Владимир Даниленко: Поступки украинцев не поддаются логике здравого смысла

24

Писателю Владимиру Даниленко одинаково хорошо даются мистика, реализм и сатира. В 2007 году на всеукраинской книжной выставке, посвященной Дню независимости, его сборник новелл «Сон із дзьоба стрижа» отмечен дипломом «Лучшая прозаическая книга года». Известный критик и публицист Сергей Грабовский причисляет его к небольшому кругу писателей, чьи произведения будут формировать «главное русло украинской литературы». А лидер группы «ВВ» Олег Скрипка называет его среди трех самых ярких современных украинских писателей. При этом Даниленко — автор экстравагантной книги о современной литературе «Лісоруб у пустелі», продюсер успешных литературных конкурсов «Золотой бабай», «Коронация слова», антологий современной украинской прозы, театра сатиры «Политический вертеп», других нашумевших проектов.

Владимир Даниленко

Новая книга Даниленко, сатирический роман «Газелі бідного Ремзі», недавно издана во Львове в литературном агентстве «Піраміда».

— Владимир, в своих сатирических произведениях вы анализируете особенности национального мировоззрения. По вашему мнению, оно тяготеет скорее к Европе или к Азии?

— Главное отличие между Европой и Азией заключается в том, что европеец всегда рассчитывает на себя, тогда как азиат — на внешнюю помощь: Бога, мессию, счастливый случай. В этом смысле в украинской душе есть азиатская составляющая. Во всем же остальном Украина опирается на базовые ценности европейской цивилизации: мелкобуржуазные инстинкты, индивидуализм, либерализм, выражающийся в толерантности к чужим культурам и другой точке зрения. И даже традиционное, казалось бы, для Украины «моя хата скраю» — на самом деле не украинское изобретение, а европейское.

— В романе «Газелі бідного Ремзі» изобличается природа украинской бюрократии. Почему при том, что уровень коррупции в Украине — один из самых высоких в мире, фактически это первый в украинской литературе сатирический роман о бюрократическом классе? Почему вы сделали главным героем крымского хана?

— Компартия Украины первой поняла преимущества независимости, и под руководством Леонида Кравчука дружно выступила могильщиком Советского Союза. Независимая Украина открыла перед партийной бюрократией неограниченные возможности. Начались хищения бюджета в таких масштабах, которые не снились в самых фантастических снах ни одному партийному функционеру. Ко всему пребывание при власти давало возможность приватизации государственного имущества, приобретенного за годы советской власти. Первичный капитал крупнейших украинских бизнесменов был украден у государства или по-бандитски отобран у тех, кто его украл. В Украине все без исключения политические партии воруют или мечтают воровать деньги из казны, это уже стало национальной традицией. Как только формируется коалиция, между фракциями распределяются министерства, чтобы можно было компенсировать средства, потраченные на выборы, и запастись деньжатами на следующие выборы и собственные нужды. А нужды у украинских политиков большие. Это столь очевидные вещи, что говорить об этом банально. Мы привыкли к лицемерию власти, к коррупции и вранью с экранов телевизора, потому об этом не пишут сатирических романов. Чтобы увидеть аморальность и цинизм украинского общества, нужен взгляд со стороны. Прежде в практике украинских газет было такое понятие, как «свежая голова»: дежурный журналист выходил на работу в конце дня, когда газета версталась. Его называли «свежей головой», поскольку он сразу находил ошибки в заголовках, перепутанные фамилии, которые замороченная за день редакция не заметила. В романе «Газелі бідного Ремзі» такой «свежей головой» является средневековый крымский хан. Все, что для украинского обывателя норма, для него — экзотика. Он замечает то, к чему в Украине привыкли и что перестало удивлять.

— Почему в Украине так мало сатирических романов? И имеет ли смех национальные особенности?

— Их мало не только в украинской, но и в мировой литературе. Это специфический жанр, поэтому сатирических романов намного меньше, чем любовных и криминальных. Большинство сатирических романов замкнуты в своих культурах и не интересуют другие народы. Романов, прорвавших герметичность своих литератур и завоевавших широкую читательскую аудиторию, можно пересчитать на пальцах. Из античной литературы это «Метаморфозы, или Золотой осел» Апулея и «Сатирикон» Петрония, из литературы ХVI века — «Гаргантюа и Пантагрюэль» Рабле, из ХVII века — «Хитроумный идальго Дон Кихот Ламанчский» Сервантеса, из ХVIIІ века — «Путешествия Гулливера» Свифта, из ХХ века — «Приключения бравого солдата Швейка». Но большинство остались выдающимися явлениями только в своих культурах, например, роман Салтыкова-Щедрина «Господа Головлевы», романы Ильфа и Петрова «Двенадцать стульев» и «Золотой теленок» понятны только людям с советским менталитетом. И я бы не сказал, что американский сатирический роман «Ловушка для дураков» Джозефа Хеллера — о летчиках Второй мировой войны — завоевал сумасшедшую популярность по эту сторону Атлантического океана.

— В вашей книге «Місто Тіровиван» Украина изображена как мир, перевернутый вверх ногами: если прочитать наоборот, будет «Місто Навиворіт». Это ваша метафора или специфика украинского сознания?

