Призрак майдана беспокоит нервного президента РФ

140

Слава богу, это ужас не для рядовых добропорядочных граждан, а для «президента» Путина и его окружения. Идея стабильности (по сути, кладбищенского покоя) – это персональная «национальная идея» Путина.

Ради нее он может отдать все. Теперь над его идеей опять сгустились тучи, что заметно отразилось на его блеклом новогоднем выступлении. Есть от чего впасть в уныние!

Призрак майдана беспокоит нервного президента. И не зря беспокоит! События в Иране, где люди, уставшие от псевдорелигиозной диктатуры, вышли на улицы и площади своих городов, кем только мысленно не переносятся сейчас на Россию. «Чем российские просторы хуже персидских?», с воодушевлением думают российские оппозиционеры. «Неужели диктатура в Иране падет, и цепная реакция протеста перекинется к нам?», с ужасом думают в Кремле.

Паника, паника. Не послать ли в Иран кадыровских бандитов в помощь Стражам исламской революции? Не ввести ли в Иран войска для помощи Великому аятолле Али Хаменеи? Может быть немножко побомбить иранскую оппозицию? Что делать, что делать?

Падение фундаменталистской диктатуры в Иране стало бы серьезным ударом по планам Кремля. Сразу лишится серьезной поддержки сирийский друг Путина президент Асад. Потеряет свое влияние движение Хамас (террористическая организация, не запрещенная в России – А.П.) Могут обрушиться совместные ирано-российские атомные проекты и помощь Ирану в оснащении его ядерным оружием. Выпадет важное звено из подогреваемого Кремлем антиамериканского альянса. Есть отчего выглядеть бледно на новогоднем выступлении!

Алгоритм диктатуры в деле подавления свободы везде более или менее одинаков. Прежде всего – ограничить распространение информации. В Иране спешно блокируют интернет-мессенджер Telegram и социальную сеть Instagram. Диктатура надеется оставить протестующих без связи и координации.

В России с 1 января этого года вступил в силу закон, согласно которому интернет-мессенджеры должны быть привязаны к номерам мобильных телефонов пользователей. Понятное дело, так легче будет вычислять тех, кто договаривается о коллективных протестах. Пока не понятно, как это закон будет реализован на практике, но уже известно, что подобную систему планируется распространить также на все социальные сети и даже онлайн-игры. В то же время получить сим-карту у мобильного оператора можно только документально удостоверив свою личность.

С 1 июля все операторы связи и интернет-компании будут обязаны в течение полугода хранить текстовые сообщения, голосовую информацию, изображения, звуки и видео. Все это они будут обязаны передавать спецслужбам по их первому требования, без всяких судебных решений.

А как же быть с Конституцией России, которая защищает тайну переписки? Статья 23, часть 2: «Каждый имеет право на тайну переписки, телефонных переговоров, почтовых, телеграфных и иных сообщений. Ограничение этого права допускается только на основании судебного решения». Что делать, если закон противоречит Конституции? Правильно, забыть о Конституции, как о кошмарном сне! Более того, операторы связи, мессенджеров и администрации социальных сетей будут обязаны помогать спецслужбам в расшифровке контента, а за отказ от этого предусмотрен штраф до миллиона рублей.

Все это принимается на фоне широко рекламируемой борьбы с терроризмом. В Петербурге какой-то сумасшедший устроил взрыв в продуктовом супермаркете – Путин объявляет это актом террора. Он публично заявляет, что дал указание правоохранительным органам «в плен никого не брать, ликвидировать бандитов на месте». Так в стране нагнетается атмосфера психоза и правового нигилизма. Так Кремль оправдывает принятие антиконституционных законов, ограничивающих права и свободы граждан. А чтобы и дальше принимать такие законы, будут нужны новые террористические акты.

Одно они не учитывают. Все их ухищрения для облегчения слежки за гражданами направлены на тех, кто прячется, действует тайно. Все их меры по нейтрализации гражданской активности рассчитаны на подполье. Десятилетия чекисты и их последыши тренировались в разоблачении заговоров. Но когда грянет открытый протест и люди выйдут на улицу, никакие базы данных и блокировки интернета им не помогут. Будучи людьми примитивными, люди во власти думают, что чем больше они принимают репрессивных законов и нагнетают страх в обществе, тем стабильнее становится установленный ими режим. Все это хорошо лишь до поры до времени. Хорошо бы им понять, что чем сильнее сжимать пружину, тем с большей силой она когда-нибудь распрямится.

Александр Подрабинек

P.S. КАК ПРОИСХОДИТ БЕЗУМИЕ?

