Донбасс «развели, как лоха»

183

1 марта теперь для многих точка отсчета. В 2014 году мир раскололся на «до войны» и войну. Теперь для многих из нас этот мир не имеет полутонов: черное или белое, свой или чужой, до и… Мы все ждем «после».

Понимаем, что это «после» вряд ли будет спокойным и принесет быстрое облегчение, тишину и покой. Скорее, это «после» будет просто этап в становлении и развитии нового поколения и нового общества.

Мы повзрослели на Майданеа, потом в Крыму, потом на Донбассе в марте 2014, потом в Зеленополье, в Изварино, в Должанске, в Луганске, в Дебальцево, в Иловайске… Это взросление продолжается. За пять лет пройдено и осознано столько, сколько мы не прошли за годы независимости. Когда наступит «после», это будет просто еще один этап взросления. Легкий передых, как при перезарядке. И новый бой.

Мы теряли дома, землю, и находили новые. Мы теряли друзей и земляков, и приобретали новых. Единственный оплот в этой череде — страна. Страна, которую ты до сих пор боишься потерять.

Мы точно знаем, как было до войны, и точно знаем, что больше никогда так не будет. После войны, вернее, после Перемоги, будет новый мир, и даже новые мы. Как до войны — не будет никогда.

Кто-то не вернется домой, кто-то не вернется из боя, кто-то не сможет прийти с войны, кто-то больше не сможет доверять людям, кто-то навсегда захлопнет ставни своей души доверия, кому-то мы не сможем пожать руку и обнять из-за того, что его просто больше нет, а кому-то мы просто не сможем пожать руку и не захотим обнять, так как… У каждого из нас в душе теперь свое маленькое кладбище, куда вынесены отношения, люди, слова, история.

Вспоминая эти дни, мы делаем выводы. Война-это философия. Сделавший выводы – выиграет. Вспоминая эти дни, мы склоняем головы в память о тех, кто отдал свою жизнь за то, чтобы в нашей стране мир был на большинстве территории.

Вспоминая эти дни, мы вспоминаем врагов. Глупцов. Манипуляторов. Кукол и кукловодов. Война — это люди. Люди, которые в марте 2014-го кричали «умереть в России», «назад в СССР», «Донбасс-Россия», «федерализация», «не будем кормить Киев», «свобода Донбассу», пабагатому. Ждали – Россия нас заберет, как Крым и даст. Даст много и всем.

Мы помним их поименно. Врага нужно любить даже больше, чем друга. Знать все его трещинки. Предугадывать каждое движение его руки. Тогда ты останешься жив. Мы, те, кто выбрал Украину, это тоже поняли тогда, в марте 2014-го, когда любая наша фраза против толпы орущей «расия», могла стоить и стоила жизни.

Вспоминая эти дни, мы вспоминаем друзей. Невероятное единение страны. Когда незнакомые люди, подхватывали тебя, армию, беженцев, страну, экономику на свои плечи, крылья, жизни и несли. Ценой своих потерь. Ценою выхода из зоны комфорта. Ценою своего времени.

Эти дни разделись на слова и секунды. Одна секунда и одно слово могли сделать из людей мишень, врагов, друзей, побратимов. Мы теперь знаем, как секунду назад быть родным и стать «врагом народа».

Наша жизнь теперь будет состоять из дат памяти, из звона колоколов, из слез и сжатых губ. Это здесь, в мирной части Украины, это в обществе здорового человека.

Но, и там, в ОРДЛО, в «свободном Донбассе», где теперь живет «народ Донбасса», тоже вспоминают. В этом году мне было важно увидеть как.

Пять лет войны, потерь, разрухи, падения экономики. «Республики» так не смогли стать ни чем. Новообразования, сателлиты, марионетки, которых кормит Кремль, не больше. Донбасс крикнул «пабагатому» и потерял все. Из «республики» бегут даже опочленцы и строители этого иллюзорного мира.

Если вы зайдете на сайт любого города ОРДЛО, вы увидите ежедневно обновляемые предупреждения об отключении электроэнергии, воды, газа. Веерные отключения здесь маскируют под «ремонты». Каждый день, пять лет «ремонтов». Зарплата шахтеров из довоенной от 10 до 50 тысяч гривен стала от 6 до 15 тысяч рублей. Зато без «биндер». «Братья» из России «освободили» Донбасс настолько, что потеряно 85% угледобывающей отрасли, вывезены и разграблены флагманы промышленности Донбасса. Минные поля, по данным ООН, Донбасс самый заминированный опасный регион земли. Сколько на разминирование- 50 -100 лет? Эпидемии. Смертность.