— Мне нравится мнение, что ирландцы не поддаются психоанализу. Когда я об этом вспоминаю, то по аналогии думаю, что поступки украинцев не поддаются логике здравого смысла. Украина не любит современного, поскольку не привыкла решать ежедневные проблемы, которые решают все народы. Поэтому в наших театрах почти нет пьес современных украинских авторов. Украина живет чувствами, а не умом. Все народы завоевывали свою свободу, а в Украину свобода пришла сама, как эпидемия или время года. Украина до сих пор ждет, что появится мессия и решит все ее проблемы, которые в других странах решает каждый сам за себя.

— Процитирую несколько высказываний из вашего романа «Газелі бідного Ремзі»: «Влада дається для того, щоб проявити в собі найгірші якості, про які людина навіть не здогадується». «Як блохи розмножуються при шерсті, так самодури при владі». Это особенности украинского отбора кадров в органах исполнительной власти или ситуация, характерная для любой страны?

— Это специфика кадровой политики в странах, которые переходят от авторитарных режимов к демократиям. В наших органах исполнительной власти министерские должности — политические, партии их раздают, как конфеты, чтобы поправить материальное положение. И здесь ничего не изменишь, пока в стране не появится лидер или новая политическая сила, которая сломает эту варварскую традицию. Руководители департаментов и управлений у нас зачастую укомплектованы старательными троечниками, которые с помощью связей, локтей, лести и знания коррупционных схем заняли должности и эксплуатируют бывших отличников. Низкий уровень их общей культуры при низком уровне корпоративной культуры в Украине быстро развивает у них садомазохистские наклонности. Они прогибаются перед начальством, компенсируя потерю своего достоинства унижением подчиненных. Один мой приятель, преподававший в Академии государственного управления, рассказывал, что уже там будущие чиновники предают и подставляют друг друга, готовясь к будущей карьере.

— Вы были автором и продюсером нескольких заметных культурных проектов: конкурсов современного романа «Золотой бабай» и «Коронация слова», театра сатиры «Политический вертеп» и других. Что бы вы сказали о художественном потенциале украинской нации?

— Я бы сказал, что для 46 миллионов населения украинская нация подозрительно малозаметна в мире. Восемь миллионов норвежцев имеют трех лауреатов Нобелевской премии в области литературы — Бернстерне Бернсона, Кнута Гамсуна, Сигрид Унсет, всемирно известного композитора Эдварда Грига, художника Эдварда Мунка, первооткрывателя Антарктиды Руаля Амундсена, мореплавателя Тура Хейердала. Это при том, что Норвегия 400 лет была под гнетом Дании, почти сто лет находилась в союзе со Швецией, и только в 1905 году стала независимой страной. С такой массой населения, как у нас, Украина должна была бы своей активностью потрясать Европу. Но пока Европу потрясают только украинские женщины в борделях и ежедневный шум автобусов с новыми партиями украинских заробитчан в Неаполе на площади Гарибальди.

Уровень технократической культуры у украинцев всегда был высоким. Если взять только достижения в области космической техники и самолетостроения, то самыми известными теоретиками и конструкторами были Николай Кибальчич, Сергей Королев, Юрий Кондратюк, Игорь Сикорский. Правда, гуманитарная сфера — самая уязвимая сфера украинской нации.

— Когда слышишь фамилии канадских хоккеистов — Кейт Ткачук, Терри Савчук, Дейл Сидорчук, то начинаешь думать, что украинская активность в других странах не такая уж и низкая, как вы пытаетесь ее преподнести.

— Да, но украинцы, достигшие признания в других странах, не слишком спешат афишировать свое происхождение. Таких выдающихся людей, как американка-астронавт Хайдемари Стефанышин-Пфайфер, позиционирующая себя украинкой, или звезда Голливуда Джек Паланс, который отказался от российской награды, заявив, что он — украинец, немного. По крайней мере, я не слышал, чтобы об этом говорили в интервью известнейший стилист второй половины ХХ века художник Энди Ворхол, польский режиссер Анджей Вайда или джазовый гений Билл Эванс, который европеизировал джаз, превратив негритянскую народную музыку в музыку западной цивилизации. Можно было бы добавить к этому ряду американскую киноактрису Веру Фармиго, голландскую киноактрису Викторию Кобленко, канадскую певицу Терезу Сокирко, аргентинского кинорежиссера Гектора Бабенко, итальянского прозаика Джорджа Щербаненко и многих других. Но, в конце концов, какие могут быть к ним претензии, когда в Украине ничего не делается для того, чтобы отсюда не уезжали?

— В вашей книге «Сон із дзьоба стрижа» есть рассказ «Смерть учителя», в котором изложена притча об измельчании человечества и духовных вождей. Почему Украина не может родить своего Ататюрка, который модернизирует ее и выведет из лабиринта исторической безысходности?

— Если нация беременна своей исторической миссией, то обязательно родит яркие личности, которым передаст свою пассионарность и свободу. Если бы Украина очнулась и проявила свое национальное эго, то из такой человеческой массы непременно появились бы философы, писатели, режиссеры, певцы, художники, которые бы проявили себя в мире как представители мощной украинской культуры. Но если такой духовной экспансии нет, это означает, что украинский дух находится в глубоком колониальном сне. Сонливая нация может быть или слугой богатых хозяев, или солдатом чужих армий.

Анна ЛОБАНОВСКАЯ

 

Поделиться:
Загрузка...