Как реформировать армию и выиграть войну. Опыт Израиля и Египта 1967 года

24

 Замечательный американский историк Борис Тененбаум написал ряд классических исследований арабо-израильских войн, которые я рекомендую всем любителям военного дела.

В статье "Знаменитая арабо-израильская война 1967 года" он очень доходчиво и емко описывает какую военную реформу провел Израиль, и почему израильская армия в кратчайшие сроки добилась подавляющего превосходства над противником. А также сравнил причины поражения египетской армии, и ее структурные проблемы, которые сумели обратить себе на пользу израильтяне.

Здесь блестяще и очень коротко расписана концепция военной реформы, причем угрозы для Израиля в то время были абсолютно схожи с угрозами для Украины, а положение Израиля было гораздо хуже — возможности Украины неизмеримо выше. Сравните эту ситуацию в 1967-м в армии Израиля и в армии Египта, которые описывает Тененбаум, и сделайте выводы, по какой модели развивается ВСУ. Я не говорю здесь о политике и о нашей местной специфике — я выбрал те фрагменты, которые касаются исключительно военной организации и структуры принятия решений, кадровой политики.

Напомню, что Израиль долгие годы жил в состоянии войны и под угрозой полного разгрома. В войне 1948-49 годов погибло свыше 6 тысяч израильских воинов, при общей численности населения страны в 750 тысяч человек. Ошеломляющие потери, катастрофические для страны, стали толчком для стремительных военных реформ.

Истребитель-бомбардировщик "Вотур-2А" над колоной танков "Центурион", 1967 год.

За четыре года с 1949-го по 1953-й в Израиле сменили ЧЕТЫРЕ начальника Генштаба — это притом, что Израиль выиграл войну за независимость. Но шел поиск стратегии, и государство подбирало необходимого военного лидера. Таким лидером стал в 1953-м Моше Даян. А вот что было потом — почитайте, здесь каждое слово — золото:

"Подлинная революция в армии началась с 1953 года, когда бразды правления принял новый, четвертый по счету начальник Генерального Штаба, Моше Даян. Она носила не столько технический, сколько организационный характер. В 1953 году генерал Даян мало что понимал в танках, но в войне он понимал хорошо. Фокус его внимания был направлен на людей. Исходя из принципа, что главное — обеспечить продвижение правильных командиров, а уж они обеспечат все остальное, он урезал "хвост" своей новой армии и резко усилил ее "зубы".

Произошло резкое изменение в способе планирования операций — теперь ответственность за планирование переходила к исполнителю, центр просто ставил директиву и требовал отчета — или о достигнутом прогрессе, или о возникших проблемах. Самостоятельность и инициатива во всех подчиненных инстанциях всячески поощрялась.

Методы ведения войны, разработанные для спецназа, переносились из маленьких элитных отрядов (в подразделении 101 майора Шарона вначале было только 45 человек) в батальон парашютистов, который, в свою очередь, с максимальной скоростью разворачивали в бригаду. Нетерпеливый Даян пытался всю армию перевести на подобную же основу — что, конечно, не удавалось.

Но новые методы все же внедрялись, чему способствовало систематическое продвижение по службе толковых инициативных офицеров. Быстрый карьерный рост таких людей как Узи Наркисс, Ариель Шарон, Меир Амит — вещь общеизвестная. Менее известен случай с капитаном, командиром роты, который, попав в своем джипе под обстрел на границе с Газой, послал своего водителя вытаскивать застрявший и по-прежнeму обстреливаемый джип, а сам отправился за подмогой. Даян выгнал капитана из армии — на что, кстати, не имел права. Начальник Генерального Штаба полагал, что в такой ситуации капитан должен был или бросить джип, или сам пойти вытаскивать машину — но ни в коем случае он не должен был отправлять на опасное дело своего подчиненного, сам при этом оставаясь в тылу. Арбитражная комиссия пришла к выводу, что наказание за непредусмотренное контрактом нарушение было слишком суровым, и капитана восстановили в чине — но не в должности. От обязанностей командира он был отстранен.

Даян установил правила, которые остались в израильской армии на долгие годы после того, как сам он ушел в отставку. Все командиры — от сержанта до генерала — двигались по служебной лестнице, начиная с самой нижней ступеньки, в офицерскую школу принимали только из рядов. Образование и социальное происхождение во внимание не принимались — только качества лидера. Это правило действовало до определенного предела — начиная с командиров батальонов, офицеров обязывали учиться, и им предоставляли для этого оплаченный отпуск. Образование совсем не обязательно было чисто военным — например, можно было учить философию или системное управления — выбор был широким.

Наконец, после 40 лет офицеры, как правило, выходили в отставку, получали свою военную пенсию, и переходили в резерв. Даян считал, что армии нужны молодые офицеры, более восприимчивые к свежим идеям, поэтому в регулярной армии генералов старше 45 просто не было — он сам ушел на "гражданку" в 43 года".

Напомню, все руководство Генштаба ВС Украины старше 45 лет, и по израильским меркам уже было бы на пенсии. Командующий сухопутными войсками Пушняков продолжает незаконно службу, хотя ему уже 61 год. Про уровень компетентности в этом тексте умолчим, сказано уже было немало, но в израильской армии они бы до генералов не доросли.

Если бы у нас за оставление своих солдат под огнем врага и бегство командиров увольняли, то руководство Генштаба, секторов и многие командиры бригад уже давно были бы изгнаны из армии.

Про египетское военное командование Тененбаум написал:

"В Египте задачи вооруженных сил отнюдь не сводились, как это было в Израиле, к простой и очевидной задаче защиты родины… Поэтому армия защищала не только — и даже не столько — страну, сколько режим. И внимание ей уделялось соответствующее.

В отличие от израильской армии — где имелся один-единственный генерал-лейтенант, занимавший пост Начальника Генерального Штаба, и десяток генерал-майоров, этот штаб составлявших (в тот период в АОИ было только два генеральских звания), — в египетской армии генералов было много.

Президент Насер очень следил за тем, чтобы иметь своих людей — именно своих — в вооруженных силах. Поэтому Амер постарался поставить дело так, чтобы Генеральный Штаб не входил в вопросы, которыми живо интересовался сам военный министр".

Юрий БУТУСОВ

Боевые действия на Синае, 05-06 июня 1967 года

Боевые действия на Синае, 07-08 июня 1967 года

Боевые действия в Иудее и Самарие, 05-07 июня 1967 года

Боевые действия на Голанах, 09-10 июня 1967 года

Поделиться:
Загрузка...