (24-я, город Яворов), 51-я (Владимир-Волынский), 128-я (Мукачево)), 19-ю ракетную бригаду (Хмельницкий), 11-ю артиллерийскую бригаду (Тернополь), а также 300-й механизированный (Черновцы), 80-й аэромобильный (Львов), 8-й спецназа (Хмельницкий), 15-й артиллерийский (Дрогобыч), 59-й зенитно-ракетный (Владимир-Волынский), 3-й (Броды) и 7-й (Калинов) армейской авиации полки.

Оперативное командование «Юг» (Днепропетровск) имеет в своем составе штаб 6-го АК, 17-ю танковую бригаду (Кривой Рог), три механизированные бригады (28-я; Черноморское, Одесская область), 92-я (Клугошино-Башкировка, Харьковская область), 93-я (Черкасское, Днепропетровская область)), 25-ю воздушно-десантную бригаду (Гвардейское, Днепропетровская область), 79-ю аэромобильную бригаду (Николаев), 55-ю артиллерийскую бригаду (Запорожье), а также 3-й спецназа (Кировоград), 107-й РСЗО (Кременчуг), 1039-й зенитно-ракетный (Гвардейское, Днепропетровская область), 11-й армейской авиации (Чернобаевка, Херсонская область) полки.

Территориальное управление «Север» (Житомир) имеет в своем составе штаб 8-го АК, 1-ю танковую бригаду (Гончаровское, Черниговская область), две механизированные бригады (30-я (Новоград-Волынский), 72-я (Белая Церковь)), 95-я аэромобильная бригада (Житомир), 26-ю артиллерийскую бригаду (Бердичев), 27-й РСЗО (Сумы) и 1129-й зенитно-ракетный (Белая Церковь) полки.

На вооружении имеются 12 пусковых установок (ПУ) тактических ракет «Точка-У» (дальность стрельбы 120 км). Еще 78 ПУ этих ракет, а также 111 ПУ крайне устаревших ракет «Луна» и до 50 ПУ ОТР Р-17 находятся на хранении.

Танковый парк состоит из 10 танков Т-84 «Оплот» и 1100 Т-64, из которых 76 модернизированы до уровня Т-64БМ «Булат». Еще до 650 Т-64, а также до 273 Т-80 и до 474 Т-72 находятся на хранении.

На вооружении имеется более 1 тысячи боевых разведывательных машин (БРМ) (до 600 БРДМ-2 и 458 БРМ-1К), свыше 2 тысяч БМП и БМД (61 БМД-1, 78 БМД-2, 719 БМП-1, 1363 БМП-2; 4 БМП-3 на хранении) и до 3,5 тысяч БТР (136 БТР-60, 996 БТР-70, 383 БТР-80, 2064 МТЛБ, 44 БТР-Д).

Количество артсистем формально превышает 3 тысячи САУ — 74 2С9 (120 мм), 542 2С1 (122 мм), 40 2С19, 24 2С5, 456 2С3 (152 мм), 92 2С7 (203 мм). Буксируемые орудия — 2 2Б16 (120 мм), 352 Д-30 (122 мм), 287 2A36, 179 2A65, 215 Д-20, 7 MЛ-20 (152 мм). Минометы — 2Б9, 2Б14 (82 мм), 342 2С12, 136 ПМ-38 (120 мм). РСЗО — 279 БМ-21, 137 «Ураган», 82 «Смерч».

Имеется 800 ПТРК «Фагот», 10 ПТРК «Стугна-П» (украинского производства, находятся в экспериментальной эксплуатации), а также ПТРК «Штурм», «Конкурс», «Метис». Кроме того, остается на вооружении до 500 противотанковых орудий МТ-12 (100 мм).

В войсковой ПВО имеется до 60 ПУ ЗРК «Бук-М1», 120 «Оса», 150 «Стрела-10» (до 100 ЗРК «Тор», до 100 ПУ ЗРК «Круг» — на хранении), ПЗРК «Игла» («Стрела-2» и «Стрела-3» на хранении), 70 ЗРПК «Тунгуска», 20 ЗСУ-23-4 «Шилка». На хранении — до 400 зенитных орудий С-60 (57 мм).

