Эксперты предсказывают провальный год для российской экономики

136
Заявления о начале в РФ фазы полноценного экономического роста, прозвучавшие из уст чиновников от главы МЭР Максима Орешкина до президента Владимира Путина, являются «попыткой выдать желаемое за действительное».
Взлет цен на нефть до максимумов почти за три года подарил российской экономике лишь краткосрочный отскок от «дна», на смену которому в 2018 году придет стагнация с темпами роста в 7 раз ниже мировых.

С таким прогнозом выступили эксперты Высшей школы экономики в очередном выпуске «Комментариев о государстве и бизнесе».

Уже осенью темпы роста российского ВВП замедлились вдвое по сравнению с показателями, которые наблюдались весной: за январь-сентябрь экономика прибавила лишь 1,6% (против 3,1% в мае). Рекордный за 8 лет обвал промышленного производства в ноябре (на 3,6%) и спад инвестиционной активности не оставили шансов официальному прогнозу МЭР, которое ждало роста на 2% к концу года.

Надеждам министерства не суждено сбыться и в наступившем году, считают в ВШЭ: вместо ускорения до 2,2% рост российской экономики замедлится еще втрое и составит лишь 0,5% даже при условии, что цены на нефть, от которых зависит 60% валютных доходов страны, останутся на прошлогодних уровнях.

 Экономика продолжает жить в режиме сырьевой трубы, а концентрация прибылей в отраслях, добывающих и перевозящих минеральные ресурсы за рубеж, только усиливается, говорится обзоре.

За январь-сентябрь прибыль добывающих предприятий подскочила на 20%, нефтеперерабатывающих заводов — более чем на 60%. Несырьевая экономика осталась на этом празднике жизни чужой: сальдированный финансовый результат обрабатывающей промышленности снизился на 11%, в торговле — на 22%; прибыль строительных компаний рухнула втрое.

Продолжает сжиматься внутренний платежеспособный спрос, объясняет ВШЭ: прирост фонда оплаты труда на крупных и средних предприятиях вырос за год на 5%, но если учесть малый бизнес и неформальную занятость, то зарплаты прибавили лишь 3%, а в реальном выражении и вовсе сократились.

В результате ситуация замыкается в порочный круг: отсутствие денег у населения транслируется в падение прибыли у бизнеса (на 713 млрд рублей, или 9% в целом по стране), что, в свою очередь, сокращает и без скудные ресурсы для инвестиций, без которых экономический рост немыслим, отмечает ВШЭ: возможности вкладывать в развитие остаются лишь у ограниченного круга сырьевых корпораций.

«Объемы инвестиций в добычу полезных ископаемых или в транспортировку и хранение (если взять ее вместе с обеспечением электрической энергией, газом и паром, водоснабжением и утилизацией отходов) примерно в два раза превышают инвестиции во всю обрабатывающую промышленность», — приводят пример авторы обзора, добавляя, что такая ситуация говорит не только о «неготовности российской экономики к выходу из стагнации», но «даже ставит вопрос о вероятной новой рецессии».

Уже состоявшийся спад экономики — рекордный по продолжительности с начала 1990х годов — отправил страну на 5-9 лет в прошлое.

Так, розничный товарооборот в 2017 году был на 13,1% ниже, чем в докризисном 2014-м. По объемам строительства (на 7,8% меньше, чем три года назад) Россия вернулась в 2010-й год, по производству товаров на фабриках и заводах в сегменте обработки (на 0,5% меньше) — в 2012-й. Внутренний частный спрос оказался на 10% меньше, чем в последний предкризисный год и соответствует уровню 8-летней давности.

В плюсе по итогам трех последних лет — лишь добыча полезных ископаемых (5,4%), грузооборот транспорта, перевозящего сырье за рубеж (7,3%) и сельское хозяйство (10,2%).

Но даже этот углеводородный допинг не способен взбодрить экономику: доходы от нефти выше 40 долларов за баррель правительство направляет на скупку валюты (2 триллиона рублей в 2018 году), рост производительности труда в прошлом году не превысил 1,6%, а «нетопливный экспорт, традиционно ограниченный металлами, химией, зерном и вооружениями, не показывает признаков диверсификации».

«Помимо очевидных рисков ведения предпринимательской деятельности и спросовых ограничений, негативные настроения инвесторов подпитываются ожиданиями введения нового пакета американских санкций против российского крупного бизнеса», — напоминает директор «Центра развития» ВШЭ Наталья Акиндинова.

«С учетом перечисленных факторов и при сохранении нынешнего вектора госполитики мы ожидаем в 2018 году рост ВВП около 0,5% при сохранении среднегодовых цен на нефть на уровне 2017 года», — резюмирует она.

finanz.ru

P.S. Парламент Венесуэлы объявил о начале в стране гиперинфляции 2600% в год

Только в декабре 2017 года потребительские цены в Венесуэле выросли на 85%, уровень накопленной за год инфляции составил 2616%, заявил на пресс-конференции в Национальной ассамблее Венесуэлы глава комиссии по финансам и экономическому развитию Рафаэль Гусман.

Представитель оппозиционной президенту Николасу Мадуро коалиции Mesa de la Unidad Democrática (MUD) заявил, что в 2017 году Венесуэла стала единственной в мире страной, где была зафиксирована гиперинфляция.

«Эта 85-процентная инфляция в декабре одна больше, чем инфляция во всех остальных странах Латинской Америки вместе взятых. Причиной раскручивания спирали гиперинфляции стало то, что ЦБ продолжает печатать деньги для финансирования правительства», — заявил Гусман.

Депутат предупредил, что в случае отказа властей от принятия предлагаемых оппозицией мер уже в 2018 году инфляция может достигнуть 14 тыс. процентов и в этой ситуации никаких усилий правительства не хватит для того, чтобы накормить 30 млн живущих в стране человек.

«Цены будут продолжать расти. Контроль над ценами не работал и не будет работать до тех пор, пока не прекратится гиперинфляция. Мы не можем идти по пути Зимбабве, где торговцев посадили в тюрьму, а в результате исчезли продукты», — предупредил Гусман.

В конце декабря 2017 года Центр документирования и социального анализа Федерации учителей Венесуэлы сообщал, что за год — с ноября 2016-го по ноябрь 2017-го — потребительские цены в стране выросли более чем 20 раз и для удовлетворения одних базовых потребностей ее жителям, венесуэльцам, необходимо тратить свыше двух минимальных месячных зарплат в день.

ЦБ Венесуэлы прекратил публикацию отчетов об уровне инфляции в стране в 2015 году. В конце 2017 года некоторые эксперты прогнозировали, что ее уровень в 2017 году составит свыше 4000%.

Поделиться:
Загрузка...