У Кремля еще есть средства, чтобы строить империю

14

 Международные СМИ осмысливают последние политические инициативы Кремля, делая вывод, что "Россия говорит елейным голосом, но кулаки ее сжаты". Влияние России на бывшие советские республики, не считая Украины, достигло максимума за постсоветский период, пишут обозреватели. Закрытие базы в Манасе — в центре внимания.

В момент, когда американская база в Манасе приобретает решающее значение для продолжения операции НАТО в Афганистане, президент Киргизии Курманбек Бакиев объявил о ее закрытии, пишет Le Monde. За несколько минут до этого Россия предоставила Киргизии — самой бедной из постсоветских республик — значительную финансовую помощь. У маленькой республики, столкнувшейся с беспрецедентными перебоями в энергоснабжении и резким падением ВВП, не было другого выбора, кроме как подчиниться требованиям великого соседа, пишет издание.

Газета называет решение закрыть Манас победой Москвы, давно стремившейся вернуть свои позиции в бывших республиках Средней Азии. Но такое решение, отмечает автор статьи, ничего, кроме удивления, не вызывает. Разве Россия не заявляла, что поддерживает идею сотрудничества с НАТО в Афганистане?

На самом деле, полагает издание, закрытие базы — одна из разменных монет, которую Кремль рассчитывает использовать в большом торге с НАТО: "Москва соглашается возобновить диалог с Западом, но на своих условиях", навязывая политику "свершившегося факта", считает Жего.

"Такая вызывающая поза, — пишет в заключение Le Monde, — противоречит оптимистическим голосам, полагавшим, что экономический кризис заставит Россию пересмотреть ее внешнюю политику. Киргизский пример показывает, что у Москвы еще есть средства покупать лояльность своих соседей".

Казалось бы, все прозвучавшие на этой неделе позитивные сигналы со стороны российского руководства в отношении инициатив Обамы несут вполне определенный посыл, но на деле это не так, пишет в The New York Times Эллен Барри. Эти "комплименты" сопровождались геополитическим эквивалентом затрещины, полагает она, называя так объявление президента Киргизии о решении закрыть американскую военную базу в Манасе, что может стать серьезной помехой на пути реализации планов Обамы по увеличению контингента в Афганистане на 30 тысяч человек.

С другой стороны, отмечает автор, ничего странного тут нет: с момента победы на выборах Обамы президент Медведев задал тон нынешним двусторонним отношениям, которые колеблются от враждебных до примирительных. Так что, возможно, нынешняя попытка "выкрутить руки" — лишь способ заставить Обаму уделить внимание российским национальным интересам, предполагает журналистка. "Это особая русская тактика", — пояснил ей Эндрю Качинс из вашингтонского Центра стратегических и международных исследований.

Современная Россия создает империю, опираясь при этом на деньги, а не на запугивание, считает британская The Times. "Многочисленные инициативы Кремля все прочнее привязывают к Москве большую часть бывших сателлитов", — пишет корреспондент Тони Хэлпин, упоминая о создании совместных сил быстрого реагирования и антикризисного экономического фонда, а также о российско-белорусской системе ПВО.

Из Центральной Азии Россия уже вытеснила американских военных, а теперь старается пресечь конкуренцию в энергетическом секторе со стороны ЕС. Хэлпин указывает на закрытие базы в Манасе, договоренность Москвы с Ташкентом, а также "фактическую аннексию Абхазии и Южной Осетии". Армения уже является фактическим вассалом России, пишет он, так как большая часть ее инфраструктуры продана российским компаниям.

В целом влияние России на соседей сейчас достигло максимума за весь постсоветский период, считает обозреватель. Оно не затрагивает только Украину, но президентские выборы в этой стране дают московским приверженцам имперский идей отличный шанс отомстить за "оранжевую революцию".

По мнению обозревателя The Guardian Джошуа Кучеры, закрытие американской авиабазы в Манасе является не просто проявлением "базарной политики", но следствием летнего российско-грузинского конфликта.

"Когда Грузия вступила в войну с Россией, а Америка осталась безучастным зрителем, остальные потенциальные союзники США на постсоветском пространстве получили четкий сигнал… Если США не собираются защищать Грузию, то станут ли они защищать Азербайджан, Украину или Казахстан?" — пишет Кучера. Киргизия "для себя на этот вопрос, судя по всему, ответила" — и ответила отрицательно, предпочтя Соединенным Штатам Россию.

Раньше считалось, что Россия заинтересована в существовании базы в Манасе и в том, чтобы "Америка проливала кровь и тратила деньги на борьбу с "Талибаном". Теперь же, очевидно, в России решили, что чинить препятствия американским военным в Средней Азии теперь больше в ее интересах, чем поддерживать США в Афганистане, заключает Кучера.

Русский медведь проснулся и принялся воссоздавать свою империю, а Запад реагирует неверно, пишет на страницах The Washington Times аналитик по вопросам разведки Питер Хэмпфри. "Новое усиление России — это в значительной мере плод растерянности и стыда в связи с поражением в холодной войне", — утверждает он.

Территориальные притязания на Северный полюс и создание новых полярных станций, убийства журналистов, юристов и правозащитников, давление в энергетическом секторе, "вето на планы ПРО США", как выражается автор, а также запугивание кандидатов в НАТО, "финляндизация" сопредельных бывших республик СССР, походы военного флота в страны, которые являются противниками США, бездумная торговля оружием и технологиями, освобождение этнических анклавов, занимающих сходную позицию, — вот явления, которые автор считает элементами единой стратегии, направленной на господство России в Евразии.

Хэмпфри призывает США разработать собственную разветвленную стратегию, подчеркивая, что у США и России есть общая проблема поважнее воинственности Москвы, — это исламизм. "Достаточно одного всплеска исламистского пыла на фоне экономической разрухи, и укрепление России, движимое национализмом, обретет крайне некрасивые формы", — заключает Хэмпфри, призывая Обаму первым протянуть руку России.

Поделиться:
Загрузка...