Майдан. Перезагрузка

31

В Киеве наступила рабочая неделя. Майдан разбрелся по офисам зарабатывать на хлеб после зрелищ. Янукович, которому, в отличие от Кучмы-2004, есть что терять, и у которого нет контрактов с внешними игроками, тем временем, показывает зубы: впервые в новейшей истории Украины власть ночью применила силу против Майдана, во многом ею же и созданного.

Всю эту ночь Киев переживал: станет ли власть сносить палаточный лагерь, установленный на Европейской площади (всего — 20 палаток) и разгонять манифестантов на Майдане (ночевать осталось порядка 200 человек). Янукович на полный разгон палаточного города не решился, но и не оставил митингующих в покое.

Посреди ночи несколько сотен бойцов “Беркута” стали оттеснять митингующих с проезжей части на Крещатике. Те начали сопротивление. Завязалась драка, в ходе которой сломали пальцы нардепу от оппозиции Андрею Парубию и хорошо отлупили наиболее ярых оппозиционеров. Но добивать палаточный городок после того, как его подвинули, оттеснив на периферию Майдана, никто не стал.

Кроме того, палаточный городок на Европейской площади, превосходящий по численности городок на Майдане в четыре-пять раз, тоже уничтожать не стали.

Но попугали оппозиционеров этой ночью славно. Примерно к шести утра на главную площадь Украины подтянулось несколько сотен бойцов "Беркута". Митингующих откровенно запугивали: кто-то из силовиков громко говорил "Никого не выпускать". На Майдане выключили свет.

Люди испугались, но разбегаться по домам не стали. Вместо этого — начали петь украинские народные песни. Через полчаса "Беркут" покинул Майдан так же внезапно, как и появился на нем под утро. Виктор Янукович свой выбор — разгонять протестующих или нет — так и не сделал.

С одной стороны, со времен Майдана власть впервые на Украине действительно применила силу. С другой — протест не окончен: поредевшие ряды гражданских активистов продолжают его, пусть и далеко не так ярко, как было в воскресенье.

Утром в понедельник несколько сотен оппозиционеров пришли под здание Кабмина. Без драки не обошлось и на этот раз: в ход пошли не только дубинки, но и слезоточивый газ. Но задерживать митингующих и распихивать их по автозаком, опять же, силовики не стали. Хотя у стен правительства было всего порядка 500 оппозиционеров, и при желании “Беркут” легко бы с ними справился.

По общему мнению в Киеве, Янукович мог бы разогнать Майдан поздно вечером за минуты, но он на это не пошел по ряду причин. Президент вряд ли тотально зачистит ряды протестующих при помощи “Беркута”, потому как этот протест, в первую очередь, выгоден ему самому. И ставки можно поднять в торге с Россией и ЕС, и в последний момент, накануне подписания СА, объяснить свое решение примерно так: “Народ от меня потребовал подписания. Я, как президент демократической республики, не могу себе позволить его ослушаться. Хотя мы по-прежнему выступаем за нормализацию отношений с Россией”. Если Янукович подпишет соглашение в Вильнюсе и прокомментирует ситуацию таким образом — он с большой вероятностью станет президентом Украины во второй раз. По крайней мере, десятки протестующих убеждали в воскресенье корреспондента “Росбалта” в том, что они будут голосовать в 2015 году за президента, если он прорубит для Украины окно в Европу, а за оппозицию — только в том случае, если подписание сорвется.

Зачем же тогда было пугать демонстрантов? Янукович, по мнению многих киевлян, просто наглядно продемонстрировал: будете требовать импичмента или освобождения Тимошенко — накажу. Будете стоять только "за Европу" — разрешу. С одной стороны, это демонстрация силы, которая свойственна нынешнему украинскому президенту, с другой — сигнал о его готовности к переговорам с ЕС.

Более того, Киев сейчас переживает острое разочарование оппозиционными лидерами. Претензий к ним несколько. Во-первых, многие полагают, что европейский майдан у них попытались украсть: люди вышли на улицы сами, а о том, чтобы возглавить протест, Яценюка и Тягнибока никто не просил. Во-вторых, оппозиционные лидеры совершенно зря, по мнению киевлян, напрягают обстановку: если требовать импичмента, то не будет ни его самого, ни подписания СА с Европой. Оппозиции же это соглашение невыгодно: ей будет просто не с чем идти на выборы. Поэтому они и срывают Майдан. Хорошая иллюстрация недоверия граждан к политикам случилась вечером: нардепы от “Батькивщины” предлагали протестующим на Европейской площади объединиться с манифестантами на Майдане, но к этой просьбе почти никто не прислушался. Строго говоря, доверие к оппозиции сегодня в Киеве ничуть не большее, чем доверие к властям.

