Доброе утро, Вьетнам! Боевые действия, апрель

46

 Ситуация на Востоке на прошлой неделе была завязана вокруг трех моментов – вывода добровольческих частей с линии соприкосновения, увеличения количества обстрелов и диких слухов о наступлении ВСУ вглубь территории боевиков.

Свежие фотографии из пригорода Каменск-Шахтинска Ростовской области, в 10 км. от госграницы с Украиной, informnapalm.org

Попробуем быстро пройтись по всем этим моментам. Добровольцы отлично себя показали и в зимней, и в летней кампании – мотивированные, дисциплинированные части, часто в дружбе с «сухим законом», отлично работающие в качестве легкой пехоты. Никто никогда не собирался ограничивать Добровольный Украинский Корпус в его возможностях защищать Украину, начиная еще со второго боя за Карловку и стычек на севере Луганской области.

Но здесь есть свои нюансы во время перемирия. У ДУК и ОУН очень трудно с управляемостью во время огневого контакта. Их люди почти не выживают в плену, у противоположной стороны похожие проблемы. Накал ненависти приводит к непропорциональным ответам и долгим затяжным перестрелкам в секторах. Все эти «эффекты» нам откровенно не помогают на сегодняшний день. Второй камень преткновения, конечно же, штат. Зачем добровольцам вообще легализация? Помимо социальной защиты, гарантий для раненных и семей бойцов, защиты от возможного уголовного преследования, вопрос тяжелого вооружения становится всё более остро.

Парадоксальная ситуация, когда в Песках мелькают ЗУ -23\2, батареи минометов, СПГ, «Рапиры», а боеприпасы для них поставляют добрые маленькие гномики. Понятно, что можно и дальше тихонько передавать боекомплект с армейских блоков по соседству, но глупо не снабдить несколько батальонов в полном масштабе, поставив их на довольствие государства.

Но тут все просто, по крайней мере, с предложением руководства – единоначалие, структура ВСУ, командиры из среды добровольцев, переподготовка корректировщиков и экипажей, например, танков. Всё, кстати, как пишут Минские договоренности – никаких незаконных вооруженных формирований, а только регулярные части. Или автономия, но с несколькими магазинами на человека и зависшим в воздухе вопросом по ответственности за сектора в плане поддержки и режима перемирия.

Добровольцы выбрали сотрудничество, без жестких ультиматумов, разоружений и шоу. Поступили правильно, потому что небольшие расхождения по идеологии или дискуссии по эффективности командования — ничто по сравнению с ростом эффективности сразу нескольких батальонов, от ОУН до «пятерки» или Марусиных Медведей. Несмотря на дикие слухи в социальных сетях, вывод частей добровольцев произошел спокойно – не было никаких окружений на БТР и конфликтов. Планово, ровно и эффективно. Кстати, работа в Песках продолжается – это отпускники, которые заблудились на территории возле Донецка, а так ПС и ОУН всячески придерживается духа и буквы Минских соглашений.

Обстрелы становятся жестче. Это факт. Те, кто продолжает кричать, что проклятый кондитер не дает приказа в наступление и губит ребят – или боты, или не вполне нормальные люди, особенно после оборонительного этапа АТО в Дебальцево и тяжелых встречных боев в секторе «М». Остальные должны понимать, что без града снарядов и бесконечных пакетов РСЗО в перемирие боевики превращаются в легкую пехоту, которая пытается выковырять регулярную армию из укрепленных опорных пунктов. Соответственно, они всё чаще попадают под раздачу в поле, танки поражаются из ПТУР, диверсанты несут потери и попадают в плен. Это закономерно приводит к спирали насилия – когда сепаратисты неделями обмениваются обстрелами с ВСУ.

А кому нравится попадать под минометы в голой степи, даже если это конвенциональный «Василек»? Так что количество огневых контактов — это нормально; только за последние две недели восстановили и отремонтировали около 900 единиц техники, пусть 90 процентов из спецификации — автомобили, но мы становимся сильнее. Нам нужна эта пауза; если они желают продолжать – пусть идут на цепь укрепленных ОП. А вот наступать сейчас со стороны ВСУ не будет никто. Любая информация о разгромленном батальоне Сомали, выходах на подступы к Донецку и прорывах в сторону Спартака– фейк для скорбных мозгами.

