Пройдут ли «газовый экзамен» российско-азербайджанские отношения?

16

 Охлаждение реальное или мнимое?

Последние недели внесли некоторые отрицательные тенденции в развитие азербайджано-российских взаимоотношений. 29 декабря в "Независимой газете" был опубликован материал, согласно которого Москва "решила пересмотреть принципы распределения водных ресурсов приграничной с Азербайджаном реки Самур". Проблема представлена таким образом, что в результате использования Баку сооружения Самурского гидроузла, «интересы водо- и землепользователей Южного Дагестана» ущемляются, т.к. лишь «38 из 213 км реки (12%) протекает по границе с соседней республикой»(1). Включивший Азербайджан в число 13 необеспеченных водой стран мира (со ссылкой на Институт мировых ресурсов) портал aquaexpert.ru 16 января подтвердил «серьезный дефицит живительной влаги» для жителей Дагестана(2).
В данном ракурсе дело не в процентах и объемах. Настораживает общий фон развития российско-азербайджанских взаимоотношений в переживаемый период. На рубеже первой и второй декад января в азербайджанские СМИ просочилась информация о передаче из дислоцированной в армянском городе Гюмри военной базы №102 российского оружия и боеприпасов общей стоимостью примерно 800 млн долл в пользование ВС Армении. Однако, в ответ на ноту МИД Азербайджана российское внешнеполитическое ведомство не подтвердило передачу или продажу Минобороны РФ в 2008 г. армянской стороне вооружений и военной техники «по номенклатуре и в количестве», обнародованными СМИ. Публикацию об этом назвав дезинформацией, имеющей "явно выраженный антироссийский характер".
Тем самым, налицо — некое подобие трещины между Баку и Москвой. Но складывается такое впечатление, что происходит как бы искусственное обострение обстановки
В этой связи, главный редактор информационного портала «Вести Кавказа» Алексей Власов отметил "максимально сдержанную позицию" Баку во время грузино-югоосетинского противостояния. Фиксируя же «важнейшее стратегическое партнерство Армении и России (при союзничестве по ОДКБ), он подчеркнул необходимость учета в данном раскладе новой роли Кремля на Южном Кавказе после подписания Московской декларации: для избежания «двусмысленных действий», имевших место «на начальной фазе противостояния в Нагорном Карабахе». Констатируя невыгодность развития ситуации в этом направлении ни РФ, ни Азербайджану, эксперт призвал к важности сведения действий отдельных министерств и ведомств России в рамки «единой государственной политики, учитывающей важность Азербайджана как одной из ключевых стран региона». Скорее всего, последняя фраза является ключевой в анализе российского политолога, т.к. из нее усматривается нестыковка в позициях соответствующих структур в российском истеблишменте.
Что интересно, аналогичный процесс наблюдается и в среде российских аналитиков. Скажем, российский политолог, депутат Госдумы Сергей Марков не скрывает определенную благосклонность и военно-политическую поддержку Армении Россией, вследствие необходимости создания баланса для недопущения «сползания конфликта к возобновлению боевых действий». В свою очередь, завотделом проблем межнациональных отношений Института политического и военного анализа Сергей Маркедонов, назвав позицию Кремля по Армении и Азербайджану «несколько колеблющейся», признал ее склонность «большей частью» в армянскую сторону. Но основным моментом в рассуждениях С.Маркедонова является иной ракурс: "Влияние России на Азербайджан будет в любом случае, хотя бы взять проблему разделенных народов в Дагестане. Она латентная, но есть. Проблема пока сегодня решается в формате Баку-Махачкала. Инструменты влияния есть всегда, и помимо нагорно-карабахского конфликта"(3).
И вот в этой скрытой (или открытой?) угрозе просматриваются попытки реанимирования определенных идей, озвученных свыше 10 лет назад.
В марте 1997 г. все в той же "Независимой Газете" вышла статья "СНГ: начало или конец истории. К смене вех" Константина Затулина (ныне директор Российского Института стран СНГ, первый зампред Комитета Госдумы по делам СНГ и связям с соотечественниками) и Андраника Миграняна (ныне политолог, председатель Комиссии Общественной палаты по вопросам глобализации и национальной стратегии развития). В которой, в частности, говорилось: "Что касается противодействия усилиям Азербайджана вытеснить Россию из региона, то следует и здесь более эффективно использовать имеющиеся у Москвы ресурсы. Во-первых, нужно поддерживать военное превосходство армянской армии над азербайджанской…Во-вторых, стимулировать процесс объединения разделенного лезгинского народа, что сразу же создаст новую ситуацию на севере Азербайджана и в Дагестане… Подтолкнуть федерализацию Азербайджана"(4).
Т.е. идея не нова. Другое дело, что процитированные чуть выше высказывания из сегодняшних дней вполне могут преследовать цель "обосновать" возможный приграничный российско-азербайджанскй конфликт. Посему возникает вопрос — по какой причине аспект "разделенных народов" (через "фактор Самура") вышел на поверхность именно на нынешнем этапе?

