Atlantic Council: РФ — большая угроза для Украины, чем коронавирус

365

Большинство украинцев сейчас концентрируют свое внимание почти исключительно на уникальных проблемах, связанных с пандемией коронавируса. Это вполне понятно, но необъявленная и продолжающаяся война с Россией остается, возможно, большей угрозой для будущего благополучия Украины.

Ряд событий, произошедших в последние дни, поднял вопрос о подходе президента Владимира Зеленского к прекращению войны, а также о рисках, связанных с уменьшением, но все еще значительным прокремлевским контингентом Украины.

Об этом пишет Богдан Нагайло для Atlantic Council, сообщает ZN.UA.

Автор отмечает, что в ходе избирательной кампании в 2019 году приоритетом Зеленского был мир на Донбассе. События последних нескольких недель усилили беспокойство относительно того, как он собирается выполнить свое обещание. Тревожные звонки впервые зазвонили, когда новоназначенный премьер-министр Денис Шмыгаль высказался о возобновлении поставок воды в оккупированный Крым. После последовали заявления советника секретаря СНБО Сергея Сивохо, который, по-видимому, определил войну на востоке как внутреукраинский конфликт.

Хотя большинство споров вращалось вокруг этих тревожных событий, на прошлой неделе произошло еще одно событие с еще более серьезными внутренними и внешними последствиями, которые не должны остаться незамеченными. 10 марта делегация ОПЗЖ во главе с Медведчуком прибыла в Москву, где встретилась с Путиным, руководством и депутатами Госдумы.

Якобы цель визита состояла в том, чтобы поддержать инициативу пророссийской партии Медведчука по содействию созданию межпарламентского союза депутатов от Украины, России, Германии и Франции с целью «помочь соответствующим главам государств «Нормандского формата» в мирном урегулировании конфликта на востоке Украины. Автор подчеркивает, что читая между строк, почти нет сомнений в том, что цель этой инициативы состоит в том, чтобы привлечь пророссийских депутатов в Германии и Франции и, возможно, в других местах, вместе со своими украинскими коллегами, чтобы поддержать линию Москвы и усилить давление на Киев с целью принятия мира на российских условиях.

Медведчук — не просто пророссийский политик. Он считается ближайшим союзником Путина в украинской политике и не скрывает своих теплых личных связей с лидером страны-агрессора. Действительно, Путин является крестным отцом ребенка Медведчука, что подчеркивает их близость. Медведчук также ветеран украинской политики, который в начале 2000-х годов стал главой администрации президента Кучмы.

После Революции достоинства 2014 года Медведчук неожиданно вернулся в первые ряды украинской политики, что привело к серьезной критике президента Петра Порошенко за его предполагаемые политические и деловые отношения с политиком, связанным с Москвой.

При Порошенко Медведчук сумел закрепить свой статус самого громкого сторонника возвращения Украины под российское влияние. Это включало положение партии «ОПЗЖ», а также о приобретении контрольного пакета акций в ряде украинских СМИ.

Возвращение Медведчука было подтверждено на парламентских выборах в 2019 году, когда его партия финишировала второй в стране после партии президента Зеленского с 13 процентами голосов. Учитывая его репутацию лидера пятой колонны Путина в Украине, готовность Медведчука заручиться поддержкой европейских парламентариев для нового кремлевского «мирного наступления» на Киев нельзя просто оставить без ответа.

Это ставит сложные вопросы о границах демократии, отмечает Нагайло. Все демократии должны быть в состоянии защитить себя и иметь право на это, особенно против внешних агрессоров и их внутренних помощников. Этот принцип часто называют защитной демократией, что означает, что члены демократического общества признают необходимость ограничения некоторых прав и свобод для защиты институтов своей демократии. Эта философия нашла поддержку в эпоху после Второй мировой войны в ряде приграничных демократий от Южной Кореи до Израиля. Мало кто охарактеризовал бы нынешнюю позицию Украины как менее опасную.

Серьезность ситуации делает неспособность Украины реагировать на действия Медведчука еще более необъяснимой. Что стоит за этой пассивностью и терпимостью к кажущейся изменнической деятельности? Это просто незнание стандартов, применяемых в других местах, или это может быть что-то более зловещее? В обществе, столь склонном к теориям заговора, как сегодняшняя Украина, эта неспособность действовать неизбежно приводит к спекуляциям о сделках, заключенных за кулисами, и договоренностях, скрытых от общественности, считает автор.

Молчание Зеленского в связи с визитом Медведчука в Москву вызывает особую тревогу, равно как и молчание председателя Верховной Рады Дмитрия Разумкова.

Украинское законодательство, принятое в 2018 году, признает Россию страной-агрессором и признает ОРДЛО под российской оккупацией. Хотя в настоящее время отсутствуют конкретные процедуры по ограничению взаимодействия с российскими должностными лицами, почему Разумков публично не осудил Медведчука и других депутатов за очевидную неуместность их поведения?

Администрация Зеленского не может позволить себе закрывать глаза на деятельность Медведчука и его партнеров. Учитывая более широкие последствия для безопасности, ни Европейский Союз, ни другие международные партнеры Украины не могут. В настоящее время Украина вводит жесткие меры для предотвращения распространения коронавируса в стране, но срочно требуется столь же надежная позиция для борьбы с угрозой Кремля.

На карту поставлена репутация президента Зеленского как защитника национальных интересов Украины, а также авторитет страны как партнера для демократического мира, пишет Нагайло.

Поделиться:
Загрузка...