Армейская авиация

В составе армейской авиации имеется 51 боевой вертолет Ми-24 (еще до 100 на хранении), 60 многоцелевых вертолетов Ми-8 (еще не менее 2 на хранении), 3 тяжелых транспортных Ми-26 (еще до 16 на хранении). На хранении также находятся до 60 транспортных вертолетов Ми-6.

Необходимо иметь в виду, что все указанные цифры являются «бумажными»: до половины техники, на самом деле, полностью небоеспособны, абсолютно вся (кроме 10 «Оплотов» и 10 ПТРК «Стугна-П») сильно устарела, практически выработав ресурс, поскольку произведена еще в СССР. То же относится и к боеприпасам. Ни одних крупных учений в украинских ВС не проводилось за весь постсоветский период.

ВВС и ПВО Украины включают 4 отдельные бригады и три воздушных командования. В прямом подчинении штабу ВВС и ПВО находятся 203-я учебная авиабригада (Чугуев) и три транспортные авиабригады — 15-я (Борисполь), 25-я (Мелитополь), 456-я (Гавришовка).

Воздушное командование «Центр» (Васильков) включает 9-ю (Озерная; истребители МиГ-29), 40-ю (Васильков; МиГ-29), 831-ю (Миргород; Су-27) бригады тактической авиации, 96-ю (Даниловка; 3 дивизиона ЗРС С-300ПС) и 120-ю (Харьков; 2 дивизиона С-300ПТ) зенитно-ракетные бригады, 108-й (Золотоноша; 3 дивизиона ЗРК «Бук-М1»), 138-й (Днепропетровск; 6 дивизионов С-300ПТ), 156-й (Донецк, Луганск, Мариуполь; 3 дивизиона «Бук-М1»), 301-й (Никополь; 2 дивизиона С-300ПТ), 302-й (Харьков; 3 дивизиона С-300ПТ) зенитно-ракетные полки, 138-ю (Васильков) и 164-ю (Харьков) радиотехнические бригады.

Воздушное командование «Запад» (Львов) имеет в своем составе 7-ю (Староконстантинов; бомбардировщики Су-24) и 114-ю (Ивано-Франковск; МиГ-29) бригады тактической авиации, 11-й (Шепетовка; 2 дивизиона «Бук-М1»), 223-й (Стрый; 3 дивизиона «Бук-М1»), 540-й (Каменка-Бугская; 2 дивизиона С-300ПС) зенитно-ракетные полки, 1-ю (Липники) радиотехническую бригаду.

Воздушное командование «Юг» (Одесса) имеет в своем составе 204-ю (Бельбек (Севастополь); МиГ-29) и 299-ю (Кульбакино (Николаев); штурмовики Су-25) бригады тактической авиации, 160-ю (Одесса, Николаев; 4 дивизиона С-300ПТ/ПС) и 208-ю (Херсон; 1 дивизион С-300ПС) зенитно-ракетные бригады, 50-й (Феодосия, Алушта; 2 дивизиона С-300ПТ/ПС), 55-й (Евпатория; 3 дивизиона «Бук-М1»), 174-й (Дергачи (Севастополь); 3 дивизиона С-300ПС), 201-й (Первомайск; 2 дивизиона С-300ПТ) зенитно-ракетные полки, 14-ю (Одесса) и 40-я (Любимовка, Севастополь) радиотехнические бригады.

Ударная авиация включает 16 фронтовых бомбардировщиков Су-24М (еще до 52 на хранении) и 43 штурмовика Су-25 (в т.ч. 8 учебно-боевых; еще 4 на хранении).

В составе истребительной авиации — 60 Су-27 (в т.ч. 13 учебно-боевых; еще 5 на хранении), 96 МиГ-29 (в т.ч. 18 учебно-боевых; еще 48 (10 УБ) на хранении). Кроме того, на хранении находятся устаревшие машины — 37 МиГ-23МЛД и 8 МиГ-23УБ, 19 МиГ-25.