 Виноват проект "Набукко"?

В цитируемой в начале "водной статье" из НГ одной из возможных причин нынешнего «пересмотра принципов водораздела» называются планы Москвы по приобретению всего природного газа, добываемого на азербайджанском газоконденсатном месторождении Шах-Дениз, в связи с чем «водный козырь был бы кстати в поиске компромиссов Москвы и Баку». Кто-то может соглашаться с этой трактовкой, кто-то нет. Но нельзя не признать, что одной из важнейших геополитических задач мировых стран-лидеров на сегодня является обладание "контрольным пакетом акций" за Каспийское богатство. Газоресурсы которого играют неоценимое значение для европейского континента.
Так вот в разгар украино-российского газового конфликта главы правительств или руководители соответствующих ведомств Чехии, Германии, Польши и др. стран заявили о необходимости прокладки альтернативных газовых трубопроводов в Европу, и на поверхности оказался ракурс газопровода "Nabucco" для доставки газа (в обход России) из Туркменистана, Узбекистана и Азербайджана в страны ЕС (3,3 тыс. км, проектная мощность — 30 млрд куб м в год; консорциум по строительству представлен крупнейшими компаниями Австрии, Турции, Болгарии, Румынии, Венгрии и Германии). Именно "маршрутный оттенок" доставки энергоресурсов в Европу является основным пунктом геопротивостояния. Причем контекст Набукко представляется настолько актуальным, что Анкара (важнейшее транзитное звено) попыталась поставить свое участие в данном проекте в зависимость от разблокирования переговоров по вступлению Турции в ЕС. Во время переговоров с главой Еврокомиссии Жозе Мануэлом Баррозу (19 января) это озвучил премьер-министр Турции Реджеп Тайип Эрдоган, что, кстати, вызвало неудовольствие министра экономики Германии Михаэля Глоса. Хотя по завершении встречи в Брюсселе турецкий премьер заявил о всесторонней поддержке проекта без каких-либо оговорок.
В свою очередь, в письменных ответах кандидата на пост госсекретаря США в администрации Барака Обамы Хиллари Клинтон на вопросы сенатора-республиканца Ричарда Лугара подчеркивалось: "Я и моя команда будем решительно убеждать наших европейских союзников заключать политические соглашения, необходимые для обеспечения строительства «Набукко»…который поможет Европе диверсифицировать ее газовые поставки…Успешная стратегия по продвижению «Набукко» или других трубопроводов в южном коридоре к европейским рынкам потребует последовательного взаимодействия на высоком политическом уровне, в т. ч. со стороны США"(5).
Безусловно, Азербайджан — одно из главных звеньев в этом проекте: не только как обладатель запасов энергоресурсов, но и как страна-транзитер. Не случайно в последние дни здесь побывали Еврокомиссар по внешним связям и Европейской политике соседства Бенита Ферреро-Вальднер и президент Болгарии Георги Пырванов. Наверняка не для отдыха приезжал болгарский лидер в Баку. В выступлении перед зарубежными послами в Софии фактором достижения стабильной энергетической безопасности в Европе он назвал положительный результат диалогов с энергоресурсными странами, могущими «стать частью трассы новых проектов».
Конечно-же, Кремль не является пассивным наблюдателем в этих играх вокруг "голубого топлива". В преддверие "Набукко саммита" в Будапеште, в Венгрии открылось расширенное заседание российско-венгерской комиссии по экономическому сотрудничеству. На котором зампредседателя правления "Газпрома" Александр Медведев сделал знаковое заявление о невлиянии финансового кризиса на планы реализации строительства газопровода "Южный поток. Добавив, что завершение в текущем году технико-экономического обоснования на весь маршрут будет способствовать инвестициям в проект (ЮП -российско-итальянский проект, предусматривающий прокладку трубопровода по дну Черного моря из Новороссийска в болгарский порт Варна). Тем самым, А.Медведев дополнил сказанное российским премьером Владимиром Путиным об актуальности проблемы транспортных возможностей доведения российских энергоносителей в Европу и наличии проектов ЮП и Северный поток для обеспечения дополнительных поставок континентальным потребителям.
Также прошла информация о рассмотрении Словакией возможности создания совместного предприятия с "Газпромом".
Ну и особняком стоят, конечно, завершившиеся два дня назад российско-узбекские переговоры. По данным «Вести», президент Узбекистана Ислам Каримов заявил, что Ташкент, готовый к прокладке "новых ниток трубопроводов по своей территории, обеспечивающих новые поставки и транзит газа…продает газ России и только России, а кому она поставляет дальше и как — это полностью компетенция" Москвы(6). К слову, глава России Дмитрий Медведев российско-узбекские взаимоотношения охарактеризовал как "отношения стратегического партнерства и союзничества при том, что в нынешнем мире нам необходимо все время сверять часы"(7).
Таким образом, "газовая подоплека" во внешне внезапном обмене "любезностями" Москвы и Баку налицо. Член научного совета Московского центра Карнеги Алексей Малашенко подчеркнул, что российско-украинский газовый конфликт подтолкнул Баку к реализации проекта «Nabucco»: «До недавнего времени «Газпром» просил у Баку продать весь свой газ ему, но после этого конфликта Азербайджан вряд ли будет иметь дело с ним»(8). Прогнозируя «недовольство Москвы», эксперт констатирует «осторожность и мудрость» Ильхама Алиева, «по-видимому подготовившего себя к такому обороту событий». В связи с чем в российско-азербайджанских отношениях удастся избежать «грандиозных осложнений». Хотя известный азербайджанский политолог Вафа Гулузаде предполагает наращивание Россией давления на Азербайджан, считая «оружейный и водный скандал… только началом».

