Бомба заложена, фитиль начал гореть

825

Известное выражение Карла Маркса гласит: «История повторяется дважды: первый раз в виде трагедии, второй – в виде фарса». Как показал опыт XX века, оно, как и многие другие положения этого выдающегося политического философа и экономиста, оказалось неверным.

Исторические события, действительно, иногда повторяются. Но второй выход на историческую арену часто оказывается не менее трагичным и кровавым, чем первый. Иногда история вообще начинает ходить по кругу – и за вторым выходом следует третий, не менее трагический.

Похоже, именно такое повторение истории мы наблюдаем сейчас. Касается оно отношения Российской Империи и ее южных колоний – Кавказа.

История повторяется в третий раз?

Один из главных факторов, приведших к распаду Российской Империи сто лет назад, – национальные противоречия между имперским центром и покоренными народами. «Инородцы» были недовольны тем, что империя мешает развитию их национальных культур, препятствует изучению национальных языков, развитию местных экономик. Национально-освободительные движения, включая вооруженные выступления, полыхали на просторах Российской Империи, постоянно подтачивали устойчивость власти. Особенно интенсивны они были на западе империи, в Прибалтике и Финляндии, и на ее юге – в Кавказе и Средней Азии. Как только хватка имперского центра ослабла – покоренные ранее русскими народы скинули колониальное ярмо, и империя распалась на куски. Национальные противоречия вместе с социальной напряженностью в среде господствующего русского народа – вот что прикончило империю царей.

Распад Советского Союза, следующей реинкарнации Российской Империи, также был спровоцирован кризисом в отношениях Москвы и «национальных республик», в первую очередь – ее кавказских и прибалтийских владений.

Началась экономическая рецессия, перешедшая в затяжной кризис. Затем во весь рост встали национальные проблемы. Самую острую форму они приобрели на Кавказе: вооруженные столкновения между Арменией и Азербайджаном за Нагорный Карабах (населенный армянами, но входивший в Азербайджан), войны Грузии с южными осетинами и абхазами. В 1990 году последовал выход прибалтийских республик из СССР – и «Союз нерушимый» рассыпался как карточный домик.

Современная Российская Федерация – очередная усеченная реинкарнация бывшей Российской Империи. И она стоит перед лицом тех же проблем: экономический кризис и национальные противоречия. И вновь центр пытается решить проблему путем закручивания гаек и репрессий.

Самая проблемная часть империи

Северный Кавказ ныне – это самая южная и самая проблемная часть нынешней Российской Империи. Кавказ – это единый и очень своеобразный регион, исторически и геополитически он – часть большого Ближнего Востока. Российская Империя захватила большую часть Кавказа, после распада СССР Южный Кавказ стал независимым (Грузия, Азербайджан и Армения), но северная часть Кавказа осталась в составе России.

По административному делению РФ Северный Кавказ – это Ставропольский край, Краснодарский край, Ростовская область, республики Адыгея, Кабардино-Балкария, Карачаево-Черкесия, Северная Осетия, Чечня, Ингушетия, Дагестан. Представителей северокавказских народов – около шести миллионов, русских – около восьми миллионов. Всего на Кавказе живет 10,5 процентов населения России. Это самый густонаселенный регион Российской Федерации.

Кавказ был полностью оккупирован российской армией и официально включен в состав Империи лишь 153 года лет назад, но вооруженные выступления там не прекращались никогда. После краха СССР народы Северного Кавказа попытались поучить независимость, однако чуть оправившаяся от шока от распада Союза Москва стал давить эти стремления вооруженной силой.

В результате двух «чеченских войн» Москва ликвидировала фактическую независимость Чечни, убив при этом порядка 300-400 тысяч человек (точную цифру не знает никто). Партизанская война идет на Северном Кавказе все постсоветские годы, ее ареал постоянно расширяется и ныне охватил все республики.

Все социальные, экономические и национальные проблемы, существующие в остальных частях РФ, есть и на Кавказе, только выражены они там сильнее.

Больше уровень коррупции, сильный произвол силовиков, большой разрыв между богатыми и бедными, сильнее национальные противоречия. По формулировке одного из исследователей: «Тут все работает более откровенно. Например, если в Петербурге в какой-то ситуации чиновника посадят, на Северном Кавказе его попросту убьют. В большинстве российских регионов будут делать вид, что идет судебное разбирательство, а в Дагестане сразу дадут взятку».