Разведывательная авиация включает 5 Су-24МР (еще не менее 3 на хранении), 8 Ан-30 (еще 4 на хранении).

На хранении находятся до 4 самолетов-заправщиков Ил-78.

Транспортные самолеты — 36 Ил-76 (еще 8 на хранении), 7 Ан-24, до 46 Ан-26 (еще до 3 на хранении), 5 Ту-134 (еще 1 на хранении); 2 Ан-72 на хранении.

Учебные самолеты — 39 L-39 (еще 39 на хранении).

Наземная ПВО включает 30 дивизионов ЗРС С-300П, 14 дивизионов ЗРК «Бук-М1». Кроме того, 4 дивизиона ЗРС С-300В и 12 дивизионов ЗРС С-200 находятся на хранении.

Никакой новой техники за постсоветский период ВВС не получили, лишь 1 МиГ-29 и 13 Су-25 прошли модернизацию. Из тех самолетов, которые числятся в строю ВВС, реально подняться в воздух могут не более половины (по-видимому — 20-25%). Впрочем, в ходе нынешней «боевой тревоги» в воздух поднимались всего по 1-2 Су-27. Не исключено, что это и есть предел возможностей украинских ВВС.

Военно-морские силы

ВМС имеют в строю одну крайне устаревшую подводную лодку пр. 641 («Запорожье»), сторожевой корабль (фрегат) пр. 1135П («Гетман Сагайдачный»), 2 малых противолодочных корабля (МПК) пр. 1124М («Луцк» и «Тернополь») и 1 сторожевой корабль 1124П («Винница»), 1 МПК пр. 12412 («Хмельницкий»), 2 ракетных катера (1 пр. 12411Т («Приднепровье»), 1 пр. 206МР («Прилуки»)), сторожевой катер пр. 1400М, 3 тральщика (2 пр. 266М («Чернигов» и «Черкассы»), 1 пр. 1258 («Геническ»)), 2 десантных корабля (1 пр. 775 («Константин Ольшанский»), 1 пр. 773 («Кировоград»)). Реальный боевой потенциал ВМС практически равен нулю в любом аспекте (ударном, противолодочном, ПВО).

Морская авиация имеет в своем составе 5 противолодочных самолетов-амфибий Бе-12 (еще 3 на хранении), 7 транспортных самолетов (1 Ан-2, 2 Ан-26, 4 Ан-72), 8 противолодочных вертолетов (5 Ка-27ПЛ, 3 Ми-14ПЛ), 3 многоцелевых вертолета 3 Ка-29 (еще 1 на хранении), 2 спасательных вертолета (1 Ка-27ПС, 1 Ми-14ПС).

Береговые войска включают батальон морской пехоты, механизированную бригаду береговой обороны и дивизион береговых ПКР.

1-й батальон морской пехоты (Феодосия) имеет на вооружении 40 БТР БТР-80, 8 минометов 2С12, 8 ПТРК, 8 ПЗРК «Игла».

36-я механизированная бригада (Перевальное) имеет на вооружении 39 танков Т-64БВ, 75 БМП-2, по 50 БТР-70 и 50 БТР-80, 12 САУ 2С1, по 18 буксируемых орудий Д-30 и 2А36, 24 миномета 2С12, 18 РСЗО БМ-21.

25-й дивизион береговой обороны имеет на вооружении 2 ПУ ПКРК «Рубеж» (по 2 ПКР П-15).

Не способны даже к обороне

Формально ВС Украины являются одними из сильнейших в Европе. Фактически, с учетом состояния техники, низкого уровня боевой подготовки и внутреннего раскола страны, они не обеспечивают оборону государства, о чем и свидетельствуют нынешние события.

Всего пять лет назад ВС РФ в этом плане мало чем отличались от украинских (не считая ядерных сил, которые все равно невозможно использовать в локальной войне). Конечно, они были больше по размерам, чем украинские, но с учетом гораздо большей площади территории страны были даже до определенной степени слабее украинских (из-за территориальной разбросанности). Сегодня ситуация изменилась кардинально как в плане боевой подготовки, так и в плане оснащения техникой. Даже тех вооружений, что поступили в ВС РФ в последние пять лет, достаточно, чтобы снести почти без потерь ту технику ВС Украины, которая еще сохраняет хотя бы относительную боеспособность.