В ОРДЛО не построен ни один новый дом, не запущено ни одно новое производство. Что там новое. Все больше и больше информации о закрывающемся старом. Уже и шахты не нужны. Из них выжимают последние соки, в шахты ОРДЛО за пять лет «крепкие наваросские хозяйственники» не вложил ни копейки, как не вложили ни в экологию, ни в сельское хозяйство. Регион отброшен на 30 лет назад. И падение в Ад продолжается.

Единственное, во что здесь вкладывают средства, так это в пропаганду. Фильмы о героизме опочленцев. Стихи. Песни. Книги. В СМИ ОРДЛО торжество коммунизма, капитализма и социализма. То есть всем все дают, бесплатно, государство всех обеспечивает всем, никто ни за что не платит, расцвет бизнеса и государственных предприятий. Правда, каждый месяц на выплаты пенсий и зарплат деньги привозят из РФ. ОРДЛО-рублевая зона, где «республиканская» валюта, российский рубль. В ОРДЛО нет монетного двора, и рубли здесь не печатают, их привозят из РФ. И каждый день должен был вдалбываться в мозг «народа Донбасса» вопросом — «что будет с нами, если Россия не привезет деньги на пенсии и зарплаты». Но жители ОРДЛО так уверены в «должны и обязаны», что до сих пор верят «Россия должна нас забрать», «Путин обязан», «нам обещали», «как в Крыму», «еще чуть-чуть», «не для этого же Россия все начинала», «вот опять техники нагнали, скоро украм хана».

А еще в детей. Пропаганда –милитари, «не забудем-повторим», фактически засасывает ребенка с первых шагов. Мамы одевают деток в камуфляж, умиленно фоткают их с оружием.

За пять лет можно сделать миллион выводов. Но Донбасс так ничего и не понял. Да, здесь есть разочарование. Но нет сопротивления. Люди просто выезжают. Чаще, просто из-за финансовой нестабильности, чем по политическим мотивам. Разочарование в том, что не по их, не дали, не взяли верх над Украиной. Не более. Разочарование в России тоже есть, мол, обманули. Но, как только российский политик в очередной раз обещает «взять Донбасс», здесь стряхивают с себя разочарование и с новой силой начинают читать мантру «вот-вот».

Все чаще в ОРДЛО можно услышать «мы не этого хотели, нас обманули». Но в этом нет ни сожаления, ни раскаяния. Есть злоба. Злость. Даже в этом «обманули» мы снова виноваты — не разъяснили.

Когда я говорю землякам, что за любое разъяснение в 2014-м они требовали вот таких, как я, и других проукраинских «разъяснителей» расстрелять, они отводят взгляд — ну, не расстреляли же.

Мне повезло. Иру Довгань спасли. А кому не повезло? Кого расстреляли? Запытали в подвалах? Изнасиловали? Убили?

В тылу ОРДЛО, там, где как бы все свои, нет «биндер», «нациков» и «фошиздов», за пять лет войны погибло и пропало без вести в десять раз больше, чем на линии фронта. Кто их убил? Свои!

Тысячи преступлений «народа Донбасса», как и ихтамнетов в отношении мирных граждан ОРДЛО не расследованы.

«Народная милиция» ОРДЛО каждый день задерживает наркоманов, пьяных экс- и действующих опочленцев-«защитников»: шел с гранатой, хранил наркотики и оружие, похищенное при «службе», зарезал, убил. Даже на фронте в так называемой «армии» коллаборанто-окупационных войск 70% — это не боевые потери: пьянство, наркотики, «ошибка» в координатах обстрела, подрыв на минных полях, ДТП, пневмония, туберкулез, отравления, передозы.

ОРДЛО — это система разрушения, и даже саморазрушения. Обнуление морали здесь уносит жизней больше, чем война. Странно, на примере Украины образца 2014-2016 я была уверена, что война консолидирует общество. В ОРДЛО же все произошло наоборот, получив индульгенцию на убийство, общество быстро вошло в стадию распада.

