РФ активно готовится к войне

313

В последнее время, Россия начала готовиться к возможному отключению Свифт. На данный момент, пенсионеров РФ насильно переводят на карточки платежной системы «Мир».

Вначале Сбербанк блокирует карточки пенсионеров, куда приходила их пенсия, а при обращении в отделение предлагают перевыпустить, но уже не Visa, а карту «Мир».

Напомню, что Путин в прошлом году заявил что РФ переведет свою экономику на военные рельсы.

Переход на свою платежную систему, пусть и не эффективную, исключительно для внутреннего пользователя, является одним из шагов к закрытию страны перед возможной войной.

Напомню также, что третий этап реформирования армии РФ должен закончится к 2020 году, а это полное переоснащение войск.

К этому же году Европейский союз планирует выделить деньги для устранение недочетов в логистической инфраструктуре и подготовки ее к передвижению танков и другой тяжелой военной техники.

Можно долго спорить о том будет война или нет, но однозначно то, что все крупные игроки к ней активно и ускоренно готовятся.

Уверен, что мы будем наблюдать все больше индикаторов такой подготовки.

Меня же, как гражданина, офицера запаса и отца очень волнует ситуация с подготовкой в Украине, которая однозначно тоже ведется, но которую сложно проконтролировать и оценить до часа Ч.

Вселяет надежду, что все таки благодаря Майдану мы оказались на правильной стороне — стороне Цивилизации.

И Украину будут подгонять в организации мер по улучшению с сфере безопасности потому, что стабильная Украина является залогом Безопасности в регионе.

Соответственно противодействующая сторона или если хотите противник, враг, будет всеми силами дестабилизировать ситуацию, не особо выбирая методы, потому как именно дестабилизация региона является для РФ нужной и успешной стартовой позицией в возможной горячей войне.

И тут многое зависит от нас. Если устоим, то возможно и предотвратим войну, устранив благоприятные для нее условия.

В любом случае, лучше посмотреть на соседей, и начинать потихоньку двигаться в правильном направлении, чтобы потом не говорить, а мы не знали, нам не говорили, мы не подумали.

Мирослав Гай

P.S. Путеводитель в ад. Все, что нужно знать агрессору об Украине

Тексту 2 года. Они изрядно потрепали наше единство. Но, надеюсь, не изменили главного. Кое в чем я, возможно, ошибался. Но не в основном.

Любое государство-агрессор нуждается в самостимуляции и самоподпитке. Неправедное дело требует серьезных обоснований, а обществу необходима истерическая накачка, патриотическая софистика и прочее бла-бла-бла.

Но это для стада. Пастыри, ведущие его в огонь, должны сохранять хоть подобие рассудочности и трезвости. И учитывать основные законы войны, один из которых гласит – ни в коем случае нельзя недооценивать противника! Именно для них я и пишу данное пособие.

Конечно, вы можете в очередной раз основываться на выкладках и графиках генералов, которые на пальцах, картах и ящике с песком докажут, что дойти до Киева за четыре дня, и захватить всю Украину за две недели – вообще не вопрос. Мол – только руки развяжите. И генералы знают, о чем говорят. Помнится, генералы одной очень воинственной страны уже брали мятежный город Грозный за два часа.

Я не военный эксперт. Я видел эту войну изнутри на разных стадиях, знаю, как действуют в обычных и критических ситуациях наши войска. А главное – кем становятся в ситуации «на краю» наши люди.

То, о чем я хочу сказать – не совсем вписывается в графики и диаграммы. И не всегда коррелирует с количественной составляющей. Но не учитывать описанное мной – заблуждение самоубийственное.

Попытка одолеть Украину имеет шанс на более или менее успешную реализацию только при подключении всех военных, экономических и человеческих ресурсов страны-агрессора. Как это все может происходить, и что захватчик гарантированно получит взамен?

