«Газпром» начинает и проигрывает

73

 Нынешняя газовая война сознательно планировалась «Газпромом» с июня 2008 года. Однако спустя несколько недель после начала «боевых действий» российская монополия, похоже, утратила контроль над ними, пишет обозреватель РИА «Новый Регион» Вероника Ост.

Война затевалась для того, чтобы установить неявный контроль над украинской газотранспортной системой. Союзницей в этом вопросе выступала Юлия Тимошенко Ранее она неоднократно зарабатывала политические дивиденды на своей борьбе за неприкосновенность «большой трубы». Поэтому украинский премьер-министр не могла предложить Путину, то, чего он хотел больше всего. В Кремле с пониманием отнеслись к затруднениям леди. Поэтому и возник план очередной газовой войны.

Это был смелый проект, включавший в себя и прекращение транзита, и приглашение европейских наблюдателей. По замыслу «Газпрома», чтобы не подставлять Тимошенко, именно прогрессивная общественность должна была вынудить Украину отдать контроль за своей трубой. Кандидатуру контролера Кремль рассчитывал согласовать при посредничестве Германии в своих интересах. В обмен Юлия получала карт-бланш на реэкспорт российского газа и поддержку на президентских выборах.

О том, что сделка была 28 июня на встрече премьеров в Москве, открыто заявляли многие киевские эксперты. Заметим, что на тот момент у Украины не было долгов за газ перед Россией, о чем тогда же сказал на совместной пресс-конференции Путин, рассыпавшись в комплиментах перед украинской коллегой.

Однако после этой исторической встречи Тимошенко вдруг начала накапливать долги, как платья от Луи Виттона. Характерно, что Виктор Ющенко, который не мог не знать о готовящейся операции, в течение всей осени требовал от правительства рассчитаться с «Газпромом».

Именно на этот период приходятся обвинения в национальной измене, громогласно звучавшие в адрес Тимошенко из лагеря Ющенко. Сама Юлия демонстрировала Кремлю лояльность по вопросу Южной Осетией и Абхазии. Такое явное послушание как-то не вязалось с откровенным пофигизмом «Нафтогаза» в отношении текущих проплат за газ.

Характерно, что на эти же месяцы приходится судорожное накопление «голубого топлива» в украинских газовых хранилищах. Сегодня сторонники Тимошенко, не блещущие интеллектом, вроде Гудымы и Яворивского, оказывают премьеру медвежью услугу, утверждая, что она «предчувствовала газовую войну». Однако женская интуиция Юлии Владимировны всегда опиралась на точную информацию и анализ. Тимошенко знала, что «Газпром» перекроет трубу, и подстраховывала свой рейтинг внутри страны. Нетрудно догадаться, что во время президентской компании она напомнит маленьким украинцам, как спасла их от холодов зимой 2009-го.

Со своей стороны «Газпром», в ноябре разослал в европейские столицы своих представителей, которые настойчиво внушали тамошним политикам: если трубу придется перекрыть, виновата будет не Россия, а Украина.

Все пошло наперекосяк после встречи Огрызко с Райз в декабре. Строка о газотранспортной системе в тексте подписанной ими хартии, может, ничего и не значит. Однако украинский министр однозначно передал американской коллеге тревожную информацию о планах Тимошенко и Путина. Вашингтон начал действовать.

Вероятно, вспомнили дело Лазаренко, из которого фамилия Тимошенко исчезла только после «оранжевой революции» – из последнего тома. А поскольку всего томов девять, никто не мешает американской Фемиде пролистнуть назад и прочитать раздел «соучастники». (По бюрократической неосмотрительности именно этот листок попал два года назад в «Газпром» вместе с официальным предложением заявить сумму ущерба).

Судя по всему, США вмешались в последний момент. Именно так «Новый Регион» дешифровал высказывания Ющенко на последней пресс-конференции. Президент Украины подтвердил информацию журналистов о том, что Юлия Владимировна отменила свой полет в Москву в 31 декабря, однако Ющенко отрицал, что такое распоряжение дал премьеру он.

