На границе краха

38

 Директор ФСБ Александр Бортников поставил точку в существовании несуществующего. После решения главного чекиста России установить пограничную зону на границе России и Беларуси исчез один из последних атрибутов российско-белорусской интеграции.

Но справедливости ради нужно сказать, что решение о ликвидации этого атрибута принял все же не Бортников. Москва просто отреагировала на решение Александра Лукашенко предоставить право безвизового въезда гражданам 80 стран, среди которых государства Евросоюза, США и Канада. И если никаких проверок на границе нет, то получается, что человек, который прилетел в Минск, может буквально через несколько часов оказаться в России, побыть на ее территории несколько дней и потом так же просто улететь из Минска. Такой вот "Шенген" от Александра Григорьевича.

Какова при этом роль консульских отделов посольств России, всей этой многоступенчатой системы проверок с участием орлов товарища Бортникова, остается неясным. Хотя почему неясным — не будет у нее в таком случае никакой роли. Конечно, российским спецслужбам можно надеяться, что белорусы — по крайней мере пока что — не будут пускать к себе граждан из российского "черного списка". Беда в том, что в этот "черный список" нельзя внести всю Европу, Штаты и Канаду.

Утверждать, что Лукашенко не понимал этого и подписал свой указ о безвизовом режиме просто так, ради заботы о туризме, я бы не стал. Уж в чем в чем, а в аппаратных играх Александр Григорьевич разбирается лучше многих. Его указ никак особо не связан ни с туризмом — Беларусь явно не центр европейского интереса, — ни с бизнесом — желающих вложиться в ее все еще советскую экономику немного, и у этих немногих визовых проблем никогда не было. Этот указ подписан ради одной-единственной цели — обозначения государственной границы Республики Беларусь. Но обозначить эту границу должны не белорусы, а россияне.

В этом смысле указ Лукашенко сравним с другим историческим документом — указом третьего президента Украины Виктора Ющенко о предоставлении безвизового режима гражданам практически тех же стран, что упомянуты в решении белорусского президента. Ющенко подписал этот указ практически сразу же после вступления в должность. Да, ему не нужно было обозначать границу — она у России с Украиной и так была. Но ему нужно было указать вектор развития. Этим указом Ющенко как бы уравнивал европейцев и американцев с россиянами, которые с советских времен имели право пересекать границу соседней страны по предъявлении одного только внутреннего паспорта.

Можно сказать, что указ Ющенко — вызвавший 12 лет назад такое же раздражение в Москве, как нынешний указ Лукашенко, — сработал. Сегодня в Украине ожидают предоставления безвизового режима от Евросоюза — и одновременно говорят о необходимости введения визового режима для россиян. Это и есть то, что называется поворот в нужном направлении.

Указ Лукашенко — если только его автор по обыкновению не включит задний ход или не будет свергнут в результате российской интервенции — тоже сработает. Ведь главный его смысл — четкая демонстрация того, что не удалось не то что воссоздать Советский Союз, но даже и создать миф о возможности его воссоздания. За два с лишним десятилетия "интеграции" Россия и Беларусь не смогли хотя бы имитировать уровень объединения, достигнутый в Европейском Союзе, между странами, которые в последний раз были в одном государстве во времена Карла Великого, а не Горбачева.

Никак иначе и быть не могло. Европейский Союз основывается на равноправии и взаимовыручке — и как только эти принципы нарушаются или просто ставятся под сомнение, сразу же начинается кризис. А Союзное государство России и Беларуси рассматривалось в Москве как первый шаг к возвращению непутевого соседского бычка в имперское стойло, а в Минске — как возможность доить честолюбивую соседскую буренку, рассказывая ей в перерывах между дойками о любви и общих корнях.

Теперь, когда молоко у исхудавшей буренки кончилось, очумелый бычок заглядывается на скот пожирнее и хочет, чтобы старая корова больше не топталась по его территории. Государственная граница — только первая линия, которая должна будет окончательно отделить Беларусь от России. Никому не интересна корова, которая не дает молока — да еще и постоянно брыкается.

Виталий Портников

Поделиться:
Загрузка...