Экономическое положение региона плачевно. По данным российской статистики весь Северный Кавказ – дотационный, его экономика убыточна и дотируется из Москвы. Но это положение вызвано политикой центра и является способом удержания кавказской колонии под властью Кремля. Налоговая политика такова: 80 процентов собираемых на Кавказе налогов уходят в Москву, и оттуда в виде «дотаций» возвращается лишь 20-30 процентов. Если федеральные налоги составляли бы половину от налогов, ни одна республика не была бы дотационной. Все это и подается российской пропагандой как «кормление Кавказа».

При этом промышленные предприятия не создаются, условия для ведения бизнеса – очень тяжелые. Контроль из Москвы и местная коррупция привели к тому, что самостоятельно прокормиться большая часть населения не в состоянии. Доходы от добываемой нефти (в Чечне и Дагестане) не доходят до местного населения.

Например, в Ингушетии уровень безработицы по официальным данным – около 40 процентов. Никуда на Кавказе нельзя попасть без связей. По выражению одного из местных жителей, в Дагестане осталось только одно место, где можно трудоустроиться и сделать карьеру без связей и взяток, – местная ячейка ИГИЛ.

Молодежь вынуждена массово уезжать в другие регионы России, что ведет, кроме прочего, к нарастанию там межнационального напряжения и столкновений. Самый высокий показатель отъезда молодежи с высшим образованием – в республике Адыгея: больше половины. 57 процентов уезжают после окончания вузов из Ингушетии, где показатель самый низкий – 12 процентов.

Уровень трудовой миграции еще выше. Самая плачевая ситуация у ногайцев. Это тюркоязычный народ, у которого в недавнем прошлом было мощное государство – Ногайская Орда. Она долго воевала с Россией, пока в конце XVIII века имперские войска по командованием Суворова не устроили ногайцам геноцид, истребив значительную часть народа. В РФ ногайцы не имеют своего административного образования, и примерно треть из 120-тысячного народа – постоянно на заработках на нефтеносных промыслах на Крайнем Севере. Но далеко не все жители Кавказа могут найти работу даже за его пределами. Северный Кавказ стал регионом с избыточным количеством активной и пассионарной молодежи.

По данным независимого социологического исследования, четверть жителей Северного Кавказа хотела бы уехать за границы России или в другой регион страны на постоянное место жительства, причем каждый шестой уже принял окончательное решение. Главные причины – коррупция правящих элит, социально-экономические проблемы, проблемы безопасности, нарушения прав человека.

При этом экономический потенциал региона огромен. На Северном Кавказе есть много хороших земель, приятный климат, много лесов и рек. Есть нефть, веками там процветали земледелие и животноводство. Это и огромный туристический потенциал. Кавказ – один из древнейших очагов мировой цивилизации, задолго до возникновения Москвы на протяжении многих веков кавказцы обеспечивали себя и оказывали влияние на другие регионы.

«Москва заливает Кавказ деньгами» – такое мнение распространяют российские СМИ. На деле «заливают деньгами» только правящих чиновников, и большая часть этих денег уходит откатом обратно в Москву. То, что остается – не доходит до основной массы народа, но оседает в карманах местных чиновников. Именно на них и опирается Москва, чтобы удержаться на Кавказе. Она кормит административно-репрессивную систему, коррумпированную верхушку, держащую в повиновении свой народ и обеспечивающую сохранение власти Москвы на кавказской земле.

Наиболее известным представителем этой системы является глава Чечни Рамзан Кадыров. В 90-е годы движение за свободу среди чеченцев было самым сильным, они фактически добились независимости. Но после повторной оккупации территории республики федеральной армией Москва руками своего ставленника Рамзана Кадырова установила там репрессивный режим, куда более жесткий, чем в других регионах РФ. Он больше напоминает северокорейский – или режим эпохи сталинского Большого Террора. Любой житель «республики» в любой момент может быть схвачен силовиками Кадырова и исчезнуть без следа. Российские оппозиционные правозащитники периодически публикуют информацию о казнях и внесудебных убийствах. Более того, с согласия Кремля люди Кадырова имеют власть над чеченцами, живущими в других регионах РФ, и пытаются взять под контроль зарубежную чеченскую диаспору. Кадыровцы используются Кремлем и для совершения убийств оппозиционеров внутри и вне России, и как ударная сила в военных операциях – в войне с Грузией, на Донбассе и в Крыму, в Сирии.