Заключение

22 января председатель российской Госдумы, руководитель фракции «Единая Россия» Борис Грызлов в плане "Самурского аспекта" заявил о завершении проблемы «в самое ближайшее время», т.к. «водоснабжение Баку будет осуществляться через новый водовод, [позволяющий] Азербайджану снизить забор воды из реки Самур"(9). Будем надеяться, что мудрость и политическая воля руководителей приграничных стран не позволит заинтересованным силам сыграть на обострение взаимоотношений. Иначе дестабилизации не удастся избежать ни одной из сторон. Что в условиях серьезных экономических коллизий не сулит ничего положительного ни России, ни Азербайджану.
В своем выступлении на IV Всероссийском мусульманском форуме "Мусульмане за евразийское единство" (ноябрь 2008 г.), автор не исключил этнических коллизий между Россией и Азербайджаном «в условиях национальной пестроты в приграничье (да и в целом в обеих странах), переплетенной конфессиональным фактором»(10). Предложив изучить вопрос о создании совместной российско-азербайджанской мониторинговой группы для исследования ситуации в регионе, с последующим предоставлением аналитических отчетов заинтересованным госструктурам обеих стран – как возможного фактора по предотвращению или локализации конфликтов. По мнению автора, на сегодня осуществление данного шага представляется актуальным.

 P.S. Ну а на этом фоне, о договоренности болгарского премьера Сергея Станишева с И.Алиевым по вопросу импорта Софией азербайджанского газа сообщило РИА Новости. Речь идет о начале переговоров по поводу ежегодных поставок 1 млрд куб м "голубого топлива". В то же время, по данным агентства АПА, в беседе с венгерскими журналистами президент И.Алиев заявил, что аспект участия Баку в проекте Nabucco еще окончательно не решен: «Азербайджану сделано несколько предложений. Есть предложение от российского «Газпрома». Диверсификация маршрутов газового экспорта позволит Азербайджану увеличить доходы от торговли газом

Теймур Атаев, политолог Азербайджан

 

 

Поделиться:
Загрузка...