Клаус Конрад изучал шизофрению. По призванию. Был он невротиком и любил экстремальный спорт. Скалолазание, одиночные восхождения в Альпах, прогулки по ледникам. Погиб в расцвете лет. Был гениален. Сделал величайшее открытие в глубинной психологии. Сам так и не узнал всю глубину прорыва. Потому что после Второй Мировой войны был проклят коллегами. Принадлежа к легендарной Венской школе, он вступил в 1940 году в нацистскую партию. Еще раньше его исследование о наследственной эпилепсии стало обоснованием для обязательной стерилизации эпилептиков в нацисткой Германии. Короче, вляпался наш доктор: в США, куда, собственно эвакуировались апологеты глубинной психологии, превратив Америку в мировой психиатрический центр, не хотели даже слышать про нациста Конрада. Он развивал идеи гештальта, был экзистенциалистом-романтиком и вообще возвышенным человеком. Этаким «сторонником чистой науки». Но по факту — нацистом.

Конрад доживал свой век в должности профессора, писал трактаты, преподавал в университетах и даже был назначен директором серьезного института в Мюнхене, но мировая психиатрия все-таки считала его «замазанным», членский билет Нацистской медицинской ассоциации выжег на Конраде клеймо до конца его дней. Редакторы вычеркивали ссылки на его имя из справочников, студенты старались не упоминать. Враг. Прокаженный. Трудно было Конраду жить и работать.

Психиатр с нацистским прошлым был априори изгоем. Смерть Конрада окружена тайной. Он вроде бы разбился во время экстремального восхождения на какой-то пик, но есть версия, что это был суицид. Вроде бы даже тело не нашли, точнее похоронили кого-то другого, неопознанного альпинста.
Прошло много лет и постепенно биография Конрада отошла на второй план. А вот открытие — стало важнейшей вехой на пути понимания глубин человеческой психики. Сегодня о самом Конраде можно найти скромную статью в немецкой википедии. А если вы наберете в поиске слова «трема-фаза», «апофения» или «трансгрессия», вы увидите тысячи ссылок. Именно Клаус Конрад, сам того не ведая, описал один из ключевых процессов бессознательного. Хотя исследовал он шизофрению и ее начало у больного человека.

В самых лучших традициях Венской Школы, давшей миру плеяду величайших ученых от Фройда до Франкла, от Юнга и Адлера до Райха (еще более драматичная фигура), Конрад пришел к выводу о том, что безумие — следствие «невроза». Он предположил, что шизофрения — это следствие внутреннего бессознательного конфликта, выдвинув идею «эндогенной невротизации». С позиции сегодняшней науки довольно идеалистичную. Но не лишенную смысла. Мы ведь совсем ничего не знаем о шизофрении, мы только щеки надуваем и делаем вид, что разбираемся. Шизофрения — черный ящик. Ее лечат, как ОРЗ, снимая симптоматику и помогая реинтеграции пациентов в реальность. С разным успехом. А вот описать начало болезни и ее развитие получается лучше. И Конрад описывал. Как геологи, искавшие руду, находили окаменелые кости и отпечатки древних растений, так и шизофренологи описали механизмы «заброса» в реальность человека совершенно болезненных, невалидизируемых в норме картин действительности.

Психиатры венской школы любили древнегреческие мифы, как основу бессознательных концептов. Цари и боги, герои и нимфы, страсти и драмы. Откуда все это? Ведь понятно, что не из сознания человека! Приап с его фаллосом, проклятьем и мечтой, Нарцисс и его мать Лиеропа, в глазах которой сын видел не себя, а ее отражение, то есть свою смерть, Эдип, женившийся на своей матери, Иокасте, Электра, подговорившая брата убить мать из-за погубленного отца… Откуда эти сюжеты взялись? Из бездонных глубин психики, из подсознания, из темных впадин души. Именно древние трагедии, «чистая», еще не «испорченная» цивилизацией «продукция» первоначального искусства стала основой размышлений Фрейда и учеников-антагонистов. Но Клаус Конрад пошел дальше — он понял как устроена сама греческая трагедия. Он уловил универсальную фабулу, принцип восприятия действа: сюжет, созданный драматургом нарастает. Ну развивается, как жизнь человека — от пролога до кульминации, от развязки до эпилога. И это не просто форма, продиктованная Мельпоменой — это отражение бессознательного!

