Теперь что-то происходит совсем странное

89
Когда мой муж, откосивший в юности от армии, уходил на войну в 14-м, он сказал «Я не хочу умирать в Донецке, слабым, безоружным, плывущим по течению. Я хочу иметь возможность защищаться». И глядя на удаляющуюся спину с рюкзаком, я не знала, встретимся ли снова. Мы встретились, но он уже не был прежним.
Когда взорвался весь мой привычный мир, где дом-работа-семья-друзья, я не знала, соберу ли снова эти осколки. Скрою ли новый, маленький мирок, из обрывков и яростного желания выжить. У меня получилось, но я уже другая.
Когда мужчины и женщины бросали детей и шли на фронт, когда старушки давали «на війну» со cвоих копеечных пенсий, когда выпускники отказывались от выпускного бала в пользу армии – мы изменились. Мы перестали быть рабами течения и поплыли вспять.
Казалось, что получается.
Казалось, что вот-вот доплывём.
Оказалось – показалось.
Теперь что-то происходит совсем странное.
С мая аналитики США заявляют об угрозе российского нападения из Крыма с целью отжать Северо-Крымский канал. Наш министр обороны и командующий Объединёнными силами ЗСУ считают, что агрессия маловероятна. Говорят, признаков непосредственной подготовки к активным боевым действиям нет. Потому что канал нерабочий и нафик россиянам не нужен.
Песков, кстати, полностью одобряет: не надо, говорит, искусственно нагнетать антироссийскую истерию, это урегулированию не способствует. И Наев успокаивает: мы, мол, полностью готовы, тренируемся отражать, планы отработаны.
При этом параллельно армию пытаются разоружить и деморализовать.
Плюс я стала часто натыкаться на посты военных, которые пишут, что всё фигня, отведенное вооружение недалеко и быстро ездит, а контролёры – ну они не вмешиваются, просто живут на позициях, аки мыши.
И ещё неможечко вот этой воодушевляющей херни про то, как мы всем дадим пзды есличё.
Т.е. с одной стороны у нас вероятный пздец на юге, хрен пойми что на востоке, Сивоха рад, а пресс-центр ООС в одном предложении пишет «обстрілів не зафіксовано, за винятком 15ти фактів порушення режиму припинення вогню».
Я не знаю у кого как, а у меня начинают закипать мозги: очевидная нелогичность заявлений властей для меня означает только то, что меня пытаются нае*бать. И Сэмэн вокрес внезапно, разразившись очередным «Порох виноват!» и не надо ходить на акции – это бесполезно пока Порох не сидит.
Когда враги говорят, что не стоит волноваться, волноваться очевидно уже пора.
Когда обоссан Сивоха радуется – пздец очевидно близко.
Когда ДНРия официально признаётся стороной конфликта — цель РФ почти достигнута.
Да, уважаемые люди пишут, что мы нарисовали столько красных линий, что это уже красная площадь, и это правда, но сидеть дома тоже не вариант.
Я ехала в Киев из Мариуполя, половина вагона была забита пацанятами лет по 18. Спрашиваю у проводницы «Куда едут все эти уважаемые юноши?». Один из них услышал и ответил мне. Чистою українською. Хлопчик з Маріуполя. Каже, їдемо вчитися Україну боронити.
Так что увидимся на красной от линий площади, под АПшечкой, сегодня в 7.
Тому що Україну треба захищати, у неё кроме нас никого нет.
Кроме нас, уставших, разочарованных, ставших другими в 14-м, и вот таких пацанов, перед которыми стыдно всё прое*бать.
Поделиться:
Загрузка...