Нельзя не отметить, что Кличко на начало Майдана не успел, а приехал в Киев только к вечеру. В партии УДАР говорят, что его самолет власти отказались принимать в двух аэропортах Киева, поэтому политику пришлось посадить его в Кривом Роге и добираться до столицы на машине. В Киеве верят этому далеко не все: говорят, Кличко просто испугался силового варианта разгона митинга, при котором его реноме несокрушимо сильного человека может быть стерто в прах, и решил самоустраниться. Так что лидера у Майдана-2013, в отличие от “оранжевого” Майдана, попросту нет.

Януковичу выпал на долю уникальный политический шанс — за несколько месяцев превратиться из самого презираемого украинского президента в самого обожаемого. Оппозиции в Киеве уже почти никто не сочувствует: в драку у Кабмина готовы лезть только натренированные неофашисты из “Свободы”, а предложение Яценюка устроить импичмент президенту радостными воплями никто не встречал.

Еще раз подчеркнем: сила украинских акций протеста — в их мирном характере. Если не считать драки представителей неонацистской партии "Свобода" с бойцами "Беркута" у Кабинета министров, которая случилась в воскресенье днем и продолжалась порядка 30 минут, то на Майдане все было очень спокойно и весело. Сама по себе эта стычка больше напоминала грамотно спланированную провокацию. Слезоточивый газ стали распылять в воздух (а точнее — в лица правоохранителей) именно "свободовцы". Дымовые шашки летели в толпу также со стороны манифестантов, а не стройных рядов "Беркута". Радикально настроенные оппозиционеры собирались прорваться в здание Кабмина, хотя, по сути, делать там им было нечего — вряд ли в здании в выходной день был хотя бы один министр. Закончилась потасовка ничем: "Беркут" остался на своих позициях, а разочарованный неудачным штурмом контингент "свободовцев" двинулся обратно на Европейскую площадь. Единственный результат потасовки — один избитый милиционер, которого потом увезли на "скорой".

В этой истории меня лично поразили сразу два обстоятельства. Во-первых, то, как хорошо были организованны радикалы. И фаеры у них были, и дымовые шашки, и маски на лицах, и баллончики со слезоточивым газом. Да и физически то были довольно крепкие ребята — в первых рядах. Во-вторых, в это трудно поверить, но власти совершенно не оказались готовы к тому, что кто-то будет вести себя столь агрессивно, а действовать — столь слаженно. Спецназовцы во время довольно резких и жестких действий националистов вели себя даже как-то растерянно и поначалу даже никого не хотели бить дубинками. Они пошли в ход только после того, как за баллончики с газом и камни взялись протестующие. А закончилось противостояние опять же по инициативе манифестантов. Очевидно, что милиционеров накануне отправки в центр Киева никто на драку не настраивал.

Возможно, отбивать атаки националистов на дом правительства должны были "титушки" — так в Киеве называют молодых людей в спортивных костюмах и (часто) с бритыми головами, которым за работу кулаками на митинге платят по 200-300 гривен (800-1200 рублей). Но "наемники" эти оказались никчемными: как только у стен Кабмина началась заварушка, "гражданские" быстро разбежались, спрятавшись за стеной милиционеров. Нюхать газ за 300 грн никто не захотел.

Евромайдан, как называют вчерашнюю акцию протеста в Киеве, поразил многих. Во-первых, никто не ожидал, что придет так много людей. Оппозиция изначально обещала вывести на улицы порядка 50 тыс. человек. Вышло — до 200 тыс. Во-вторых, происходящее в Киеве нельзя назвать акцией оппозиции. Дело в том, что как минимум 80% митингующих вышли на улицы столицы не по призыву оппозиционных лидеров, а самостоятельно — проявить свою гражданскую позицию. И почти ни у кого из них не было при себе никакой символики, кроме государственных флагов Украины и ЕС. Более того, манифестанты то и дело подчеркивали своим поведением, что им плевать на политиков: когда они выступали на импровизированных сценах, народ часто свистел и совсем не слушал людей на трибуне. Так что обвинить киевлян и манифестантов в других городах Украины в том, что они выступали за европейский выбор за деньги — было бы глупо. По ощущениям, общее количество "денежных тушек" составляло не более 20% от общего числа тех, кто оказался в холодный день воскресенья на улице.