Хотя у нас тоже популярны рассказы о таинственных ДРГ, десятками убивающих оккупантов и их пособников в Донецке, взрывающих ремонтные базы террористов и топящие катера РФ. Главное — не путать движущие мотивы сказок. Фантазии, чтобы освоить средства или популяризовать СМИ –это одно. А вот обвинить противника в срыве международных договоренностей – это немного другое. Не стоит помогать врагу, даже если информация будет казаться приятной на фоне постоянных волн паники. Когда механизированные колонны начнут входить в Спартак и дальше, вы этого не пропустите.

В этот раз остановимся на самых горячих местах – локальных контактов слишком много, потери впервые после Минска начали расти. С севера сектора «А» уже не одну неделю доходят слухи, что противник собирает понтоны, формирует штурмовые группы и проводит разведку боем для форсирования Северского Донца. В районе лихорадит. Станица Луганская и цепь блоков вокруг неё почти каждый день под огнем автоматических гранатометов и зенитных установок.

Бахмутская трасса снова начинает «оживать» в плане противостояния. Возле сел Крымское и Золотое 8-10 апреля был встречный бой, осуществлялись попытки атаковать со стороны боевиков. В секторе минимум пять раз за неделю были применены 120-мм минометы в кочующем варианте – гибридная армия отчаянно пытается вызвать ответный огонь тяжелым вооружением.

Новотошковское и Скольники под обстрелами и рейдовыми действиями, четыре эпизода за неделю – скоро даже далекие от армии люди выучат названия самых глухих селений Востока Украины. Уже более месяца в этом районе идут бои – сепаратистам нужно предполье для возможной высадки и обеспечение своего левого фланга в случае контратак регулярной армии. Село Желтое – 11-12 апреля происходили снайперские дуэли и перестрелки, зафиксированы гранатометы. 7 апреля батальон Чернигов ушел на ротацию с Луганского направления, пограничники в моторизованной маневренной группе «Граница» тоже отправились в ППД.

Движемся с севера на юг по дуге – почти каждые сутки на всем её протяжении фиксируют до десяти эпизодов открытия огня тяжелыми минометами, 3-4 обстрела из 122-мм артиллерийских систем, работу танков. Активность БПЛА врага продолжает расти – до 19-25 пролетов в сутки, и это не предел. Самое опасное, что несколько аппаратов ведут разведку по линии Чонгар – порт Бердянск, со всеми вытекающими отсюда последствиями. Движение аэроразведки противника становится насколько интенсивным, что части ПВО на Востоке работают по беспилотным аппаратам ракетами, несмотря на соотношение цены ракеты к коптеру. Есть данные об уничтожении минимум одного БПЛА за прошлую неделю.

В районе высот над Мироновским водохранилищем — традиционное уже противостояние с минометами и бронетехникой. Здесь бои с перерывами шли всю неделю с 6 по 11 число – это и попытки оседлать дороги возле опорных пунктов, и просто стрельба по блокам, и минная война на коммуникациях. Все действия гибридной армии направлены на то, чтобы сорвать режим вывода тяжелых вооружений и снова начать локальное наступление. Иначе нельзя объяснить сотни обстрелов в десятках точек на протяжении 300 км – либо сепаратисты не контролируют свои части, либо план идет на нагнетание в ближайшие недели.

Мы не останавливаемся подробно на Горловке и Артемовском направлении: хаотичная россыпь обстрелов, инженерные работы и мероприятия сепаратистов по накоплению сил в районе нами отмечены, но на фоне всего остального это — пыль. Центр противостояния сейчас в Песках. Привычно страдает и Авдеевка, и весь треугольник, её прикрывающий, но центр именно боевых действий тут. В условном районе ДАП, предполье города и дальше до Опытного работают диверсионные группы с обеих сторон, здесь же до половины всех нарушений режима перемирия в плане огневого воздействия.

Противник, невзирая на потери от ответного огня, упорно продолжает обстрел населенных пунктов в секторе – монотонно и усиливая давление. Тяжело обещать наступать на Варшаву и Борисполь, будучи не в состоянии отодвинуть позиции минометов от черты города, поэтому Пески регулярно атакуют бронетехникой и в пехотных порядках.