Часть предприятий разграблена РФ, но разрешение на вывоз оборудования все же давала «народная власть» ОРДЛО, да и сам «народ» здесь режет на металл, и разворовывает все, к чему может дотянуться.

Казалось бы, Донбасс никого больше не кормит, но на каждой улице пустые дома, сгоревшие, брошенные, многоэтажки пугают темными окнами, еще вчера дорогая недвижимость продается за копейки, а шахты и заводы давно молчат пустыми проходным.

Этого 1 марта, я ждала, чтобы посмотреть в глаза Донбассу. Чтобы понять, точка невозврата уже, или еще.

Понятное дело, пропаганда, все такое. Я понимаю, так сказать, поправку на… Но, на концерты людей никто автоматами не гонит. Детей, которые участвуют от школ и учебных заведений, также никто насильно на сцену не гонит, стихи дети учат, песни поют, сценки играют, камуфляж примеряют, оружием машут. Выглядят вполне довольно и счастливо.

Люди дают интервью «зато без биндер», вытирают счастливо слезы. Понятное дело, останови такого на КПВВ и скажи — «вот, мол, ваше интервью, хунта-фошизды, Россия, почему в Украину едете», отрекутся, заплюют глаза, не мы, не я, заставили.

Донбасс за пять лет научился быть еще циничнее. Мимикрировать. Изворачиваться, Лгать.

«Мы не этого хотели» обросло тысячами вариантов. «Мы хотели быть с Россией» — «мы не хотели быть с Россией, мы просто за федерализацию в составе Украины, но со своими правами». «Мы не против Украины, мы против лично Порошенко и Турчинова» — «мы за Украину, но без Бандеры всего, что нам чуждо». «Мы не голосовали за л-днр, мы просто голосовали за Донбасс без биндер» — «мы не голосовали за л-днр, мы голосовали за присоединение к России» — «мы просто не голосовали».

Донбасс ничего не понял. Здесь следует поставить знак вопроса. Понял. И давно. Сейчас просто ищет точку, чтобы выйти из игры красиво. Вот того, что играет не он, а им, здесь точно не поняли.

Все больше и больше опочленцев и апологетов «русского мира» бегут в Украину. Говорят, что после выборов в Украине, Россия закроет выезды из ОРДЛО, чтобы не потерять мирное население, которое нужно, как щит для картинки «гражданская война», усилится пополнение рядов «армии», ужесточатся меры по выезду «граждан л-днр» из ОРДЛО в РФ. Железный занавес для одного маленького гетто.

Донбасс никогда не поставить на колени. Здесь также уже следует ставить знак вопроса. И смеющийся смайлик.

Они здесь так заврались, что уже и не помнят, чего хотели, и куда их тянули. Говорят, мол, хотели перемен и как лучше. Почему для перемен поднимали флаг чужой страны, если «мы не против Украины, мы против киевской власти», ответить не могут.

Здесь до сих пор есть те, кто верит в «русский мир» и «вот-вот возьмут».

Я еще раз повторю, все, что вы увидите на фото — пропаганда. Но, ее не делают заезжие артисты-гастролеры. Нет! Все участники, жители ОРДЛО. Как зрители, так и артисты. Никто из них не сказал — нет. Мы не будем этого делать. Не выразил протест.

Вот только не нужно про автоматы. В школы не приходят автоматчики и не заставляют заплаканных детей играть в рабочих и крестьян. Те, кто не хочет, не идут. Идут те, кто хочет. И их большинство. 80% школьников, которые вошли в войну в возрасте от 7 лет, связывают свою жизнь с «республикой» или РФ.

Поколение, что помнило Украину, уже давно выпустилось из школ, и сделало свой выбор.

Большинство детей ОРДЛО для дальнейшего обучения выбирают «учебные заведения» ОРДЛО, здесь снова популярны профессии «таможенник» (2 границы же), налоговик, юрист-милиционер, учитель. Детей не пугает перспектива, что после окончания «вуза» ОРДЛО они обязаны отработать 3-5 лет на «республику». Детей не пугает то, что они проходят обучение только на русском языке и не смогут реинтегрироваться или подтвердить «диплом» на украинском. Их будущее — русский мир.