Первое и главное: Украина – страна воинов. Украинцы – нация воинов. То, что дремлет десятилетиями, просыпается мгновенно. Формула «чем хуже – тем лучше» работает у нас более, чем на сто процентов. Мобилизация и консолидация самой активной части общества происходит быстро и сохраняет свою энергию продолжительное время. Доказательством этому служит 2014 год. В кратчайший срок возникли добробаты и волонтерское движение. Добровольцы и мобилизованные влились в почти мертвую армию, и очень скоро, на собственной крови и ошибках она стала Армией. Плохо оснащенной, никак экипированной, но настоящей, боевой армией. С нуля появилась Нацгвардия. Страна, по крайней мере, ее активная часть, стала надолго единой.

Бесполезно рассчитывать на политические распри, ошибки руководства и военного командования, разнонаправленные интересы олигархов, тотальную коррупцию и воровство. Что-то уже изменилось. А остальное полномасштабная война вынесет за скобки, поставив вопрос общего выживания. Что-то будет отброшено, уже по законам военного времени, что-то ликвидировано, что-то создано. Акценты и точки приложения силы сместятся, и окажутся там, где надо. Мы умеем сконцентрироваться и быть жесткими, когда припрет.

И не надо рассчитывать на то что «мы устали». С точки зрения более цивилизованных народов – мы не совсем правильные. Беды и трудности – наше топливо. Стоит событиям качнуться «в минус» — начинает работать мощная пружина противодействия. Распри забываются, и мы все разворачиваемся в сторону опасности и начинаем действовать. И чем больше народа затронуто лично – тем мощнее сила.

Мы как улей. Пока что его сильно толкнули, и обидчика жалят подразделения «боевых пчел». Но упаси вас Бог ворошить улей палкой, или совать туда руку! Никакое, даже самое мощное животное не может противостоять разъяренному рою.

Большинство из воевавших в период мобилизации, и имеющих колоссальный опыт вернутся сразу, и присоединяться к тем, кто не уходил совсем. У них есть ощущение незавершенного дела, и старые счеты на этой войне. Когда это произойдет – мы обопремся на мощную «приливную волну», которая быстро поднимет уровень всей системы.

Добровольческие формирования забудут разногласия с системой, отложат обиды, и снова будут на переднем крае, при (вы не поверите) полной поддержке государства.

Изменения в армии идут трудно, но они, несомненно, есть. Во всем. В уровне обеспечения и оснащения. В количестве и состоянии техники. В системах связи и разведки, и способах их применения. И, что самое главное – в обучении. Например, на стрелковую подготовку бойца в 2014 году уходило до 30 патронов. В основном из положения «лежа». Сейчас обучение идет в три этапа, достигает почти трех сотен патронов (а иногда превосходит) со стрельбой из всех положений, в движении и группой. Также и все другие программы подготовки выросли по количеству часов, километража наездов, видов упражнений и расходу боеприпасов. То есть, сейчас «базис подготовки» войск по сравнению с началом войны – многократно выше.

Наша экономика не стала военной. Но при необходимости все ее ресурсы будут максимально сконцентрированы. При пожаре уже мало кто будет обращать внимание на слезы и жадность некоторых «владельцев колодцев» — не до того будет. Воду будут брать из всех источников. И воды будет достаточно. Да и свое «ведро» принесут с каждого двора, не сомневайтесь.

Атаковать нас придется несколькими фронтами, иначе никак. То есть задействовать практически всю армию агрессора.

Имея господство в воздухе, логично подавить авиацию и средства ПВО, а после «нагибать» все находящееся на земле безнаказанно. Однако, мобилизованные из «закромов» в немалом количестве разнородные средства ПВО (часто весьма почтенного возраста) включая восстановленные и разработанные, вместе с невеликой по численности, но настроенной на жесткую, и почти безнадежную драку авиацией — проделают в «крылатых рядах» агрессора ощутимую дыру. И, например, разговоры, ведущиеся у отвязанных соседей о «тренировках в Сирии» — не более, чем самоуспокоение. Пройти ПВО регулярной армии, и почти беззащитных для авиации сирийцев — две большие разницы, как говорят в украинской Одессе.