Последняя попытка пробиться вдоль дороги и полей через Жабичи силами до двух рот при поддержке техники стоила гибридной армии уничтоженного танка, микроавтобуса и грузовика – удачно отработали расчеты СПГ и артиллеристы, выдвинутые в огневую засаду, отличилась 93-ая и «неизвестные отпускники». У диверсантов ДНР пленные, точные данные противоречивые, но, возможно, после легализации добровольцев в районе будет обмен и цифру получится уточнить.

Весь смысл боев здесь со стороны сепаратистов – уцепиться за строения, развернуть там технику, корректировщиков и тяжелое пехотное, чтобы подавить систему огня в Песках и изолировать Авдеевку. Пока безуспешно, но они будут пытаться еще и еще, иллюзий у нас нет.

Сектор «М» продолжает мелькать по всем СМИ как театр ожесточенных боев, место возможного будущего наступления боевиков и в свете появления там одного рыжего персонажа, шагнувшего из грязи в князи в компании с шахтерами Кавказа. Широкино, Гранитное, Чермалык – стандартная программа сепаратистов в районе. Концерты происходили по накатанной схеме – обстрелы минометов по возможным местам концентрации ВСУ и обработка возможных мест для форсирования Кальмиуса, проникновение глубже в частный сектор Широкино с одновременным выходом танков гибридной армии на прямую наводку и работой САУ.

Ответным огнем регулярные части Украины поражают здания в черте поселка, которыми прикрываются боевики, подавляют позиции бронетехники противника, наносят удары из минометов по опорным пунктам сил ДНР в регионе – «Азов» уничтожил условную казарму сепаратистов, зафиксированы детонации на позициях минометов. В открытых источниках есть данные о потерях среди гибридной армии в боях за Широкино – уничтожен снайпер, пулеметчик и стрелок, перехваты тоже радуют всех сторонников Украины.

Потери силовиков за неделю ¬– 7 погибших и 14-15 раненных. В секторе «М» автомобиль подорвался на мине, борьба с ДРГ в районе Песок и обстрелы по всей линии фронта тоже собрали свою кровавую дань, от этого никуда не деться.

В рамках рубрики «Разрушители легенд» рассмотрим живучий миф – «нам нужно загрузить свои заводы заказами, все, кто заказывает «Саксоны» за границей, будут расстреляны, когда придет Ярош». Можем рассмотреть любой контракт мирного времени – хоть Иракский, хоть Таиландский. БТР-4 «Буцефал» – Ирак заказал 420 машин в 2009 году. За год до войны (чтобы не кивать на срывы из-за конфликта) удалось поставить в районе сотни. Из них почти у всех проблемы с запасными частями, были рекламации из-за трещин в кузове — и есть больше трех десятков сырых позиций, требующих переработки. Такие дела, ребята.

Скорость поставки за валюту основному союзнику США, у которого дома война с ИГИЛ поражает мозг. Поэтому и собирают «Казак», «Гопак» и «Гайдамак», а также непонятный суррогат от «Богдана» — «Барс». «Дозор» тоже входит в эту когорту – «ребят» по 3-4 корпуса в год, с кучей проблем по серии. Хоть польская броня и американский движок, хоть «Исудзу», хоть переделанный «бардак», на фронте сгодится всё. Потому что ждать, пока сделают 50-60 БТР в год, теряя по десятку в месяц – это не выход. Большинство же заводов «Укроборонпрома» восстанавливает убитые бронемашины с хранения, отправляет мобильные ремонтные бригады в части и реально задыхается без кадров. Жаль, что все критики до сих пор не взяли молоток и пневматический гайковерт в руки, во славу «Казака» и трехсменного графика с космической зарплатой.

В финале обойдемся без мотивационных текстов. Все знают, что делать за год, а кто не понял – им не поможет. Зеленка близко, обострение продолжается, кровь льется. Война закончится только со сменой курса элитами РФ, которые всё еще ждут, что Украина упадет раньше. Мы же говорим им «не сегодня» — и продолжаем работать над тем, чтобы этого не случилось завтра. Каждый на своем месте. Оставайтесь на связи и оставайтесь живыми. Мы победим.

Это не полигон, даже не один из базовых (Кадамовский, Миллерово) или других более мелких лагерей ростовской группировки ВС РФ, а обычный перевалочный склад боеприпасов, которые российско-террористические войска используют против Украины. Ираклий Комахидзе

informnapalm.org

Поделиться:
Загрузка...