С начала войны я делаю акцент на пропаганде. И в сотый раз повторю, здесь для пропаганды берутся и применяются только те маркеры, которые принимаются населением. Для участия в пропаганд-шоу привлекаются только добровольцы. Нет насилия, понимаете? Не хочешь — не иди.

Людям дают лишь то, что люди хотят слышать. Пропагандисты — это местные журналисты и чиновники, им, конечно, дают вводные, но 90% — инициатива местных работников культуры, искусства, пера и телекамеры.

Вводные меняются. Вспомните май 2014-го: «референдум за присоединение к РФ». Потом резкий разворот СМИ: «только независимые республики». Сейчас в одной газете можно на одной странице прочитать взаимоисключающее «писатели лнр обратились к путину о признании лнр частью РФ» и «республика видит свое будущее в независимости и самостоятельной внешнеэкономической деятельности».

Но, все участники пропаганд-шоу, делают и участвуют в них добровольно. За ухо никто не поведет. Это взрослым на предприятиях дают команду «всем быть», сажают в автобусы, везут на митинг, с детьми установка – только добровольно, чтобы не вызвать протест.

Учителя, те, кто не стрелял и попадет под амнистию в 100% случаев, тщательно делают свою работу — куют кадры войны, реваншистов, «народа Донбасса», советского человека. Дают оценку как лучше работать с детьми, на что обратить внимание, где наклонить, где попустить.

Здесь работает огромная слаженная машина по формированию образа врага и строительству советско-российского православного национал-социализма. Последствия работы этой машины, мы увидим через 10 лет. Когда здесь все будут автоматически выполнять приказы и придерживаться линии партии.

Город Червонопартизанск, это город на самой границе Украины с Россией. Это город – спутник Свердловска-Должанска. Он первый увидел войну. Здесь в марте 2014-го в школах расквартировывались кадыровцы-ихтамнеты. Их прятали учителя и жители города.

Город контрастов. Молодая женщина с грудным ребенком, которая, баюкая малыша на балконе, который над штабом «опочленцев-кадыровцев», вслушивается в их речь, и передает «предупреди 72-ю, газовая атака сегодня в 18-00, привезли баллоны». Директор школы-интерната для слабослышащих детей, выгнавшая детей из спален спать на полу в спортзале, и отдавшая спальню кадыровцам-ихтамнетам. Женщины, с остервеневшим взглядом орущие «всех расстрелять» и целующие русских казаков, заходящих в город на БТРах. Первые погибшие, шахтеры, которых расстреляли ради картинки «правосеки захватывают наши шахты». Первые похищенные учительницы украинского языка. Первые мирные, попавшие под обстрел, так как поехали в степь за сеном. Шахтер-инвалид, забитый ногами в милиции, который осмелился сделать замечание пьяным ментам-опочленцам. Шахтеры, которые на собраниях орали «вернуть шахты в госсобственность России — не будем кормить Киев», а потом принявшие, как истину, свое бесправие и передачу шахт в южноосетинскую «Внешторгсервс». Пенсионеры, оставляющие записки «хлопчики, берите, все, что вам нужно» и вырезающие на тыквах, куда прятали сигареты, тризуб.

Проукраинские из этого города выехали быстро и тихо. Как и украиноязычные. Как и протестанты. Город маленький, доносы сыпались, как из рога изобилия. Уже к маю 2014-го город стал одной большой военной частью ихтамнето-опочленцев. На «рыфырендуме», здесь дали красивую, многотысячную картинку. Город «голосовал», танцы, праздник, шарики, подъем патриотизма, — завтра будем в России, пабагатому!

Сегодня город пуст. Многие многоэтажки светятся всего лишь парой окон. Квартиры здесь почти ничего не стоят. В городе живут за счет границы: контрабанда, наркотики, перевоз грузов из РФ в ОРДЛО. В городе 2 КПП, контролируемых террористами, — «Червонопартизанск-Гуково» автодорожное и «Красная могила»-железнодорожное.

В этом городе видели с первых дней, секунд войны, откуда техника, солдаты, ихтамнеты.

Но, те, кто мог сказать правду, уже беженцы, и не молчат. Те, кто остался там, щурятся «ихздесь нет, а Россия просто помогает, вам же Америка то же».

Как же вспоминает Червонопартизанск март 2014-го? Сожалением? Раскаянием? Отчаянием? Протестом? Согласием?