Конрад изучал шизофреников. И понял — бред развивается не спонтанно, не случайно: у процесса бредизации есть вполне очевидные этапы. И связаны они с нарастанием тревоги, как в классической древнегреческой трагедии. Конрад назвал это тремой. Или тремо-фазой. Вот представьте себе состояние обычного человека. Как вы или я. Как любой из миллиардов, населяющих планету. Мы живем своей жизнью, обеспечиваем свои потребности, думаем, дышим, едим, спим, функционируем. В нашем сознании происходит огромная ежеминутная работа. И в подсознании. Мы тревожимся, предвосхищаем, любим, смеемся, бережем своих близких, противостоим врагам. Рожаем детей, оплакиваем ушедших, ездим на машинах или метро. Все нормально, все как у всех, все спокойно. И вдруг — не спокойно. В каком-то таинственном амфитеатре на сцену выходят актеры и начинают диалог. И нам — тревожно. Весь мир внезапно меняет смысл, мы чувствуем, что ЧТО-ТО ПРОИСХОДИТ. Наша жизнь внезапно меняется. То, что казалось обычным внезапно начинает нас беспокоить. Выключен ли утюг? Трезв ли водитель автобуса? Почему ребенок выглядит таким бледным? Что за странный неотвеченный звонок на мобильнике? Надежен ли мой банк? Нет ли скрытого смысла во вчерашнем разговоре с любимым человеком? Мир внезапно стал тревожнам и непонятным и эта тревога — небеспочвенна! Ведь действительно что-то не то происходит. Нам бы задуматься! Но так устроено сознание любого человека — мы видим причину в окружающей реальности, не в себе! А реальность совсем никуда не годится. Тревожность нарастает все больше и больше. Человеку говорят: тебе отдохнуть пора, ты какой-то не такой. Но разве сейчас до отдыха! Что-то надо срочно делать! Что-то предпринимать, что-то немедленно понять и срочно изменить, но что? Мир становится загадкой.

Тревога нарастает и воспринимается как страх. Это парадокс, ловушка: в нашей психике нет отличия тревоги от страха. Мы начинаем бояться. Но при этом нам ничего не угрожает! Мясорубка крутится, а мясо кончилось. Мы не чувствуем реальной боли, проталкиваем в жерло воспаленной психики кажущиеся страхи перед совершенно новым миром, а беспощадные шнеки перекручивают наши пальцы. Мы еще глубже засовываем руку, и вынимаем обрубок: мы больны. Наше сознание больше не управляет ничем, весь мир катится в тар-тарары. То, что казалось незыблемым теряет всякое значение: работа, семья, дети, любимые… Кругом все чужое, непредсказуемое, страшное. Вот она взяла нож и режет салат. А ведь этим ножом она может меня убить, стоит мне отвернуться! Наверное, я должен сидеть за столом только лицом к ней! Что за чушь? Это какая-то мистика, зачем, для чего? Но ведь явно она не просто так взяла этот нож, им неудобно резать помидоры, такое лезвие предназначено для удара по шее! А откуда вообще в доме взялся этот нож? Она купила его специально! Ой, что за ерунда! Мысли скачут, тревога порхает, как птичка с ветки на ветку, как полиэтиленовый пакет на свалке, носимый ветром: почему по телевизору в новостях показывают какую-то войну? Ведь завтра эта война придет на нашу улицу! Плевать, что наша улица не привлекает даже велосипедных воров, надо проверить — не угнали ли машину? А коляску из чулана?

Человеку кажется, что он «нервиничает», он понимает, что тревожится, но при этом НЕ МОЖЕТ понять, что его «страхи» — эндогенны. То, что Конрад назвал «тремой» — нарастание непонятно откуда взявшейся тревоги — это не столько начало шизофрении, сколько просто начало ДЕПРЕССИИ. Слом внутреннего механизма регуляции психики, серьезная, но еще не ставшая необратимой проблема. Психоаналитик может разобрать в терапии такое состояние, помочь и вернуть в процессе работы пациента в реальность жизни. А если подключится грамотный психиатр и назначит правильный антидепрессант, то через какое-то время у пациента откроется «окно» в мир, сознание сможет переработать тревожность, как причину страдания, ухудшения качества жизни. Качество- то падает действительно! Представьте себя на месте такого пациента! Вам ведь страшно! (на самом деле — тревожно!). Вы как в черном первобытном лесу, кругом зло, кругом неясные тени хищников, жаждущих разорвать вас и использовать в виде пищи. Или изнасиловать. Или поработить. Но ведь вы не имеете своего психоаналитика, это не дантист, не парикмахер, не гинеколог. Это какой-то странный человек, требующий наличных денег за то, чтобы слушать вас. Даже чай не предлагает. Вы лучше посоветуетесь с мамой, с подругой, с приятелем. Книжки почитаете про психологию. К священнику сходите на исповедь, помолитесь в храмовой таинственной тишине в свете свечей под жутким взглядом святых страстотерпцев и монотонное чтение священных книг. И полегчает. На день, на неделю. А потом накатит снова. Вы уткнетесь в фб, вы будете часами втыкать в инстаграм, смотреть сериалы, готовить вкусняшки на ужин, сходите в кино, почитаете новый роман Виктора Олеговича или старую повесть Мураками. Там все так интересно! И никаких проблем… А вечером можно посмотреть гламурные блоги, послушать SMR подкасты: прибой, шелест волн, нежные листья шуршат по крыше хижины на закате… Вино поможет хорошее, пиво в пятницу, ночной клуб в субботу, красивые люди, хороший DJ, поцелуи и обнимашки. А в воскресенье вдруг накроет совсем: тревожность, как невыносимая зубная боль захлестнет вас полностью. Что это? Безумие? Нет, это невозможно, я нормальный, я здоров, я цел, я в порядке, это что-то с миром происходит! Но вот что?

