Ответы Бориса Акунина на вопросы россиян

45

newsprolife.com.ua

 Вопрос 1
Егор Неверов, инженер, Мытищи:
Уважаемый Григорий Шалвович, стоит ли человеку придумывать себе смысл жизни (то, ради чего он живет), если в ходе его поиска приходишь к выводу, что у человечества смысла (цели) жизни, кроме биологического существования, нет?

Ответ
Мне кажется, главная драма человечества состоит в том, что нас с раннего детства не учат относиться к своей жизни осмысленно – как к некоему Пути, который ведет тебя к самораскрытию и развитию.
Девять десятых людей проживают жизнь более или менее механически, вообще не включая голову. Работают, только чтоб зарабатывать. Смотрят через окошко телевизора на чужую жизнь. Старятся. Передают эстафетную палочку детям – может, у тех получится прожить лучше.

Понимаете, когда в жизни не ищут смысла, его и не возникает.
Зато если начинают искать, обязательно находят.

Вопрос 2
almo64:
Уважаемый Григорий Шалвович! Меня давно интересует вопрос – мы, русские, народ или нет? Или нам только им предстоит стать? Ну, конечно если успеем. Александр.

Ответ
Русские – народ по меньшей мере уже лет четыреста.
Этот факт убедительно доказала Смута, когда государство рассыпалось в мелкую крошку, а страна сохранилась и воскресла. Что ее удержало? Только народ с его единством экономических, культурных и религиозных потребностей. С тех пор первый и второй компонент многократно укрепились. Третий, правда, ослабел, но это общемировая тенденция. Иное дело, что всякий народ меняется: развивается либо деградирует, выдерживает или не выдерживает экзамены, быстрее или медленнее взрослеет. С взрослением у российского общества, по-моему, пока не очень. Когда основная масса живет не собственным умом, а по принципу «им наверху виднее», это, конечно, признак некоторой инфантильности.

Вопрос 3
Владимир, музыковед, Калининград:
Уважаемый Григорий Шалвович! Вы давненько уже находитесь за границей. Скажите, пожалуйста, насколько реально «там» за последние два-три года изменилось на низовом уровне отношение к России, русским, русскому народу? И как это ощущается, если ощущается вообще? Спасибо! Владимир.

Ответ
На человеческом уровне, на уровне общения – никак не изменилось.
Я живу в трех европейских странах и никакой «русофобии» не вижу. Но оформилось нечто иное. Я бы назвал это явление «россофобией»: недоверие и неприязнь к России как к государству. Началось это с Крыма, усилилось после донбасских событий. То есть к русским людям, русской культуре, русскому языку в Западной Европе (я близко вижу Британию, Францию и Испанию) относятся безо всякого предубеждения, но официальная, политическая Россия стала восприниматься как дестабилизирующий фактор и потенциальная угроза.

Вопрос 4
nl_2010_:
Уважаемый Григорий Шалвович! Вопрос к Вам как к историку, который анализировал пути движения России на протяжении длительного промежутка времени. В 20 веке власть в России кардинальным образом менялась два раза: в 17 и 91 годах. Причем для смены власти требовалась и смена страны. Ждет ли нас нечто подобное в третий раз или возможен иной сценарий развития событий. И можно ли вообще, на основе исторического опыта, с достаточной точностью определить, что будет дальше. Николай.

Ответ
Главная опасность нынешнего российского вектора, на мой взгляд, заключается в том, что страна теряет время, упускает массу возможностей для развития, все больше отстает от стран-лидеров.
Что мы сегодня производим? Чем хорошим удивляем мир? Если оставить в стороне новости о Сирии и Украине, Россия в глазах мира – практически страна-невидимка. В магазинах нет никаких российских товаров (разве что водка, и то нерусской больше). Нет российских научных открытий. Нет технологий. Нет ярких бизнес-проектов. Да и новых культурных явлений, в общем, тоже нет – всё те же условные Чехов с Малевичем. Я не буду сейчас вдаваться в причины российской стагнации – это займет слишком много места. Скажу коротко: неправильно устроенное государство мешает развитию страны. Если государство в течение нескольких лет не исправить, оно может снова развалиться – как это произошло с Советским Союзом.

Вопрос 5
smolny:
Уважаемый Григорий Шалвович, поделитесь, пожалуйста, вашим видением кризиса Западной цивилизации (на сегодняшний день). Спасибо. Ольга.

Ответ
Нет никакого кризиса.
Всё это пропагандистская чепуха, Ольга: и про «гейропу», и про педофильские ужасти, и про мусульманское нашествие. Конечно, если поглазеть на гей-парад (бывает раз в год такой туристический аттракцион, жутко колоритный), да погулять в Амстердаме или Гамбурге по нехорошему кварталу, это производит впечатление. Но оно ошибочно. В Европе культ семьи и семейных ценностей, рожают много детей, очень бережно их воспитывают, а беженцев принимают от, извините, душевной щедрости. При этом Франция остается Францией, а Британия – Британией. Знаете, сколько в Великобритании мусульман? Четыре процента. И многие из них давно стали стопроцентными британцами, вроде лондонского мэра.

Вопрос 6
Светлана, юрист, Челябинск:
Добрый день! Не планируете ли Вы возвращаться в Россию? Для того, чтобы объективно оценивать ситуацию в стране на текущее время, в ней нужно находиться. Чтобы не получился художественный вымысел на историческую тему, на основе архивных документов.

Ответ
Я не был в России с 2014 года, и пока не хочется.
Мне очень не нравится существующий режим, а большинство соотечественников он, кажется, более или менее устраивает. Если бы я остался в России, я бы сейчас с утра до вечера стоял в одиночных пикетах, протестуя против того-сего-пятого-десятого. Но у меня на это не хватает ни темперамента, ни гражданственности, ни альтруизма. Лучше буду книжки писать. А почувствую, что общественное настроение меняется – с радостью вернусь.
 

Поделиться:
Загрузка...