Нынешняя всеобщая мобилизация может стать для ВС Украины «контрольным выстрелом». Есть, мягко говоря, определенные сомнения, что украинское государство способно действительно ее провести. Оставим даже в стороне низкую подготовку потенциальных резервистов, а также то, что значительная их часть находится на заработках за пределами страны, либо постарается всеми способами избежать призыва (что и происходит сейчас). Допустим, что удастся собрать на призывных пунктах несколько сот тысяч резервистов. После этого их надо будет развести по воинским частям (сама по себе весьма сложная задача), а затем обеспечить всеми видами довольствия и должностью.

Причем все эти люди одномоментно превращаются из производителей в потребителей. В результате не только военный бюджет, но экономика страны в целом получают очень тяжелый удар. Чем дольше продлится мобилизация, тем тяжелее будет удар по экономике. А если при этом война не начнется (а она не начнется), даже те резервисты, которые придут в армию по собственному желанию с целью защиты родины, начнут быстро морально разлагаться, это неизбежное свойство человеческой психологии. В итоге боеспособность ВС не только не повысится, а еще больше снизится.

Саакашвили, начиная свою августовскую авантюру в 2008 году, был искренне уверен, что его армия легко разгромит не только осетинских ополченцев, но и ВС РФ. Нынешнее украинское руководство гораздо адекватнее, оно прекрасно понимает, что реальные возможности ВС страны почти нулевые. Поэтому мобилизацию тихо «замнут». И начнется нудный политико-экономический торг.

Александр Храмчихинзаместитель директора Института политического и военного анализа

P.P.S.

После распада СССР Украина получила великолепную армию — три очень сильных военных округа второго стратегического эшелона и три воздушные армии (не считая мощного арсенала стратегических ядерных сил), общая численность — около 800 тысяч человек. Войска были оснащены огромным количеством современной боевой техники. По количеству танков (более 6100) и боевых самолетов (более 1100) Украина занимала 4-е место в мире после США, России и Китая.

Как Украина растеряла советское наследство

Сейчас уже почти все забыли, сколько в российских СМИ начала 1990-х было страшилок о возможной войне между Россией и Украиной. А ведь в случае такой войны армия Украины имела бы значительное превосходство над российскими ВС в европейской части страны: России достались в основном слабые округа третьего эшелона с кадрированными дивизиями и устаревшей техникой, а также «зависшие» в Восточной Европе группы войск, хаотично выводимые в чистое поле.

Даже после того, как Вашингтон и Москва заставили Киев отказаться от ядерного оружия, это почти ничего не изменило: стартовые условия для военного строительства на Украине были просто роскошными, однозначно лучшими среди всех стран бывшего СССР. Особенно с учетом мощнейшего кадрового потенциала и высокоразвитого ВПК. Украина получила не менее 700 предприятий ВПК, имея возможность производить практически любую технику. В частности, она оказалась монополистом на постсоветском пространстве по производству тяжелых жидкостных межконтинентальных и космических ракет, авианосцев, тяжелых военно-транспортных самолетов, вертолетных двигателей.

Два постсоветских десятилетия Украина использовала, мягко говоря, не лучшим образом. По такому важнейшему экономическому показателю, как ВВП на душу населения, Украина среди 15 стран бывшего СССР съехала со второго места в 1992 году на девятое в 2011-м. По приросту этого показателя она оказалась среди них на последнем, 15-м, месте. Население страны за это время сократилось на 7 млн человек. Военное строительство вполне вписалось в общую тенденцию.