Даже после расхода или подавления серьезных зенитных средств, останутся рассыпанные по войскам ПЗРК.

И даже древние ЗУшки, легко маскируемые и трудно обнаружимые станут кошмаром для всего низколетящего, оставив для маневра только верхние эшелоны неба, что ограничит возможности, и заставит применять более дорогостоящие, либо менее точные боеприпасы. Сбивать чужие «птички» будут всеми доступными средствами.

На земле, конечно, будет ад, но будет он и в небе. С каждым вылетом летчики нападающей стороны будут терять желание выполнять задачу. Думать они будут не о цели, а о смерти. Сбрасывать боезапас «в молоко», и нервно лупить по своим. Что чрезвычайно снизит их эффективность.

Применение тяжелых (стратегических) бомбардировщиков с «высокоточной» составляющей быстро закончится вместе с этими боеприпасами, и сокращением количества носителей. Которые частью будут уничтожены, частью упадут сами (как выяснилось, частая эксплуатация – худший враг авиации некоторых армий). Когда начнется использование обычных бомб и ковровых бомбардировок – агрессор станет вне закона для всего мира. Растревожен будет уже не улей, а вся пасека.

Уже идущая война держится на артиллерии. Артиллерия противника может превосходить нашу многократно. Но украинская Арта научилась стрелять с максимальной эффективностью, маневрировать, выигрывая контрбатарейное противостояние, маскироваться, перегруппировываться, собираться в кулак, и мгновенно рассыпаться в движении, уходя из под «ответки». Наша артразведка и безбашенные корректировщики на порядок превосходят по эффективности своих «конкурентов». Наши РСЗО научились работать с точностью, приближающейся к «ствольникам», умеют быть неуловимыми и оказываться там, где даже теоретически не должны оказываться «тяжелые средства». Даже массированный воздушный «прессинг» очень нескоро сможет свести весь этот потенциал к нулю. А потери артиллерии противника будут несопоставимо высоки. Даже выше, чем у всех остальных войск противника, уничтоженных в гостеприимном артиллерийском аду.

Наши танкисты вооружены, в большинстве, не новыми, но отлично изученными и простыми в использовании танками. Танковая тактика оттачивалась в тяжелых условиях начала войны. Тогда состояние техники было совсем «аховой», и ситуация, когда из трех танков полностью боеготовым был один, была обычной. За счет этого танкисты научились действовать «тем, что есть». Оказалось, что маневр, хитрость и «боевая наглость» компенсируют количество, а злость и желание выжить быстро учат точности и эффективности.

Учитывая, что нынешнее состояние техники объективно лучше, а уровень обучения выше, и учитывает боевой опыт – справиться с нашими танкистами «в лоб» будет бесполезной тратой времени. Тем более, что способность и готовность работать под огнем не отработать ни на каких полигонах. Действия танков страшны сами по себе. Но танки, упорно и успешно ведущие бой «на грани безнадежности» — страшны вдвойне. Это наши танкисты доказали неоднократно. А как уютно у нас чужим танкам – спросите хотя бы у «ничьих» бурятских танкистов, занесенных на украинскую землю неизвестным гуманитарным ветром. Они расскажут, кто сможет.

Умение и искусство нашей разведки, диверсионных групп и высокомобильных подразделений, вообще не прекращались оттачиваться в боевых условиях. Это действительно наша элита, заслужившая свое звание самым тяжелым и уважаемым способом. Их потенциал, опыт и возможности я даже обсуждать не стану – они вне сомнений. Агрессору необходимо учесть лишь то, что работать они будут на своей территории. То есть, противнику будет максимально мрачно. Защищать свои базы, тылы и коммуникации придется такими силами, что это будет сравнимо с еще одним фронтом. Спать агрессору придется коротко и тревожно. Часто оставаясь во сне навсегда.