Да, да, я помню, что все это пропаганда. Но, почему так счастливы люди?

Цитата: «Прошло уже пять лет с того момента, как в тогда еще Луганской области прошла волна недовольств жителей по поводу незаконного свержения президента Украины Виктора Януковича и прихода к власти нелегитимного правительства. Новая политика была направлена против русскоязычного мира, распространялась агитация неофашизма и «бандеровщины».

Люди Донбасса не могли смириться с мыслью, что это негативное явление придет и на нашу родную землю. Начали проводиться народные собрания, сначала малыми группами. Но точкой настоящего противостояние стали всеобщие митинги, проведенные в марте 2014 года. Эта масштабная сплоченная акция, направленная на русский мир, получила соответствующее название «Русская весна». Прошла она и в городе Червонопартизанске Свердловского района, когда создался первый отряд самообороны во главе с активисткой Ларисой Абрамкиной.

«Мы не могли спокойно смотреть на то, что происходит в Киеве. Новая антироссийская политика не устраивала не только червонопартизанцев, но и многих жителей Луганщины и других областей юго-востока Украины, — вспоминает член самообороны. – Нас просто забыли спросить, чего хотим мы, и стали навязывать проукраинскую политику. Жителям пришлось заявить о себе – громко и сплоченно. Тогда, 1 марта 2014 года мы подняли над площадью российские флаги, так пусть и сегодня он водрузится на флагштоке города», — добавила Елена Юрьевна, и в этот момент был поднят флаг Российской Федерации. Это тот символ «Русской весны», с которого и началось противостояние «хунте», тот символ, к которому стремятся жители Луганской и Донецкой народных республик».

Так дно не пробивали даже в Дыре. «Русскую весну» на Донбассе, в Червонопартизанске прировняли к октябрьской революции, поорали «вся власть рабочим», оккупацию Афганистана назвали «гражданско-освободительной войной» и провели параллели с «освобождением» Донбасса, ну, и пообещали «не забыть и повторить».

Кем вырастут эти дети? Не стоит недооценивать пропаганду. И посмотрите, они счастливы в этом их мире.

Да, мы все вышли из СССР. Но, как много из тех, кто не жил в СССР, сейчас повторяет «сталина на вас нет», «назад в СССР», «барыги», «забрать и поделить», «всех расстрелять». Пропаганда русского мира, обнуления морали, она все еще в телевизоре, в сериалах, в клипах, в шоу-бизе, в шутках » выведите свои войска из Крыма, а то мы выведем девочек с окружной». И она штампует новые и новые поколения вне страны.

Пропаганда в ОРДЛО сеет свои семена и уже собирает свои урожаи. Кадеты из ОРДЛО ездили в Псков на стрельбища, в мае присяга и на фронт, стрелять по укропам. Кадеты из Пскова уже сдают экзамены в ОРДЛО.

«Символ, к которому стремятся»… Донбасс так ничего и не понял. Он не нужен РФ, Кремлю, Путину. Они навязываются, заигрывают, украшают себя лаптями и кокошниками, поют под балалайки, но они завтра могут стать частью Южной Осетии, Абхазии, им могут вернуть Плотницкого, могут заставить воевать с ОРДО, могут заставить сесть в теплушки и отправить их в Хабаровск или на Колыму. Им могут запретить покидать ОРДЛО. Пить отравленную воду. Им могут не привезти деньги и продукты. Их просто могут разбомбить, как Грозный или Сирию.

Они — куклы в руках московского Карабаса. Никто! Марионетки в погорелом театре.

Донбассу сейчас бы цитировать Януковича «развели, как лоха». Это было бы правдой. А вот эта хорошая мина при плохой игре, она уже слишком наиграна. Они все еще стремятся туда, где они не нужны. Заламывают руки, кидаются в ноги. Мажут щеки свеклой, чтобы выглядеть русскими красавицами. Но…

Они только подтверждают свою готовность падать и падать, деградировать, пробивать дно, терпеть унижения и жить в нищете. Готовность быть жертвой! И этот символ крайне символичен на облезлых руинах Червонопартизанска.

Пятый год войны. ОРДЛО. Дна нет. Полет нормальный!

Олена Степова

Поделиться:
Загрузка...