Не будем брать безнадежные Молдавию, Киргизию, Таджикистан и страны Балтии, которые до сего дня обладают чисто символическими ВС. На что-то другое у них не было ни стартовых условий, ни ресурсов. Страны Балтии к тому же находятся под формальной защитой НАТО (она именно формальна, но иллюзию безопасности создает). Все остальные постсоветские армии постепенно вышли на траекторию поступательного развития (естественно, у каждой страны она своя), некоторые из них сумели создать высококачественные армии. Лишь ВС Украины так и остались в состоянии хаотичной деградации, с которого начали все страны бывшего СССР. В итоге, как и в экономике, имея лучшие в бывшей стране стартовые условия, Украина сегодня получила худший результат.

Распродажа «излишков»

ВС Украины прошли через некоторые структурные преобразования. Прикарпатский, Одесский и Киевский военные округа превратились в Западное и Южное оперативные командования и территориальное управление «Север». Дивизии превратились в бригады, коих сейчас имеется 17 (две танковые, восемь механизированных, одна воздушно-десантная, две аэромобильные, одна ракетная и три артиллерийские). Есть также свыше 20 полков, в том числе три полка спецназа.

По официальным данным ДОВСЕ на 1 января 2013 года, Украина имела 2311 танков, 3782 ББМ, 3101 артсистему, 507 боевых самолетов, 121 ударный вертолет. То есть сокращения за 20 лет оказались весьма масштабными, 2—3-кратными. При этом указанные цифры чисто формальны — боеспособна в лучшем случае половина техники, числящейся в украинских ВС.

Многочисленная исчезнувшая техника либо сгнила, либо распродана. За постсоветский период (1992—2012) Украина вошла в группу ведущих мировых экспортеров оружия. За это время на украинских предприятиях для поставок на экспорт произведены 285 танков и 430 БТР (имеются заказы еще на 50 танков и пару сотен БТР). А вот из наличия ВС Украины за те же годы было продано за рубеж 1162 танка, 1221 ББМ (БРДМ, БМП, БТР), 529 артсистем, 134 боевых самолета, 112 боевых вертолетов, значительное количество средств ПВО.

То есть экспортные успехи — это более чем на 90 % не достижения отечественного ВПК, а продажа собственности. Быстрая распродажа советского наследства продолжается и сейчас, основными его потребителями являются страны тропической Африки (типа Мали, Эфиопии, ДРК). Считается, что Украина продает излишки и устаревшую технику. Но этих «излишков» оказывается как-то очень много, причем они бывают отнюдь не самыми старыми по сравнению с тем, что на Украине остается. Самое же главное — то, что списание и распродажа советского наследства никак не компенсируется новыми поставками.

Украинские танки и БТР относительно успешно идут на экспорт, но собственным ВС от этого «ни жарко, ни холодно». Возникший в начале 2000-х проект модернизации 400 советских танков Т-64 в вариант Т-64БМ «Булат» был сразу сокращен до 85 единиц; сегодня реально модернизировано 76 машин. Но это не новые, а модернизированные советские танки. Новых танков Т-84У «Оплот» удалось закупить десять штук, было заказано десять более совершенных БМ «Оплот», но на их реальное приобретение у Минобороны так и не нашлось денег. При этом пятьдесят «Оплотов» будут поставлены в Таиланд, у которого деньги есть. Неплохо продаются за рубеж БТР-3 и БТР-4, счет идет на сотни. Сами же ВС Украины заказали всего десять БТР-4, но и на них денег не нашлось. У Мьянмы и Чада есть деньги на такие машины, у Украины — нет.

Паразитирование на останках советской техники

Правда, и с экспортом бронетехники у Украины в последнее время возникли весьма серьезные проблемы. Харьковский завод имени Малышева просто не способен организовать серийное производство бронетехники (неважно, для своих ВС или на экспорт). Сейчас происходит громкий скандальный разрыв контракта с Ираком на поставку в эту страну БТР-4 из-за низкого качества машин. От БТР-3 тихо отказались Казахстан, Азербайджан, ОАЭ. Основными покупателями новой украинской бронетехники остаются Нигерия и Таиланд, но с последним возможен еще больший скандал по поводу «Оплотов».