«Неужели вы думаете, что в нашей стране кто-то может остановить Юлию Владимировну. Почему она развернула самолет, пусть комментирует сама», – сказал гарант. Очевидно, что приказ отступать поступил Тимошенко не из Москвы, а из Вашингтона, потому что на следующий день она, ломая себя через колено, сделала совместное заявление с Ющенко о неприемлемости предложенной «Газпромом» цене на газ в 250 долларов за тысячу кубометров.

Может возникнуть вопрос, а зачем вообще Тимошенко хотела лететь в Москву. Дело в том, что 31 декабря «Нафтогаз Украины» неожиданно перечислил практически всю сумму своей задолженности «Газпрому». Это означало срыв запланированной газовой войны. Юлия собиралась спасать свои отношения с Путиным.

После того, как ее грубо одернули, Тимошенко залегла на дно, сказавшись больной, «Газпром» начал боевые действия на свой страх и риск, а Ющенко с легкой душой отправился кататься на лыжах. Украинский президент всегда считал, что может расслабиться, когда дело берет в свои маленькие черные ручки американский госсекретарь.

Иногда Тимошенко все же выдергивали из забытья разные тополанеки, заставляя подписать протоколы о допуске иностранных наблюдателей. Юлия так боялась, что ее вновь заподозрят в связях с Москвой, что сопроводила свою подпись антироссийским заявлением, которое потом пришлось отзывать посреди ночи.

Сейчас Тимошенко в унисон с Ющенко отказывается ехать на саммит стран-потребителей русского газа, если тот будет проводиться в Москве. Она довольствуется лишь критикой несчастного «Роукрэнерго», обвиняя оппозиционных депутатов Левочкина и Бойко в срыве переговоров. Звучит нелепо, но вопрос журналиста о том, как люди непричастные к власти, могли вмешаться в государственные дела, Юлия проигнорировала. Хотя еще месяц назад она бы не постеснялась обвинить президента в порочащих его связях с Фирташем. Надо признать, что и президентская команда ведет себя относительно корректно: Ющенко можно считать почти не критикует правительство, а НУНС отказался голосовать за отставку Тимошенко, инициированную Партией Регионов.

Так «Газпром» потерял на Украине свою самую влиятельную союзницу. Теперь газовая война идет по спонтанному сценарию. Кремль начинает делать необдуманные шаги. 8 января Путин, не дождавшись украинской капитуляции, открыто заявляет о своем интересе к «большой трубе». Неделю спустя российские СМИ начинают транслировать информацию об американской руке в газовой войне. Звучит это примерно также, как украинские перлы о восстании на Донбассе.

Московские пиарщики могут поставить себе в зачет лишь то, что западные СМИ сегодня в отличие от прошлых лет обвиняют в конфликте не только Россию, но и Украину. Однако тезисы об агрессивном «Газпроме», который хочет задавить при помощи своих ресурсов всю демократию на постсоветском пространстве, никуда не делись. Представить газовую монополию белым пушистым зайчиком, как ни старались, не удалось (слишком «ушастое» прошлое у зверушки).

А потому Старый Свет решил защищаться от обоих славянских государств. Европарламент готов поставить вопрос о покупке российского газа на границе с Украиной. Смысл этой акции поспешил объяснить украинский МИД, заявив, что инвестор, который придет на «большую трубу», должен быть свободен от политики. То есть это будет компания, не подконтрольная ни «Газпрому», ни союзнической Германии. Возможно, американская. Ничего, кроме бизнеса.

В этом случае бездарно затеянная война будет бездарно проиграна. Российское руководство, думается, огорчат даже не колоссальные имиджевые потери. Для них – жажда все. Потеряв украинский транзит, они потеряют возможность бесконтрольно вбрасывать на европейский спотовый рынок левые объемы газа (его на братской границе никто до сих пор не учитывал). А это миллиардные убытки.

Поделиться:
Загрузка...