Ситуация в Чечне настолько отлична от остальной РФ, что внешние наблюдатели часто задаются вопросом, не может ли Кадыров предать Путина и восстать. Может – но ровно в той же степени, в какой могут восстать против Путина, например, глава ФСБ Бортников, глава новой всесильной спецслужбы «Росгвардия» Золотов или министр обороны Шойгу. Дворцовый переворот – опасность для любого диктатора, однако сущность диктатуры от перестановки палачей вокруг трона не меняется. Рамзан Кадыров – часть российский правящей системы, без нее он не выживет. Кадыров думает о свободе чеченского народа ровно столько, сколько сам Путин думает о свободе русских.

Не менее тяжелая ситуация в области сохранения национальных культур. Впрочем, она плоха и в других регионах Российской Федерации. Из 156 языков коренных народов, существовавших в РФ в XIX веке, семь вымерли, десяткам грозит та же участь. Согласно отчету Совета по правам человека при президенте РФ, около полусотни народностей РФ сегодня находятся под угрозой исчезновения. И это – официальные данные, реальная ситуация, возможно, еще хуже.

В этих условиях Путин недавно издал закон, запрещающий обязательное изучение национальных языков даже в «национальных республиках».

Положение была плохим и до принятия закона. Число людей, владеющих родными языками, в республиках Северного Кавказа неуклонно снижается. Так, в Дагестане в 2017 году обучение родному языку оставили лишь в одной трети школ. Новые учебники на родных языках не печатаются с 2014 года, нет методичек, нет учителей. Ситуация во многих других регионах Северного Кавказа даже плачевнее. Как говорят кавказские общественные активисты: «Язык, по сути, это единственное, что еще осталось от нашей идентичности. Все остальное – землю, историю, традиции, религию – планомерно забирали, унифицировали, стерилизовали. Какая перспектива есть у наших народов?»

Кавказский бунт может смести власть Кремля

Если в предыдущие годы антиправительственные выступления на Кавказе проходили под религиозными лозунгами, сейчас нарастает протестная активность, связанная не с исламским фактором, но с растущим социальным недовольством все более широкого круга учителей, врачей, водителей, бизнеса, молодежи, и так далее.

Если экономическая, религиозная и национально-освободительная линии протеста сольются в единый поток, они сметут власть Кремля.

Экономический кризис, коррумпированность, глупость и некомпетентность местных правящих элит и решающих судьбу Кавказа московских чиновников, нарастающее культурное и ментальное отчуждение жителей Северного Кавказа и остальной России, падение авторитета власти, незатухающая партизанская война – ситуация сейчас даже более тяжелая, чем перед распадом Российской Империи или СССР. При этом нынешнее «третье издание» Российской империи много слабее, чем два предыдущих.

Дважды кризис в отношениях России и «национальных окраин», в первую очередь Кавказа, оказывался решающим фактором в запуске процессов распада империи. Через сто лет после первого краха, сильно потрепанная и похудевшая, эта империя вновь подходит в финальной точке. Конечно, если брать картину в целом, распад СССР – трагедия лишь для Путина, для остального мира он стал благом. Как благом даже для русского народа станет падение режима Кремля. Однако если новый крах, как распад СССР, будет сопровождаться межнациональными войнами с десятками тысяч жертв – это станет трагедией. Хотелось бы избежать новых потоков крови при приближающейся третьей стадии распада Российской Империи.

Но обратный отсчет уже пошел. Бомба под здание заложена, фитиль начал гореть. Кремль создал систему, которая разрушает сама себя.

Москва могла бы еще спасти положение, если бы сама отделила Кавказ от остальных частей загнивающей империи. Но у правящего режима не хватит ни ума решиться на этот шаг, ни смелости и компетентности его осуществить. Метастазы на Северном Кавказе будут расти и дальше, пока не охватят всю Россию.

Авраам Шмулевич

Поделиться:
Загрузка...