Ярким олицетворением ситуации в украинском ВПК стала история создания оперативно-тактического ракетного комплекса «Сапсан». В 2007—2013 годах на него было истрачено более 200 млн гривен (около 1 млрд рублей). Однако за это время не только не было создано опытного образца, но даже не разработана документация. В итоге проект пришлось закрыть. По сути, 100 % выделенных на него (очень немалых для ВС Украины) денег были просто украдены.

Что касается артсистем, средств ПВО, боевых самолетов и вертолетов, то они сегодня ни на самой Украине не производятся, ни за рубежом не приобретаются. Модернизируются штурмовики Су-25 и истребители МиГ-29, но темп модернизации очень низкий, а, главное, как и в случае с «Булатом», это не производство новой техники, а некоторое продление жизни старой.

Корабли Украина строить вроде бы может, однако программа строительства корветов пр. 58250 на «народные деньги» выродилась в фарс сразу после своего начала (хотя руководство ВМС Украины планировало контролировать этими корветами Атлантику и Индийский океан): вместо 20 кораблей, из них первый в 2012 году, страна получит в лучшем случае четыре корвета, из них первый в 2016 году. То есть за 20 лет независимости ВС страны получили 10 новых танков — и больше ничего.

Впрочем, даже это еще не самое страшное. Разительнее, что все эти два десятилетия в ВС страны практически полностью отсутствовала боевая подготовка. Когда ее изредка все же пытались проводить, происходили попадания боевых ракет то в жилые дома, то в пассажирские самолеты (с большими жертвами среди мирного населения); в итоге Минобороны свело ее к нулю. Средний налет на одного летчика в ВВС Украины в 2012 году достиг 40 часов, что считается выдающимся достижением (для сравнения — в ВВС России этот показатель доведен до 120 часов). Учения сухопутных войск ведутся в лучшем случае в звене рота — батальон, да и то нечасто. Добиться же принципиального улучшения ситуации невозможно из-за крайне тяжелой экономической ситуации в стране.

Спасение — в отсутствии врагов

С другой стороны, нельзя не признать, что армия Украине, по большому счету, не нужна из-за отсутствия угрозы внешней агрессии.

Правда, западные соседи (Венгрия и Румыния) сегодня настроены к Украине агрессивно: они раздают свои паспорта ее гражданам, проживающим на территориях, ранее принадлежавших этим странам. Но насильно это делать не приходится: украинские граждане берут новые паспорта добровольно и с удовольствием. С таким бороться военными средствами бесполезно.

Конечно, можно теоретически представить себе, как соседи пойдут войной против Украины ради защиты своих новых граждан, — но именно теоретически. Способность румын к войне уже давно проходит по разряду сатиры и юмора. Кроме того, ВС Румынии уникальны еще и крайней архаичностью техники. До сих пор все их 853 танка — Т-55, все 98 боевых самолетов — МиГ-21. Небольшое количество Т-72 и МиГ-29, полученных из СССР в конце 80-х, румыны быстро и успешно угробили до полной невосстановимости.

Ситуация в ВС Венгрии ненамного лучше: на их вооружении сегодня осталось всего 150 танков Т-72 (из них 120 — на хранении) и лишь 14 шведских истребителей «Гриппен». Численность личного состава сокращена до 22 тысяч человек. Соответственно, ждать агрессии от Румынии и Венгрии сложно, траектория развития их ВС примерно та же, что и у ВС Украины, — уверенно вниз.

Не менее сложно представить себе турецкую агрессию против Украины. Разумеется, ВС Турции гораздо сильнее украинских уже сегодня, но все-таки Черное море — очень серьезная водная преграда. Кроме того, для такой агрессии нет ясных целей, проблема крымских татар для Анкары находится не то что не на первом, но даже не на 20-м месте в списке ее внешнеполитических приоритетов.

Что касается России, то сопротивляться ей Украина не способна по всем параметрам. Сегодня ВС РФ получили над ВС Украины очень существенное превосходство по количеству и качеству техники и уровню боевой подготовки. Но главное даже не в этом, а в том, что для значительной части населения Украины «своей» страной является именно Россия. Чрезвычайно заметная часть потенциальных солдат и даже офицеров ВС Украины в случае войны против России не просто немедленно сдадутся, но прямо изъявят желание встать под трехцветное знамя против «жовто-блокитного».

