Опасный варвар

1 109

Директор ЦРУ Майк Помпео говорит о десятилетиях российских усилий по подрыву американской демократии. Вмешательство российских хакеров в последнюю избирательную кампанию в Соединенных Штатах кажется руководителю спецслужбы всего лишь эпизодом на фоне этих многолетних усилий.

Помпео не стал отвечать на вопрос о возможном участии в российской «электронной агрессии» российского президента Владимира Путина. Но об этом участии недвусмысленно заявил на недавних слушаниях в конгрессе бывший министр национальной безопасности Соединенных Штатов Джей Джонсон. Джонсону проще, чем Помпео — он уже в отставке и может позволить себе говорить напрямую. Но любой здравомыслящий человек прекрасно понимает, что если российское вмешательство было, Путин не мог быть к нему непричастен. Все принципиальные решения в России принимаются при активном участии и одобрении первого лица. Так было при императорах, советских генсеках — и эта традиция единовластия и личной ответственности сохранена при российских президентах.

Американцам — и цивилизованному миру в целом — следовало бы понять причины этой постоянной вовлеченности Москвы в подрыв устоев западной демократии. Зачем России вмешиваться в избирательные процессы, зачем тратить миллиарды долларов на подрывные пропагандистские ресурсы, вроде одиозного телеканала Russia Today, зачем «обрабатывать» русскоязычных эмигрантов и создавать ручные диаспоральные медиа — зачастую в среде, которую казенные юдофобы из российских госорганов ненавидят и презирают? Ведь экономически Россия все равно не может состязаться ни с Соединенными Штатами, ни с Европой. Падение цены на нефть, ставшее предвозвестником грядущей экономической катастрофы и неизбежного краха российского режима, должно было бы отрезвить Владимира Путина и его ближайшее окружение — то есть как раз тех людей, кто занимается подготовкой антизападных спецопераций. Но чекисты никак не могут уняться. Почему?

А потому, что с момента краха Советского Союза большая часть российской элиты считает себя и свою страну проигравшей в «холодной войне». Победителями активные строители коммунистического режима и его репрессивных структур — не будем забывать, что Путин по собственной инициативе после получения высшего образования выбрал работу в КГБ, что считалось тогда аморальным в представлении любого уважающего себя жителя Советского Союза — могли бы считать себя только в том случае, если бы крах КПСС и советской экономики не привел бы ни к территориальным, ни к «весовым» потерям.

Если бы Советский Союз сохранился в новом качестве, под руководством негодяев с Лубянки или их марионеток, если бы остался «социалистический лагерь» и российские солдаты продолжили бы находиться в Польше, Венгрии, Чехословакии, обеспечивая лояльность этих стран и их коллаборационистских режимов, если бы в Москве до сих пор продолжали считать «своими» территории балтийских стран или Украины. И если бы Россия по-прежнему была партнером Соединенных Штатов по переговорам о всемирном разоружении — еще одной сверхдержавой, а не взбесившейся нищей бензоколонкой в представлении многих американских и европейских политиков, не скрывающих своего презрения к Путину и его режиму.

Российский президент не может понять, что современный мир изменился. Что в этом мире решает не размер территории, не количество энергетических ресурсов и даже не ядерный потенциал — а причастность страны к разработке новейших технологий. Что никакого поражения России в «холодной войне» не было — а был крах бандистского режима, основатели которого победили в кровопролитной Гражданской войне 20-х годов прошлого века и установили на захваченной территории свою диктатуру. И что русские должны быть до скончания века благодарны Западу, который помог с демонтажем этого режима и дал России шанс выстроить современное демократическое государство и отказаться от позорного имперского и большевистского прошлого.

Но не только Путин не понимает современный мир. Его во многом не способны понять и многие западные руководители. Они не видят, что современными технологиями могут пользоваться не только те, кто обеспечивает безопасность мира и прозрачность избирательных процессов, но и преступники из Кремля и ФСБ. Что в своем стремлении взять реванш за поражение чекистов в «холодной войне» группировка Путина может зайти так далеко, как ей позволят. И именно с этим связано планомерное вмешательство России в выборы на Западе и вообще в общественное развитие цивилизованного мира.

Россия не может конкурировать с Западом в технологии. Она полностью вмонтирована в западную цивилизацию, все, что происходит в этой стране — от тех же технологий до развлечений — глубоко вторично и безмерно провинциально. По сравнению с Соединенными Штатами, с Европейским Союзом Россия — заурядное прошлое, которое может никогда не стать настоящим. Но что делает варвар, когда он сталкивается с цивилизованным миром, достижения которого он потребляет? Правильно, хочет разрушить этот мир, подчинить его своей сиюминутной прихоти. В этом смысле действия российских спецслужб, действия Путина ничем по своей мотивации не отличаются от действий того же «Исламского государства». Просто Кремль действует куда изощреннее, чем средневековые фанатики Ближнего Востока. Те пытаются запугать Запад с помощью террора. А эти хотят уничтожить самую суть западной демократии, содействовать приходу к власти безответственных популистов, скомпрометировать электоральный процесс и свободные медиа. Вот что задумал Путин и вот чего он добивается!

Поэтому самонадеянным и безответственным было нежелание бывшего президента Соединенных Штатов Барака Обамы не замечать этой простой мотивации действий своего российского коллеги и рассчитывать, что аппетиты Путина удовлетворятся оккупацией Крыма и никак не будут влиять на безопасность самих США. Поэтому самонадеянной и безответственной является готовность многих действующих руководителей западных стран — среди них и президент США Дональд Трамп, и президент Франции Эммануэль Макрон, которые многим кажутся антагонистами — договариваться с Путиным о совместной борьбе с терроризмом на Ближнем Востоке, о действиях, направленных против «Исламского государства» и других экстремистских группировок.

Нет, Путин не союзник Трампа. Не союзник Макрона. Не союзник Запада. У него и «Исламского государства» одна и та же цель — расшатывания и уничтожение западной демократии. Только средства разные. Путин умнее, современнее и намного опаснее.

Поэтому каждый, кто попытается с ним сотрудничать, будет наказан. Наказан проблемами в собственной карьере. Наказан проблемами в собственной стране. Наказан претензиями современников и уничижительными характеристиками историков. То, что произошло с американскими демократами во время последней предвыборной кампании — это и есть наказание за недооценку Путина и готовность искать с российским правителем компромисс на Ближнем Востоке.

У политики администрации Дональда Трампа — если действующий президент вовремя не откажется от своих попыток договориться с Путиным и найти с ним компромисс — будут куда более убийственные последствия. И для самого Трампа, и для Соединенных Штатов, и для Ближнего Востока.

Виталий Портников, spektrnews.in.ua

Поделиться:
Загрузка...