Европейское счастье за российские деньги. Зеленский на перепутье. По мотивам саммита YES

50

В этом году главной темой форума Ялтинской европейской стратегии (YES) стала тема счастья. На полях саммита встретились президенты двух стран: самой счастливой (согласно рейтингу ООН) в мире Финляндии и одной из самых несчастных – Украины (133-я из 156 государств).Украинский лидер Владимир Зеленский долго говорил о счастье, играя образами бедной, несостоятельной, порой отчаявшейся украинской семьи. Он призывал европейцев вкладывать деньги в нашу экономику и вводить санкции против России. Его визави из Финляндии, Саули Ниинистё, мало говорил об Украине и больше о проблемах Европы.У лидера самой счастливой страны в мире довольно пессимистичный взгляд на будущее Европы. Он полагает, что политика санкций в отношении России не действует, что руководство РФ необходимо возвращать за стол переговоров, а единственно возможный способ умиротворения агрессора – вспомнить условную теорию малых дел.Фото: yes-ukraine.orgСаули Ниинисте, президент ФинляндииЭта дискуссия стала своего рода разделительной линией между не такой уж и счастливой Европой и пока что несчастной Украиной. Ниинистё вызвал Зеленского к барьеру и предложил тому обойти в развитии Финляндию. Однако после этой дискуссии осталось больше вопросов, нежели ответов. И более всего непонятно, стоит ли украинцам гнаться за таким европейским счастьем.

Европейское счастье по-фински

Во время форума президент Финляндии Саули Ниинистё обозначил несколько предельно важных вещей. Наиболее знаковым можно назвать его заявление о Европе, которая более не является мировым центром влияния.

Глава финского государства прямо говорит: «Я сильно озабочен состоянием дел в Европейском Союзе. Несколько лет назад я нарисовал карту мира. Там были Вашингтон, Пекин, Москва и Брюссель. Теперь я снова нарисовал такую же карту, и знаете, Брюсселя как геополитического центра там больше нет».

Понятно, почему глава финской республики более не видит среди политических центров мира Брюсселя. Потому что с начала 2014 года Европа находится в перманентном политическом кризисе, она пребывает в конфликте с другими мировыми центрами силы.

Речь идет именно о 2014 годе, о точке бифуркации для всего европейского континента. Кризис в Европе, как часто принято полагать, начался не с референдума в Великобритании относительно выхода из состава Содружества – Брексита. Стартом демонтажа предыдущей системы можно считать аннексию Крыма и оккупацию частей территорий Донбасса.

И эти слова не стоит привязывать к каким-то политическим, патриотическим слоганам. Крым стал причиной смены мирового порядка, подрыва международной безопасности. Когда российская армия – пускай и под видом «зелёных человечков» – захватила украинский полуостров, были нивелированы международные правила и гарантии, на которых зиждились процессы ядерного сдерживания и разоружения.

'Зеленые человечки' в Перевальном, Крым, 2 марта 2014.

Фото: EPA/UPG’Зеленые человечки’ в Перевальном, Крым, 2 марта 2014.

Право, именно крымская кампания запустила сценарии, которые сегодня невозможно повернуть вспять. И связаны они в первую очередь с отсутствием доверия между глобальными игроками. Отсюда и неконтролируемая ядерная программа Северной Кореи, и выход США из ядерного договора с Ираном, и все более ощутимая угроза нового конфликта между Индией и Пакистаном, и расторжение Договора о ракетах меньшей и средней дальности между Россией и Соединенными Штатами, и наращивание ядерного потенциала в Арктике, и новая гонка вооружений.

Оккупация Россией отдельных территорий Донецкой и Луганской областей возобновила в Европе сепаратистские, а затем и популистские (правые) настроения. Если сейчас открыть карту Европы, как предлагает президент Ниинистё, то вы не увидите практически ни одной страны, где бы ни были развиты праворадикальные течения, где бы ни было партий популистского толка – от Великобритании и Италии до Эстонии и Польши.

Именно после Донбасса началась интервенция России в Сирию. Почему это произошло? В Москве поняли, что российской армии никто на Западе ничего противопоставить не может, что европейцы готовы утереться после любого плевка, который осуществит в их адрес Россия. Появились миллионные потоки мигрантов, которые заполонили всю Европу, началась война квот на этих беженцев, произошли теракты в столицах ЕС. Это спровоцировало радикальные и популистские настроения среди граждан Евросоюза.

Беженцы из Сирии на железнодорожной станции в Шенефельде, Германия.

Фото: EPA/UPGБеженцы из Сирии на железнодорожной станции в Шенефельде, Германия.

Далее – Брексит, тяжелейшие выборы во Франции и Германии, сепаратизм в Шотландии, Каталонии, Сардинии, на Балканах. Политические кризисы в Австрии, Испании, Италии, во все той же Франции и Германии. Усиление позиций правых в Польше, Эстонии, Венгрии, Финляндии. Теперь под вопросом будущее Великобритании, да и всей Европы.

Ниинистё обозначает: «Мы, вероятно, сейчас пребываем не в наилучшей ситуации, если говорить о стабильности ЕС. Меж тем, если говорить, например, о Финляндии, где мы наблюдали рост популярности популистских партий, которые были против Евросоюза, сейчас они меняют свою риторику и говорят, что выступают за более совершенный Европейский Союз. Мне представляется важным обратить внимание на такие события».