Таким образом, ВС Украины, продолжая поглощать значительные деньги из находящегося в катастрофическом состоянии украинского бюджета, никакой обороноспособности стране не обеспечивают. Впрочем, никакая обороноспособность ей и не требуется.

Миротворческие операции ООН как выход

Поэтому в ближайшие годы ВС Украины подвергнутся очередной реформе, состоящей в их дальнейшем значительном сокращении и распродаже значительной части оставшейся техники и прочего имущества. За счет этого армия будет сделана наемной, то есть профессиональной.

В России до сих пор многие уверены в том, что наличие у страны профессиональной армии означает более высокую степень ее развития по сравнению со страной, имеющей призывную армию. Исходя из этого постулата, следует признать, что Буркина-Фасо, Зимбабве, Папуа — Новая Гвинея, Гамбия являются более развитыми, чем Норвегия, Финляндия, Южная Корея, Швейцария.

На самом деле способ комплектования ВС определяется теми задачами, которые перед ними стоят, и более ничем. В частности, если стране угрожает крупномасштабная внешняя агрессия, ей необходима призывная армия: наемная задачу отражения такой агрессии решить не способна — это неоднократно подтверждено мировым опытом. Зато наемная армия очень хорошо подходит для решения задач внутри страны в интересах нанявшего ее режима. Если призывная армия, то есть народная, в подавляющем большинстве случаев не будет стрелять в свой народ, то наемная — запросто.

Как было показано выше, воевать с Россией ВС Украины в любом случае не смогут; ожидать агрессию с других направлений глупо. Соответственно, нет никакого смысла содержать полноценную призывную армию, на которую все равно нет денег. С другой стороны, специфика нынешнего украинского режима такова, что в весьма обозримом будущем ему может всерьез потребоваться силовая защита внутри страны, от собственного населения. Соответственно, режиму нужна «любовь либерала» — «компактная профессиональная армия». Главной ее задачей станет как раз изведение остатков украинского либерализма.

Благодаря дальнейшему радикальному сокращению численности личного состава и техники денег на ее содержание хватит. Более того, есть возможность вывести ее на частичную самоокупаемость, используя в очень модных сейчас миротворческих операциях ООН и НАТО в Африке и Азии. Нынешние миротворческие контингенты практически всегда оказываются совершенно недееспособными, поскольку западные миротворцы воевать не хотят, а африканские и азиатские — не могут. Украинцы здесь окажутся идеальным вариантом. С одной стороны, их, в отличие от «настоящих» европейцев, никому не жалко, с другой стороны, у них более высокий уровень подготовки, чем у большинства армий развивающихся стран (по крайней мере африканских).

За подобные операции ООН и НАТО неплохо платят. Конечно, большую часть этих денег украинское руководство заберет себе, но и самим военным кое-что перепадет. При нынешнем уровне доходов украинцам даже «кое-чего» будет достаточно, чтобы очень неплохо себя чувствовать. Тем более что «профессионалами» заведомо станут почти исключительно представители социальных низов. Заодно они наберутся опыта борьбы с мирным населением и повстанческими группировками, который затем может пригодиться в собственной стране. Хорошим дополнением к украинской армии в этом случае может стать армия китайская (в лице Синьцзянского промышленно-строительного корпуса), которая официально получила в свое распоряжение на 50 лет 30 тысяч кв. км территории Украины.

Россия ни по геополитическим, ни по внутриполитическим обстоятельствам позволить себе «компактную профессиональную армию», разумеется, не может; наоборот, надо еще и нынешнюю увеличивать. Украина может служить ей примером — только не положительным, а отрицательным. И пример этот по-настоящему выдающийся. Очень трудно найти в истории примеры столь быстрого низведения мощных, качественных и сбалансированных ВС до столь печального состояния.

Александр Храмчихин

Поделиться:
Загрузка...