Есть еще один феномен – воздушная разведка. У какой еще страны она возведена в ранг гражданского воинского движения? Это как раз яркий пример того, как слабость государства компенсирована силой и волей его народа. Какая разница агрессору, кто наведет на него смерть – дорогостоящий дрон, или маленькая птичка, управляемая вчерашним студентом? Наши глаза будут везде, мы будем знать о противнике все.

Ну и царица войны – пехота, и иже с ней. Это воины, генетическая память которых уже разбужена и воплощена в реальность. Умные, злые, хитрые, коварные, в большинстве не часто оглядывающиеся на стоящую за спиной старуху с косой. И не важно, чем конкретно они вооружены. Главное, что они знают – чтобы выжить, надо нанести врагу максимальный урон любым способом.

И последние годы обогатили арсенал их умений и возможностей неимоверно. И опыт распространяется, передается и оттачивается на практике. Наши люди попробовали все способы выживания. Наши люди вспомнили, что такое при необходимости «стоять насмерть». То, что у других в памяти, легендах, книжках и фильмах, для нас – эпизоды сегодняшней жизни. И между нашим и чужим высшим опытом сейчас пропасть. Смогут ли бойцы агрессора преодолеть ее на неправедной войне? Можно попробовать – ад ждет.

В сумме, и скорее всего, завязнув в долгой мясорубке войска агрессора истощаться, встанут и будут искать предлоги и способы убраться восвояси. Но большой вопрос – как и какой ценой это удастся осуществить.

Но сила силу ломит. И может так статься, что временная военная победа будет на стороне агрессора, ибо наши силы и ресурсы небезграничны. И задавить массой, не считаясь с последствиями можно пробовать. Но будет ли это победой?

Про соотношение потерь обороняющихся и наступающих 1 к 3 придется сразу забыть. Реальные цифры потерь этой войны скрываются всеми. Но те, кто нужно – в курсе. Соотношение значительно выше и часто приближалось к нулю после знака. А нас старательно натренировали в обороне весьма настырные учителя, и соотношение мы будем только увеличивать. Да, при худшем из вариантов нас лягут десятки тысяч. Но у агрессора счет пойдет на сотни этих самых тысяч. Да, у нас будут дрогнувшие, сдавшиеся или побежавшие подразделения – это война. Но основная масса удержится, и продаст право на проход через них по самой дорогой цене. Я уже говорил – мы это все на себе протестировали, поэтому знаем, что будет. И с каждым нашим двухсотым ярость и упорство будут только расти. А воинственные крики восторга на земле нападающего быстро сменит ужас и скулеж. Бригады на кладбищах справляться не будут. Придется вспомнить про полевые крематории и вереницы рефрижераторов на железнодорожных путях, чтобы утилизировать плоды собственной глупости.

Готова ли армия агрессора самоотверженно пройти через мясорубку и умирать проклятыми по плохо понятным мотивам? Или ее придется стимулировать штрафбатами и заградотрядами?

Готово ли общество нападающей стороны кормить своими детьми не свои амбиции?

И не надо успокаивать себя сказками о том, что «мы еще даже не начинали» и «они привыкли вариться в котлах». Это мы еще не начинали. Вечно сдерживаемые всяческими «договоренностями», «перемириями». В этих самых «котлах» первого этапа, — мы больше закалялись, нежели варились. Мы еще даже не начинали. А когда начнем, потеряв все ограничения и любые надежды, кроме как на себя – мы утопим в крови любого противника. И сделаем все, чтобы большинство крови было его собственной.

Все прекрасно знают поговорку про мышь, загнанную в угол. Как предостережение. Так вот, в нашем случае прямая агрессия это попытка загнать в угол заматеревшего волка. Со всеми вытекающими последствиями.

Но даже если вы пройдете через позиции последнего подразделения – ничего не закончится. Все только начнется.

Помните сравнение с улеем? А как вам оказаться внутри него? Произошедшее затронет всех украинцев. На самом простом – кровном уровне. Тут уже будет не до того, кто и как считал «до». Большинство будет помнить то, что здесь и сейчас. Смерть знакомых и близких, разруху и унижение.

