Эрдоган ударил «Газпрому» в спину

110

В 2018 году Турция увеличила закупку СПГ на 13,2% — до 8,3 млн. тонн. В результате Анкара стала вторым по величине импортером сжиженного природного газа в Европе. Об этом 31 марта сообщила ассоциация GIIGNL — международная группа импортеров СПГ.

С учетом коэффициента пересчета Турция импортировала в сжиженном виде 18,6 млрд. кубометров газа, уточняет GIIGNL.

Одновременно, в том же 2018 году, Анкара снизила закупку российского газа на 17,24% — с 29 до 24 млрд. кубометров в год. Это самый низкий показатель с 2012 года.

И возникает закономерный вопрос: что происходит в Турции с газом?

Напомним, на днях «Газпром» полностью завершил работу на линейной части газопровода «Турецкий поток» через Черное море. Труба была подсоединена к приемному терминалу в европейской части Турции, в районе поселка Кыйыкей.

«Техническая операция, которая называется „надводный захлест“, включала в себя подъем прибрежной и глубоководной секций с морского дна на специальную платформу над водой и их сварку в единую нитку газопровода. После тщательной проверки сварного шва нитка газопровода была уложена на морское дно на глубину 32 м. Данная операция была проведена на обеих нитках в российских водах в январе-феврале 2019 года и завершена у турецкого побережья в текущем году», — говорится в сообщении оператора проекта — компании Turkstream.

В сообщении также указывается, что компрессорная станция «Русская» на черноморском побережье возле Анапы уже готова к эксплуатации.

Таким образом, приемный терминал на турецкой стороне остается единственным незаконченным объектом первой нитки «Турецкого потока» мощностью 15,75 млрд. кубометров. Ее запуск запланирован на четвертый квартал текущего года, и эта нитка предназначена целиком для потребления Турции.

По логике, газ «Турецкого потока» должен заместить СПГ, который Анкара сейчас импортирует. Но нынешний отказ Турции от части российского газа в пользу СПГ в эту логику никак не вписывается.

Похоже, ситуация на рынке СПГ начинает меняться — и не в пользу «Газпрома». Как отмечают аналитики, сейчас в Азии спрос на сжиженный газ растет гораздо меньшими темпами, чем в 2018 году. В то же время предложение СПГ существенно увеличилось после запуска очередных проектов в США, Австралии и РФ («Ямал СПГ»). В итоге, рассчитываемые спотовые цены СПГ с поставкой в Японию упали до минимума октября 2017 года. И это при том, что тогда Brent стоила $ 57 за баррель, а сейчас $ 66.

В такой ситуации для поставщиков из США выгоднее продавать газ в расположенную географически ближе Европу — в ту же Турцию — несмотря на низкие цены. Это усиливает конкуренцию между СПГ и российским газом.

«Газпрому» такая картина ничего хорошего не сулит. Если цены на нефть существенно не вырастут (тогда СПГ уйдет в Азию за более высокими ценами), не увеличится спрос в Азии, а новые СПГ-проекты в США будут вступать в строй по плану, возникнет переизбыток СПГ, о котором в отрасли говорят с 2016 года.

И тогда либо «Турецкий поток» будет простаивать полупустым, либо «Газпрому» придется снижать цены.

— Тем, кто сейчас строит «Турецкий поток», совершенно безразлично, будет ли Анкара покупать потом российский газ или нет: они-то свою работу сделают, — отмечает президент Союза предпринимателей и арендаторов РФ Андрей Бунич. — Поэтому сейчас им важно доказать, что «Турецкий поток» необходим, важно истратить отпущенные на его сооружение деньги. А отвечать за последствия строители не будут.

Замечу, я категорически против нынешней философии «Газпрома» — тянуть повсюду «потоки» за свой счет. По сути, тратить бешеные деньги без гарантий, что будут закупки газа по этим трубам.

Почему-то, когда рядовой гражданин пытается провести газ к себе на дачу, «Газпром» так себя не ведет. Он не станет тянуть трубу просто так, и только за большие деньги подведет ее к дому.

Но на международной арене концерн руководствуется совершенно другой логикой, причем в грандиозных масштабах. Он упорно тянет «нитки», не обеспеченные контрактными поставками — в надежде, что ими кто-то будет пользоваться.

— Туркам такая философия «Газпрома» выгодна?

— Конечно, выгодна. Турция благодаря «Газпрому» сможет получать газ по «бесплатному» газопроводу. Плюс одновременно сможет проводить политику по наращиванию импорта СПГ, потому что в Анкаре видят: именно за этим направлением — будущее.

Рынок СПГ стремительно растет, и в нем участвует множество стран. Это не только США, Канада, Австралия и Катар. Сюда же можно отнести европейские страны — Европа, напомню, уже построила инфраструктуру для приема сжиженного газа в объемах, способных полностью заместить российские поставки. Турция действует в том же духе, и в перспективе поставки СПГ, я считаю, будет только наращивать.

И надо понимать: Европа и Турция строили инфраструктуру по приему СПГ на собственные деньги. Эти инвестиции они намерены возвращать. Это значит, что при прочих равных условиях эти страны станут закупать СПГ, а вовсе не российский трубопроводный газ.

Думаю, расчет сделан на то, что на российском направлении неизбежно будут возникать трудности с поставками, а производство СПГ будет развиваться — в Америке и других регионах. Соответственно, СПГ на рынке станет больше, а потребность Европы в газе расти не станет. В результате, станет возможным заместить значительные объемы российского газа.

Фактически, «Турецкий поток» является для Анкары страховочным вариантом поставок газа, плюс сильным аргументом в торге по СПГ, позволяющим при необходимости сбивать цены.

— Вы считаете, в перспективе СПГ вытеснит российский газ?

— Долгосрочный тренд в политике Европы и той же Турции — это диверсификация поставок энергоносителей. Учитывая, что в инфраструктуру СПГ сделаны очень серьезные инвестиции, переход на сжиженный газ, на мой взгляд, предрешен.

Я считаю, что вся построенная в Европе и Турции СПГ-инфраструктура будет в будущем задействована, и более того — будет значительно расширяться.

Это, конечно, означает прямую конкуренцию СПГ с «Газпромом». И в этой конкурентной борьбе концерну будет очень трудно выиграть — особенно в тех геополитических условиях, в которых сейчас находится РФ.

Я считаю, рассчитывать на рост рынков сбыта «Газпрому» больше не приходится. Никто из зарубежных партнеров не станет всерьез связываться с расширением российских поставок — в лучшем случае, они будут сохраняться на текущем уровне. Но ровно до момента, пока не станет возможным российские поставки сократить, и перейти на новую инфраструктуру.

А дальше вообще не известно, как повернется дело.

Вполне может статься, что рынок СПГ будет развиваться настолько хорошо, что ЕС и Турция полностью перейдут на сжиженный газ. Тем более что он имеет ряд преимуществ перед трубопроводным. Скажем, поставки СПГ можно осуществлять по мере необходимости, и нет нужды подписывать контракты, по которым определенный объем газа нужно покупать у «Газпрома» в любом случае.

Да, пока с масштабными поставками СПГ есть логистические трудности. Но они, я считаю, вполне преодолимы. В этом смысле нынешнее сокращение Турцией закупок российского газа, и одновременное наращивание СПГ-поставок — тревожный звоночек и «Газпрому», и российскому руководству.

Андрей Полунин

Поделиться:
Загрузка...