О Воздушных силах Украины

38

7 августа в Украине отмечают День Воздушных сил — объединенных ВВС и ПВО. Без размаха, поздравлений президента и купаний в фонтанах. По правде сказать, наш воздушный флот и система противовоздушной обороны находятся в настолько бедственном положении, что праздновать особо нечего.

В 1992 году на территории Украины после ликвидации Союза остались 4 воздушные армии, 10 авиационных дивизий, 49 авиаполков, 11 отдельных эскадрилий — всего около 2800 летательных аппаратов. Развитой была и система ПВО, прикрывавшая практически всю территорию страны.

За годы независимости мы изрядно разоружились. Сегодня у нас всего четыре десятка самолетов Су-27; порядка восьмидесяти Миг-29; пятьдесят бомбардировщиков и разведчиков Су-24, и два с половиной десятка штурмовиков Су-25. Есть некоторое количество боевых и транспортных вертолетов, и транспортных самолетов. Система ПВО прикрывает — теоретически, потому что неизвестно, взлетят ли старые ракеты — только отдельные районы.

Где вся остальная армада? — Продана. Порезана на металлолом, передана в девяностых России в оплату вечных долгов за газ. Часть техники находится на хранении — её ремонтируют, восстанавливают, модернизируют и передают в войска. Но ресурс железяк не вечен, и с учетом списаний и потерь в летных происшествиях, мы имеем мизерный воздушный флот, который приблизительно в 10 раз меньше того, что Россия противопоставляет нам на юге и востоке.

В случае прямого вооруженного столкновения, наша боевая авиация закончится на второй-третий день конфликта высокой интенсивности. Возможно и раньше, если противнику удастся уничтожить бОльшую часть летательных аппаратов на земле ракетными ударами.

И если борьба с воздушными целями ещё оставляет нам какие-то шансы на временный успех, то штурмовка/бомбардировка наступающих танковых колонн врага выглядит чистым самоубийством из-за практического отсутствия управляемых авиационных боеприпасов класса воздух-поверхность, которые можно применять не заходя в зону поражения армейской ПВО.

Мы не применяем авиацию в зоне АТО не только "из-за минска", но и потому, что Россия прикрыла оккупированные территории эшелонированной системой противовоздушной обороны, для преодоления которой у нас нет современных самолетов-постановщиков помех и противорадиолокационных ракет. А бомбить цели мы можем почти и только свободнопадающими бомбами, а это, снова таки, почти самоубийство…

Россия не имеет качественного превосходства в ВВС и ПВО, воюя преимущественно теми же советскими запасами, что и мы, но количественно эти запасы у москалей огромные, что даёт им безусловное преимущество в борьбе за господство в воздухе. По сути, как ни горько это признать, боевая авиация наших Воздушных сил, как и боевые корабли Морских сил сегодня представляют собой весьма дорогие игрушки, почти бесполезные в случае прямой агрессии России.

Если бы наша армия была частью военной компоненты НАТО, то даже трем самолетам нашлось бы в общей системе безопасности место. Но за нас никто не подпишется, значит мы должны сами думать, как правильно — наиболее эффективно — выстроить нашу оборону.

Самым правильным, с финансовой точки зрения, было бы отказаться от ВВС в пользу ПВО, увеличив количество средств обнаружения и зенитных ракет. Но нам никто не продает комплексы ПВО, это раз. Во вторых, отказ от эксплуатации, ремонта и модернизации боевых самолетов приведет к полной утере специфических знаний, технологий, и целой отрасли. А это неправильно…

Нам нечего рассчитывать на авиацию в этой войне. И зря терять её тоже нельзя; в отдельных операциях без боевой авиации трудно обойтись. Нам нужно рассредоточить самолеты на аэродромах западной части страны — по одной-две эскадрильи, постоянно перемещая их. Нам нужно иметь договоренности с соседними дружественными государствами о возможном перелете самолетов на их аэродромы в случае угрозы их полного уничтожения противником. Нам также нужно иметь план достойного "последнего боя", если это будет необходимо.

Кода-нибудь у нас будет своя мощная авиация. А сейчас нужно больше думать не о летающих атрибутах государственности, а о том как выиграть войну за эту самую государственность.

РS  Автор закончил Киевское Высшее Военное Авиационное Инженерное Училище (КВВАИУ), и десять лет служил в ВВС на офицерских должностях.

Юрий Касьянов

P.S. 

– За наявного фінансування на кінець року з авіаремонтних заводів ДК “Укроборонпром” очікується отримати близько 60 літальних апаратів. Перші літаки і вертольоти замовлення цього року вже успішно експлуатуються в авіаційних бригадах. З державних підприємств до Повітряних Сил планується надходження близько 10 відремонтованих зенітних ракетних комплексів типу С-300 різних модифікацій та ЗРК “Бук-М1” з продовженням їхнього ресурсу, – повідомив генерал армії України Віктор Муженко.

Командувач Повітряних Сил ЗС України генерал-лейтенант Сергій Дроздов відзначив, що сьогодні військовослужбовці виду залучаються до виконання завдань прикриття угрупувань наших військ з повітря, ведення повітряної розвідки, санітарної евакуації, здійснення перевезень особового складу та матеріальних засобів. Для більш ефективного використання сил і засобів було здійснено передислокацію авіації, висування підрозділів зенітних ракетних і радіотехнічних військ Повітряних Сил Збройних Сил України до нових районів виконання бойових завдань.

mil.gov.ua

#ПовітряніСилиНеймовірні Вітаємо наших повітряних асів та захисників неба! Слава Повітряним Силам! На відео — участь Повітряних Сил у заходах бойової підготовки Збройних Сил України протягом 2016 року.

Опубліковано Генеральний штаб ЗСУ / General Staff of the Armed Forces of Ukraine 7 серпень 2016 р.

Поделиться:
Загрузка...