Кто-то сомневается в том, что хотя бы один процент населения Украины будет вести активные партизанские действия? А сколько это в цифрах, представляете? А масштабы подпольного противостояния и диверсионной деятельности? У вас не только земля будет гореть под ногами. Будет гореть воздух, которым вы дышите. Вода и пища станут ядом. Коммуникации, по которым вы должны будете снабжать не менее, чем миллионную оккупационную армию будут всегда парализованы. А ежедневные потери будут исчисляться десятками и сотнями.

Служба на складах боеприпасов, топлива и вооружения будет считаться адом. Служба в патрулирующих подразделениях будет считаться адом. Патрульно-постовая служба будут считаться адом. Нахождение в штабах и рядом с командным составом будет считаться адом. Короче, адом для вас будет все.

Мало того, многие, опасающиеся снабжать оружием и ресурсами государство Украина, с удовольствием будут тихо и щедро снабжать официально не существующее подполье. Как было уже много раз в недалекой истории. Наш «военторг» тоже будет изобилен. А основные ресурсы будут браться у самого агрессора. Попутно уничтожая все, что не смогли унести. Все что мы не съедим – мы обязательно понадкусываем. Вы над этим смеялись – теперь будете плакать.

Будут свои коллаборационисты, пятая колонна и свое «правительство Виши». Но вы даже не представляете, насколько этот слой будет тоньше, нежели это представляется вам сейчас. И их существование тоже будет адом.

Но и это еще не все. Наши диверсионные группы просочатся через любые заслоны на территорию агрессора. И счет их будет не на десятки, и не на сотни – на тысячи. Успешность их деятельности будет зависеть от степени «растворяемости» среди населения. Чем ближе по языку и культуре страна-агрессор – тем эффективнее будут действия и масштабней результат. Вы понимаете, о чем я?

Мы не будем воевать с гражданским населением. Нам хватит работы с инфраструктурой, военными и силовыми объектами, экономической составляющей и ресурсами. Будет останавливаться транспорт, снабжение, поставка энергоносителей. Будут гореть заводы, электростанции, скважины, трубопроводы, посевы, склады и все, что обеспечивает жизнедеятельность государства-агрессора. Все, что имеет отношение к армии – будет уничтожаться с максимальной жесткостью. Необходимые средства будут браться в ваших же банках силовыми и интеллектуальными методами. А наши (одни из лучших в мире) хакеры, рассыпанные по всему миру, прекратят хулиганить, и начнут уничтожать все, что зависит от сети «ком а ля гер».

Жизнь в стране-агрессоре, к сожалению для ее жителей, тоже станет адской. А при уже полной изоляции от остального мира (а она будет) – адской вдвойне.

Мы ничего не забудем, и за все воздадим. Некоторые говорили, что мы злопамятны, и коварны в своей мести? Окей, мы станем такими.

Я не берусь определять срок, за который агрессор, посягнувший на мою страну, похоронит себя с нашей помощью. Но, думаю, он будет невелик. И потери от этой страшной ошибки будут глобальными и необратимыми. Ослабевшие и дезорганизованные оккупационные войска при неизбежном параличе центра сбегут, бросив все. Настолько быстро и в таком количестве, насколько это будет позволено.

После чего, мы начнем возрождаться. Сами, или при поддержке всего мира. А агрессор еще долго будет жить уже не в аду, но на пепелище ада. Что тоже тяжелый жребий. Но вытянутый добровольно.

Вот такой получился адский путеводитель для агрессора, по, в общем-то, мирной стране. Можно не верить его автору, можно верить в другое, или обратное. Я просто говорил о том, что видел, что знаю, и что чувствую сам. Это не страшилка для врага – это в большей, или меньшей степени возможный прогноз реальности. И винить нас в излишней жестокости нет смысла. Так поступит любой уважающий себя народ на нашем месте.

Просто надо не лезть в наш улей.

Глеб Бабич (Позывной Лентяй)

Поделиться:
Загрузка...