Как сделать «ДОЗОР» и БТР-4 хорошо?

366

…Ранее у меня не было возможности опубликовать это интервью с Яковом Мормило, хотя датировано оно в моем архиве аж октябрем прошлого года. Тогда Яков Мормило еще был директором ГП «Харьковское конструкторское бюро по машиностроению имени А.А.Морозова» (ХКБМ).

Думаю, специалистам и интересующимся в формате своеобразной ретроспективы будет достаточно интересно почитать о ситуации с усовершенствованием БТР-3 и БТР-4, доработкой ББМ «Дозор-Б», модернизацией танка Т-64 и других проектах. И оценить, что сделано к дню сегодняшнему, а что — нет.

— Яков Михайлович, какие главные задачи стоят перед конструкторским бюро с точки зрения повышения обороноспособности нашей армии?

— В первую очередь – это доведение опытной партии из десяти ББМ «Дозор-Б» до логического конца. По результатам испытанный были замечания со стороны военных, особенно, что касается компоновки машины. Мы учли все те замечания, уточнили конструкторскую документацию, провели заседание МВК, присвоили литеру и, в принципе, готовы к ее серийному изготовлению. Второе направление – это разработка командно-штабных машин на базе БТР-4 и на базе БТР-3. Что касается, БТР-4 то здесь уже изготовлено шасси, которое передано на одесское предприятие «Телекатрт прибор», где на него будет устанавливаться современное оборудование. Для КШМ на базе БТР-3 мы заканчиваем разработку конструкторской документации, после чего, под конец осени, на «Киевском бронетанковом заводе» начнется изготовление опытной машины.

— Решена ли на сегодня проблема противоминной защиты БТР-4?

— Да, сейчас по новым требованиям на всех машинах устанавливается противоминная защита – как для Министерства обороны, так и для Национальной Гвардии. При этом усиление противоминной защиты никак не повлияло на ее плавучесть. Это, в частности, стало возможным благодаря модернизации водоходных движетелей.

— Кто будет заниматься серийным производством «Дозоров»? По-прежнему «Львовский бронетанковый завод»?

— И мы будем, и Львов. В частности, на протяжении этого и следующего года планируется производство порядка 40 машин.

— Какие изменения и доработки будут в машине после высказывания замечаний военными?

— Первое – это снижение ее шумности. Здесь мы работаем над разработкой новых современных мостов без кулачкового дифференциала. Далее, мы доработали систему охлаждения, поэтому теперь перегрева внутри салона не будет. Что касается обеспечения герметизации машины, то оно теперь обеспечивается за счет избыточного внутреннего давления.

— А где будет проводиться доработка «Дозоров», во Львове или на мощностях ХКБМ?

— На нашей базе. Мы забрали все 10 машин и провели их проверку, доработку и устранение замечаний.

— После этого будут госиспытания по второму кругу?

— Нет, не будут. Будет повторная оценка со стороны межведомственной комиссии и всё.

— Какие подходы использует ваше КБ к выбору брони для изготовления БТР?

— На сегодня на вооружение принята польская, финская, бельгийская броня, а также украинская 71-я. Мы в принципе, склоняемся к 71-й броне. Хотя можем изготавливать из любой вышеперечисленной. К примеру, на «Житомирском бронетанковом заводе» БТР-4 сегодня изготавливается из бельгийской брони, а на «Лозовском кузнечно-механическом заводе» с финской брони и нашей 71-й.

— Решена ли на сегодня задача по обеспечению БТР-4 шинами, которые выдерживают большие нагрузки?

— На сегодня компания «Россава» разработала колесо, которое выдерживает нагрузку до 3-х тонн. Мы сейчас испытываем эти колёса и будем принимать на вооружение.

— Есть ли какие-то проблемы с поставщиками комплектующих, которые не позволяют вам во время выполнять ГОЗ?

— На сегодня, если, к примеру, рассматривать изготовление до 10 машин в месяц, самым проблемным местом является корпус. Причина в том, что один завод – тот же Лозовской, при его загрузке по БТР-3 и БТР-4, не может вытянуть одновременно порядка 20 корпусов. Но мы решили эту проблему путем подключения к производству корпусов «Житомирского бронетанкового завода» и николаевского «Судостроительного завода им. 61-го коммунара». Также, хотел бы отметить, что все замечания, которые касались конструкторской документации по корпусам, на сегодня уже устранены. Что касается непосредственно сварки, то сварные швы выдерживают нагрузки по всем показателям.

— В этом году из ГОЗа изъяли тяжелую БМП. Есть ли на сегодня потребность в этой машине?

— Да, потребность есть. При этом что касается ее внешнего вида и компоновки, то у нас уже есть определенные наработки. В качестве базы для ее создания мы рассматриваем два варианта, а именно: танки «Оплот» и Т-64.

— Кстати, как сегодня идет процесс модернизации танка Т-64?

— По опыту использования танка в боевых действиях на востоке страны, у военных больше всего было замечаний было по оптике, защите и взаимозаменяемости с Т-84. Над этим и работаем. Что касается двигателя, то по нему замечаний было наименьше. При этом мы сегодня также работаем над увеличением его мощности на 100 л.с. Кстати, сейчас этот модернизированный двигатель проходит испытания. Здесь также важно отметить, что за последние годы вся бронетанковая техника в Украине получила практически замкнутый цикл производства. Мы постоянно проводим замену импортных комплектующих на отечественные. Например, тот же БТР-4 весь, кроме двигателя с коробкой передач, изготавливается в Украине.

— Такая же ситуация и по БТР-3?

— В целом, да. Там еще осталось несколько вопросов, в частности, что касается фильтровентиляционных установок (ФВУ), фильтров-поглотителей (ФПТ), которые необходимо заменить. При этом на харьковском заводе «ФЭД» уже изготовлены и положительно прошли испытания опытные образцы ФВУ. ФПТ сейчас разработан и изготовлен киевской фирмой «Селтон», и он тоже проходит испытания. Поэтому я думаю, что к концу года мы будем иметь и свои фильтры.

Сергій Згурець

Поделиться:
Загрузка...