Нет, все это как-то не радует. Еда не вкусная, что-то произошло с продуктами. Видимо ГМО везде пихают. Секс? Нет, это приятно, даже очень, но вот потом какой-то отвратительный осадок, меня просто использовали, как мясо. Чтение раздражает, погода давит, то жара, то — холод. Нет, ребята, все не так! Все не так, ребята!

Через какое-то время по законам жанра греческой трагедии трема-фаза станет невыносимой. Ваше сознание отключится, вы даже не вспомните как это произошло. Внезапно вы погрузитесь в полную темноту. Это тот самый сон разума, рождающий чудовищ.

А дальше будет перезагрузка. Вдруг все станет ясно. Трема-фаза закончена. Произошла АПОФЕНИЯ. Трагедия закончилась. Убийца — дворецкий.

Человек становится спокоен. Он осознал. В его сознание залетел бред. Тревога ушла. Стало легко и просто, понятно и красиво. Подсознание ворвалось в реальность и изменило ее. Отныне человек никогда не будет прежним. В его картине мира произошли радикальные изменения. Бред «кристаллизовался» и стал частью ума. Апофения — это когда совершенно абсурдные связи соединили фрагменты реального в целостное изображение.

И вот тут надо понять. Жил-был человек. Учился, работал, чем-то интересовался. И в один прекрасный день уехал в Тибет. Или поближе, в монастырь. Или стал свидетелем. Неважно, Иеговы или Алексея. Увлекся Ошо. Стал верить, что все беды на Земле от неверия. Принял ислам и уехал в Сирию воевать за запрещенное ИГ. Или не запрещенное. Увлекся йогой и стал веганом. Или возглавил местную ячейку языческой секты. Неважно какой. Или уверовал в то, что виноваты рептилоиды и инопланетяне. Список можно продолжать бесконечно. Проблема в том, что он действительно верит нефункционально. Люди разрушают семьи, увидев, что все их проблемы происходят от злого агрессора, жаждущего убить, преследующего их повсюду (а муж или жена просто пытаются наивно вернуть человека в реальность, что совершенно бесполезно). По сути апофеническое состояние — это самое страшное сумасшедствие, потому что нет ничего труднее, чем корректировать кристаллизованный бред, человек не считает себя больным, ему кажется, что его преследуют за убеждения. Когда-то это пытались назвать вялотекущей шизофренией, но никакой шизофрении нет — человек соверешенно адекватен. Никаких шапочек из фольги, лучей и прочих параноидальных идей. Все замечательно. Просто уверовал человек. И все…

90 процентов «старцев» или «гуру», обладателей «внутреннего знания», «экстрасенсов» и прочих апофенистов совершенно здоровые люди. В конце концов, каждый волен видеть мир по своему. Они успешны и удачливы, более того, они — счастливы! Сознание их работает, бессознательное — тоже. Они функциональны. Но их картина мира навеки искорежена. Хотя не всегда — психиатры, сталкивающиеся с подобным явлением наблюдают случаи самокоррекции. Через год, через два. Бывает. Апофенисты, конечно, никогда полностью не возвращаются в «первоначальное» состояние, но психика такая тонкая штука! Случается, что сознание упаковывает кристаллы бредовой картины мира в плотные капсулы и засылает их в подсознание. Если близкие терпеливы, если любят, если хотят, то можно и дождаться улучшения, особенно, если бред совсем не соответствует реальности: ну то есть жизнь опровергает его по всем параметрам. Назначен конец света, а вот — дата прошла, проехали, можно выходить из пещеры. Это не отменяет возможности самого конца света, он просто сначала перенесся на другое число, а потом как-то вот отложился… Не срослось.

Так все-таки — шизофрения или депрессия? Мы не знаем границы. Одна из самых неизведанных сторон психики, защитный механизм от полного безумия. Самоампутация здравого смысла.

(С) Автор текста Д.Запольский

Поделиться:
Загрузка...