Обратить внимание стоит – и на финские, и на итальянские, и на другие события, – однако следует также задуматься о том, как в течение следующих пяти-десяти (а может и более) лет изменится география ЕС. Мы наблюдаем все больше нетерпимости внутри Европы. Относительно богатые каталонцы не хотят делиться с бедными жителями Валенсии. Шотландцы, получающие значительные выгоды от пребывания в Евросоюзе, не желают более идти вслед за Великобританией и т.д. Европейское Содружество может сохраниться, однако неясно, во что оно трансформируется и сколько субъектов появится на его политической карте.   

Финский президент также говорит, что в начале столетия ЕС допустил несколько важных ошибок, полагая, что уже стал сильнейшим мировым центром влияния. Здесь можно долго спорить, называя недостатки в системе: деградирующий бюрократический аппарат, неконтролируемое расширение на Восток, отсутствие своих вооруженных сил, отказ организовывать свои южные, да и восточные границы, слабая миграционная и эгоистичная экономическая политика. Недостатков много, причина одна: нежелание консолидироваться при полном разночтении взглядов о будущих взаимоотношениях с другими глобальными центрами влияния. Один из самых ярких примеров – политика санкций в отношении России.

Фото: EPA/UPG

Санкции как налог на безопасность

Во время своего первого выступления на саммите YES в статусе президента Владимир Зеленский заявил: «Иногда наши международные партнеры думают о снятии санкций [с РФ]. Вы теряете деньги. Серьёзно? Извините, мы теряем людей. В цивилизованном мире платить налоги – это нормально, в том числе ради обеспечения порядка. Санкции – это фактически те же жёсткие налоги, необходимые для мирового порядка. Это налоги ради мира, и пока он не будет восстановлен, санкции должны быть сохранены».

Налог на глобальную безопасность – риторика, которая должна быть понятна европейцам. И во время своих публичных выступлений европейские лидеры заявляют, как один, о поддержке территориальной целостности Украины, о необходимости продления санкций против России.

На практике же всё выглядит совершенно по-иному, особенно в последние несколько месяцев. Сначала российскую делегацию (отдельные представители которой находятся под европейскими санкциями) возвращают в зал Парламентской ассамблеи Совета Европы. Потом (впервые с 2014 года) страны-участники «Большой семерки» отказываются давать письменные гарантии относительно поддержки суверенитета Украины, продления или введения новых санкций против РФ.

В дальнейшем часть лидеров «семерки» скажет о необходимости возврата России в элитный клуб, что тождественно постепенному выходу её из изоляции. А канцлер Германии Ангела Меркель заявит о возвращении нашего северного соседа в G7 сразу после выполнения условий Минских соглашений. Это будет означать, что о Крыме речь более не идет, а сам «Минск» может означать уже не полное, а частичное выполнение Россией своих не ратифицированных обязательств.

Фото: EPA/UPG

И теперь президент Финляндии Саули Ниинистё, пребывая с визитом в Украине, обозначит: «Есть голоса, которые говорили, что после санкций российская экономика завалится, и она должна будет отступить. Этого не случилось, и побаиваюсь, что в будущем этого и не произойдёт»

В действительности санкции не подействовали, а российская экономика не упала по другим причинам. Главная из них – это поддержка со стороны Европы экономики РФ. Это отказ самих европейцев честно внедрять ограничительные меры. Это их желание обойти, уберегая свою экономику от потрясений, принятые ими же правила игры.

Сначала влиятельные европейские политики и представители общественных организаций (в том числе и финских) отправляются в аннексированный Крым. Кто-то участвует в качестве наблюдателей на незаконных выборах, кто-то следит за свободой слова на территории полуострова, а кто-то выступает там – как финские представители – за отмену безвизового режима для украинцев.

Далее мы наблюдаем, как итальянские оборонные предприятия продают России бронемашины IVECO LMV («Рысь»), как немецкий концерн Daimler создаёт совместное с российским «КамАЗ» производство, что позволяет россиянам уберечь предприятие от санкций и бесперебойно отправлять грузовики с так называемым гуманитарным грузом на восток Украины. Мы также видим, как ряд французских предприятий поставляют России тепловизоры для танков, комплектующие для истребителей класса Су, навигационные системы для боевой авиации.   

Затем мы стали свидетелями того, как французская нефтегазовая компания «Total» профинансировала российский проект, нацеленный на поставки сжиженного природного газа – Ямал СПГ. Как днями французы подписали с российским «Новатэк» договор купли-продажи 10% акций новых мощностей Арктик СПГ-2. Мы увидели, как Литва впервые купила партию российского сжиженного топлива. Как ФРГ создаёт общую с Россией нефтегазовую компанию.

Сейчас мы наблюдаем за тем, как весь мир позволяет России отбирать на площадке ООН богатые на нефть и газ арктические территории у других стран. Как немецкие и австрийские компании помогают в возведении угрожающего нацбезопасности Украины газопровода «Северный поток-2», как Чехия и Словакия меняют под российским финансовым давлением свою позицию и как финны, шведы, голландцы и в некоторой степени швейцарцы становятся или подрядчиками, или выгодополучателями в этом проекте. 

Фото: EPA/UPG

Это – реальные причины, почему российская экономика не «завалилась» и не «отступила». И финский лидер Ниинистё прекрасно об этом знает. Знает уже об этом и, вероятно, президент Зеленский. Понимает ли он, что Европа не желает платить налог Украине на безопасность, пока неясно.

Ниинистё пригласил Зеленского к участию в пари: обойти в развитии самую счастливую страну европейского континента – Финляндию. Украина, конечно, должна стремиться к тем экономическим и социальным показателям, которыми отличается финская действительность от наших украинских реалий. Впрочем, непонятно, нужно ли нам гнаться за таким счастьем, которое основано на экономическом сотрудничестве с агрессором.          

Александр Демченко

Поделиться:
Загрузка...