Субъективные заметки о кризисе–2

17

 Месяца два назад, в декабре, была написана первая статья о кризисе в каждом из нас. О пустых столиках в ранее переполненных ресторанах, о снижении цен на ремонты и нервозности продавцов дорогих бутиков. За истекшее время кризис прогрессировал и развивался и, что удивительно, – совсем не в сторону повышения качества жизни: реальная безработица увеличилась раз в десять, а сервис почти повсюду опустился ниже плинтуса.
Написать продолжение субъективных заметок меня подтолкнула… кофточка из Коломыи. Как ни парадоксально, но настоящие европейские вещи (итальянские, испанские, польские, французские) с большей вероятностью можно приобрести в маленьком провинциальном городке, чем в столице. Я не имею в виду необоснованно дорогие брэндовые шмотки (так называемые «фамильные»), а также их «пиратские копии», которые как раз легче купить в крупных городах, куда добрались транснациональные сети. Речь идет о штучных вещах прекрасного качества из натуральных материалов, которые делают на еще сохранившихся в Европе небольших предприятиях. А привозят их сюда заробитчане или их родственники. Поэтому чем больше жителей конкретного городка покинули его в поисках лучшей жизни, тем насыщеннее ассортимент местных бутиков.

Насчет бутиков я не шучу. Моя подруга часто бывает в славном городе Ватутино Черкасской области и расположенном рядом райцентре под названием Звенигородка. И каждый раз привозит оттуда замечательные итальянские вещи по весьма щадящим ценам. В Ватутино местом ее шопинг-охоты является бутик «Гламур» (именно бутик, а не «абы шо»), а в Звенигородке тоже бутик, но с еще более колоритным, хотя и бесхитростным названием «Все для вас».

На аналогичный бутик местечкового масштаба я набрела в населенном пункте Коломыя, куда ветер странствий занес нас с друзьями на днях. Как и следовало ожидать, на полках аккуратно лежали «родные» итальянские вещи, их возит и продает сама хозяйка, естественно, в Италии работает почти вся ее родня, а кто-то из знакомых летает на регулярных рейсах из Прикарпатья на Апеннины. Однако появилась новая деталь, порожденная кризисом: когда последняя кофточка найдет своего покупателя, бутик, судя по всему, временно закроется. До лучших времен. Поставки потеряли смысл.

Во-первых, родственники, передававшие вещи прямыми авиарейсами Болонья–Ивано-Франковск или Неаполь–Ивано-Франковск, больше не смогут этого делать: они вернулись домой. Сотни тысяч украинских заробитчан потеряли работу. Это раньше няньками и сиделками европейцы (или давно прижившиеся в Европе «цветные») работать не хотели. А сейчас они согласны и на такой кусок хлеба. С более доходных мест их согнал кризис.

Во-вторых, потеря работы для украинцев означает прекращение денежных траншей от «заграничной» родни к местной. А на среднюю коломыйскую зарплату в 800 грн. кофточками по 400 грн. не больно затоваришься. Таким образом, сужается круг покупателей. Тем более, что цена евро зашкаливает, а поток туристов, желающих лицезреть евроремонт центра города и содержимое музея пысанок, резко падает. Что в сухом остатке? «Дешевое и сердитое» китайское барахло становится окончательно доминирующей товарной массой. Ему никакие катаклизмы не страшны.

Так что вывод первый – вопреки прогнозам, что покупать будут качественное, покупать все же будут относительно недорогое. Цена, раньше не смущавшая многих шопингоманов, нынче выходит на передний план в шкале «двигателей покупательного инстинкта».

Еще одно занимательное наблюдение из личной практики. Мы с девчонками любим ходить в баню. Причем, не 31 декабря, а от случая к случаю – на праздники или с получки. Так случилось, что получка и день рождения моей подружки почти совпали, и в течение двух недель (после длительного, в несколько месяцев, перерыва) я посетила известные турецкие парные в центре Киева.

Изюминка турецкой парной (хамама), если кто не в курсе, в относительно невысокой, по сравнению с сауной, температуре и большом количестве пара. Чем больше пара, тем круче хамам и тем затратнее он для собственника. Соответственно, и цена колеблется от 200 грн. за час и выше (в связи с девальвацией гривны это уже от 300 грн. и выше). Так вот что интересно: пара стало меньше. Больше никакого «парного молока» в воздухе. Так, слабое подобие затерявшейся в подвале белой тучки. Причина, думаю, ясна – сильно взвинтить цены боятся, а энергозатраты уменьшать надо.

Так что вывод второй – качество услуг оказалось в заложниках упавших доходов клиентов и возросших расходов бизнеса. Поэтому не удивляйтесь тому, что в ресторанах кое-где уменьшают порции, увеличивают количество травы на тарелке, причем, не дорогостоящей рукколы, а банального салата «Айсберг». А в стандартных наборах суши, которые предлагают японские рестораны, наметилось однообразие.