Во-вторых, вряд ли кто-то ожидал, что европейский выбор поддерживает так много зрелых людей. Молодежи в возрасте до 30 лет, конечно, было много, даже больше всех, но вот сказать, что их было хотя бы больше половины уже стало бы преувеличением. Я бы оценил "демографический" состав участников так: 40% — молодежь, 40% — взрослые люди в возрасте от 30 до 45 лет, 30% — пожилые люди. Когда я спрашивал их, что их вывело на улицу, они почти всегда говорили: "Нам не все равно, в какой стране будут жить наши дети".

В-третьих, акция в поддержку решения властей полностью провалилась. Так, на нее удалось свести не более 15 тыс. человек, а сама акция не отвергала "европейский выбор", но ее участники лишь говорили о том, что с подписанием СА "нужно немного подождать". Выглядело все это крайне нелепо и уныло. Все-таки, со своим электоратом украинская власть работает еще хуже, чем оппозиция.

В-четвертых, Украина, которую до вчерашнего дня считали разрозненной страной, оказалась — по крайней мере, на время — единой. Слухи о том, что за СА с Европой митингуют не только в Киеве и Львове, но и в Харькове, и в Донецке, и в Симферополе, и в Одессе, манифестанты передавали из уст в уста и повторяли: "Наконец-то они тоже понимают". Жители дорогих царских домов в центре Киева выносили во дворы столы и стулья и кормили приезжих митингующих. Желание "жить в европейской стране" удивительным образом объединило богатых и бедных, чего уже много лет на улицах Киева никто не видел.

Что в свете всех этих событий делать Януковичу? Приведу несколько тезисов, популярных среди тех, кто митинговал в воскресенье в центре Киева. Оговорюсь, что каждый из них я слышал по нескольку раз.

Первое. Янукович неизбежно подпишет Соглашение об Ассоциации с Европой. Если не в конце этой недели в Вильнюсе, то весной 2014 года, на саммите "Украина-ЕС" — точно. В противном случае, он со стопроцентной гарантией проигрывает выборы. А победа на следующих выборах — единственная причина того, что он вообще начал всю эту возню с Европой. Но теперь, после того, как власть сначала пообещала европейский путь, а потом отменила его, все иначе. Терпеть никто не будет. Так считает Майдан.

Второе. Просто подписать соглашение в Вильнюсе и оставить все, "как есть" — тоже не вариант. Оппозиция — и это очевидно — тут же станет заявлять о том, что именно она повлияла на решение президента, собрав в центре столицы и других городов так много людей. И эту "победу" оппозиция присвоит себе. Политтехнологи Януковича позволить себе такого, конечно, не могут.

Третье. Применение силы против демонстрантов сожжет мосты с ЕС и бросит Янукорвича в объятия общепризнанных "сатрапов" типа Лукашенко и Путина.

Но мы живем в эпоху перемен, причем перемен порой мгновенных. Третий тезис уже опровергнут: никто в Европе не осудил ночные атаки силовиков на Майдан. Да и киевлян они не наполнили ненавистью к Януковичу.

Удивительно, но люди на Майдане говорили о том, что Янукович может "стать другим". Если бы украинский президент выпустил на свободу Тимошенко, подписал СА с ЕС, распустил бы "предательский" Кабинет министров (формально, к решению Кабинета Азарова Янукович не имеет отношения, и люди, хотя все понимают, готовы рассматривать это именно так) и вышел из рядов "предательской" ПР, заявив о том, что останется беспартийным или учредив новую партию. Так Янукович решил бы несколько ключевых для себя политических проблем: практически со 100-процентной вероятностью победил бы на выборах, избавился от недружественного ему "балласта" в правительстве и партии, смог бы рассчитывать не только на олигархов (которые уже им недовольны из-за постоянно растущих аппетитов Семьи), но и на народную поддержку.

Оппозиционные лидеры на Майдане объявляли Януковичу импичмент, но абсолютное большинство манифестантов не поддержали их в этом требовании. Киев не хочет импичмента. Киев не хочет смены "политморд". Киев полюбит любого президента, который обозначит для него европейскую перспективу.

Максим Швейц

 

Поделиться:
Загрузка...