Скажем, если раньше из 30 «сушек», входящих в самый большой набор ассорти, повторялись 2-3 экземпляра (т.е. комплекс рассчитывался на компанию из двух, максимум трех человек), то сейчас можно найти четыре одинаковых «суша». О чем это говорит? Что дорогостоящее ассорти посетители стали, как правило, делить на четырех, а не на трех человек. Так дешевле…

Кстати, важное замечание – именно японские рестораны и фаст-фуды в первую очередь ощутили на себе уменьшение количества клиентов. В то время, как в пиццерии «Челентано» или в «Мак-Дональдсе» народу, на первый взгляд, даже стало больше. Это очень просто объяснить: как бы мы ни «выкаблучивались» перед модными тенденциями, но сырая рыба с рисом – не наша национальная еда. Страшно далека она от пищи богов – сала, чеснока и пампушек. А вот пиццей в понимании среднего украинца насытиться можно. И гамбургером тоже. Это же практически родной брат советского бутерброда и классического налистника. Съел, и три часа в твоем желудке блаженная сытость.

Отсюда третий вывод: кризис выявил истинные предпочтения украинцев. Тот, кто сможет накормить нацию сытно, недорого и не обязательно бескалорийно, тот и выживет в трудные времена.

Тем временем сложнее стало потребителям предметов роскоши. Вчера забегаю в дорогой солярий, подкорректировать цвет кожи, а кнопка «вкл.» в чудо-машине не работает, чего раньше никогда не было. Барышни из обслуживающего персонала вошли в образ и вяло реагируют на замечания. Хотя еще три месяца назад предупредительность просто лезла у них из ушей. К тому же в воздухе висит негламурный запах столовской пищи – персонал перешел на разогрев домашних «тормозков» в микроволновке.

В общем, выхожу крайне недовольная из солнечного рая и тут вижу: из соседнего ночного клуба, ориентированного на золотую молодежь, выползает злой, раздраженный приятель. У парня два огорчения. Сначала на техстанции сказали, что у них нет запчасти к его очень дорогой, тюнингованной иномарке. Ее можно заказать, но это в лучшем случае… три месяца, а в худшем – полгода. Видите ли, для таких тюнингованных крошек запчасти теперь делают неохотно, заводу это не выгодно, дилеру – тем более. А страх потерять клиента у них прошел вместе с осознанием неизбежности конца своего бизнеса. Ну месяц, два, три, а потом – все равно черная дыра. О том, что кризис пройдет и клиент, возможно, вернется, в данный момент никто не думает. Наш бизнес вообще так далеко не думает. Он живет сегодняшним днем, который ничего хорошего ему не обещает.

Короче говоря, друг мой пошел залить горе безалкогольным коктейлем. Естественно, выбрал самый крутой клуб. И прогадал. Официант не подходил к нему 20 минут. А когда наконец, подошел, принес совсем не тот коктейль, который заказывали.

И что самое огорчительное – девочки в баре уже «не те». Куда делись королевы гламура, непонятно: то ли уехали на заработки за границу, то ли сидят в своих кредитных квартирах, утирают слезы ключами от кредитных машин и дожевывают последний бублик, который заботливая мамаша передала из родного «хохлопупска». Красивая жизнь для них временно окончена. А делать что-либо еще, кроме того, о чем вы подумали, они не умеют.

Благополучие, несколько лет бушевавшее в стране, развратило последнее подросшее поколение. Мы, 35-летние, еще помним, как тяжело добывался хлеб десять лет назад. Они же это время проехали на горбу родителей и, не успев толком получить образование, оказались сразу в потребительском обществе. Где и зарплата ниже 1000 у.е. для секретарши с «неоконченным высшим» это моветон, и машину в кредит не иметь некомильфо. Эти гламурные бедолаги стали лишними в первую же волну увольнений. От их дорогостоящих услуг отказались наряду с другими предметами роскоши, которые большинству фирм нынче не по карману.

В результате клиентов в дорогих ночных клубах поубавилось. Вечеринки практически не проходят. Светские репортеры томятся от скуки. А обслуживающий персонал – от официантов до элитных содержанок – теряет квалификацию. Это так бывает: если какую-то мышцу долго не тренировать, она отмирает.

К слову, о мышце. А в тренажерных залах, несмотря на кризис, аншлаг. Оказалось, что быть сильным и накачанным – это необходимость. Поскольку работодатели любят здоровых и красивых работников. Остальным остается ждать, пока пройдет кризис…
Галина Акимова

Поделиться:
Загрузка...