Слезы россиян

28

Всем, пожалуй, известно, что в России всегда царил бардак. Уже летописец Нестор в своей бессмертной «Летописи временных лет», описывая историю Руси IX-XII веков, подчеркивал: «земля наша велика и обильна, а порядка в ней нет». Так было в древние века, при царях, при большевиках, в момент распада Советского Союза, так осталось и сейчас.

Культ бардака

Бардак царит в каждой сфере функционирования российского государства: в органах администрации, в армии, в городах и забытых богом деревнях. Бардак появляется, собственно, везде, где только появляются русские! Он может начаться даже в казино Монте-Карло, если они там вдруг окажутся. Это, разумеется, определяет обстановку в стране. В России невозможно что-либо контролировать без применения силы. Можно сказать, что это просто специфика русской цивилизационной культуры. В конце концов у каждой цивилизации есть своя специфика. Взять, например, наших западных соседей — немцев. Где бы они ни появлялись, они всегда устраивают свой ordnung. А русские, понятное дело, сразу же привносят что-то свое, то есть русский бардак — эквивалент немецкого порядка.

В России все рождается из бардака. И наоборот не бывает. Можно даже сказать, что сначала был бардак, а потом Россия: сильная, великолепная, вызывающая всеобщее восхищение и уважение. Так родилось и нынешнее российское государство — РФ. В начале 90-х распался Советский Союз, а на его руинах зародилась новая «демократическая» Россия. Все вышло из-под контроля, а россиянам пришлось из-за изменения государственного строя поменять много разных вещей. Впрочем, в России при создании нового государства всегда меняли все, что символизировало старый строй. Это касалось в том числе государственного гимна. Когда в 1917 году власть захватили большевики и начали создавать собственное государство, они сразу же отменили прежний гимн «Боже, царя храни». Естественно, ведь он слишком прямо отсылал к эпохе свергнутых властителей. Новым гимном большевики выбрали «Интернационал», несколько подправленный в переводе Арона Коца. Потом пришло время советской России Сталина, который решил установить сталинизм — собственный вариант большевистского режима. В связи с этим под конец Великой Отечественной войны (русская версия Второй мировой — на два года короче той, к которой мы привыкли) он ввел новый государственный гимн авторства композитора и генерала в одном лице — Александра Александрова. Этот произведение продержалось до конца существования СССР.
Борис, побойся бога!

Когда в 1991 году пришло время по-настоящему Великого Бардака, в государстве вновь все поменялось. Включая гимн. Новый российский лидер, Борис Ельцин, непонятно почему выбрал для него «Патриотическую песню» популярного российского композитора XIX века Михаила Глинки.

Волей случая Глинка оказался потомком польского шляхтича. А приписываемая композитору «Патриотическая песня» оказалась религиозным гимном «Christe, qui lux es et dies» Вацлава из Шамотул (Wacław z Szamotuł), которую Глинка решил использовать в своем произведении. Впрочем, россияне сами не знали, какие слова петь, когда в качестве нового гимна звучала мелодия, по сути, польской «Патриотической песни».
Когда же печень, а заодно и сердце президента Ельцина перестали справляться с государственными обязанностями, у власти неожиданно, как кролик из шляпы, оказался чекист Владимир Путин. Именно он решил положить конец унаследованному от предыдущего президента Великому Бардаку. Первоочередной проблемой был государственный гимн: как управлять Россией под польскую музыку?

Узнав о том, что прежний гимн был де-факто польским, Путин поднял шум на весь Кремль. Он не мог поверить, что 10 лет подряд россияне отмечали разные праздники и торжественные даты под звуки религиозного гимна! Он звучал даже в годовщины победы в Великой Отечественной войне, когда собираются тысячи героев, а на военном параде выступают все виды российских войск. Еще больше Путина раздражало то, что россияне слушали этот «гимн» со слезами на глазах. Первой реакцией было желание «по-русски», то есть со всей суровостью и беспощадностью, наказать виновных. Была только одна проблема: кого именно наказывать? Может быть, виноват Ельцин? Ведь это он позволил, чтобы Россия целое десятилетие пользовалась религиозной польской песней вместо государственного гимна. Будучи дипломированным чекистом, Путин стал размышлять, не было ли это провокацией самих «полячишек». Не они ли подсунули русским Глинку, чтобы их скомпрометировать и унизить? Так что на первом месте в списке подозреваемых оказались поляки, Это имело свои последствия, но уже позже, а вначале были необходимы неотложные действия: требовалось продемонстрировать миру, что Россия может иметь свой российский гимн, которым будут гордиться все ее граждане. Для изучения проблемы была даже создана специальная комиссия.

Лифтинг Сталина

Путин решил больше не экспериментировать и не искать подходящее для гимна произведение, которому придется потом обучать всех россиян. Он быстро принял решение о возвращении старой мелодии времен Советского Союза, а, точнее, Великой Отечественной войны. Это казалось самым простым и самым удачным решением. Большинство граждан все еще помнили эту торжественную музыку, а лидер страны велел только написать новые слова: он подумал, что так будет современнее. Такой должна была стать Россия. Поэт Сергей Михалков моментально сочинил новый текст, в котором он не только воспел прелести своей отчизны, но и передал ее под опеку Богу вместо Ленина. Текст подогнали под музыку, а проект единогласно приняла государственная Дума. Президент подмахнул документ, и наконец можно было спокойно вздохнуть всей русской грудью.

Оставалась только польская заноза, которая глубоко засела в сердце Путина, часто о себе напоминая. Так что когда президент решил ввести новый государственный праздник, разумеется, всплыл и польский комплекс. В декабре 2004 года прежний праздник Октябрьской революции 7 ноября заменили днем Национального единства — 4 ноября. Почему именно эта дата? Потому что на этот день приходится годовщина изгнания из Кремля поляков в 1612 году. Это был удачный повод отомстить хитрым «полячишкам», однако полного исцеления не произошло: российский лидер никак не мог избавиться от своей «польской болезни». Она мучила его еще не раз. Например, осенью 2005 года, когда Россия ввела эмбарго на польское мясо, а потом и на другие продукты, заявив, что польские товары отличаются низким качеством и могут навредить русским желудкам.

Когда 10 апреля 2010 года в Смоленске упал польский самолет, в Путине вновь заговорил «поляконенавистник». Он решил не отдавать Варшаве обломки лайнера, на котором летел наш президент. А когда в Польше заговорили о бардаке на аэродроме «Северный», путинская болезнь обострилась еще сильнее. Он приказал на виду телевизионных камер («чтобы вы, поляки, увидели это собственными глазами») уничтожить все, что осталось от польского самолета. С того момента прошло три года. Обломки разбившегося самолета остаются в руках россиян.

Излечится ли Путин когда-нибудь от польской болезни, которая беспокоит его с тех пор, как он узнал, что в качестве гимна его любимой и прекрасной родины 10 лет подряд исполнялась польская религиозная песня? Сейчас сказать сложно. Судя по всему, этот недуг не отпустит его еще долгие годы. Примерно как малярия, от которой сложно окончательно вылечиться, один раз заразившись. Просто как путинский случай! Он болен Польшей. Он не может забыть о том, как поляки унизили россиян. А мы? По крайней мере, если Россия захочет когда-нибудь в будущем поменять государственный гимн, мы всегда сможем ей в этом помочь…

Лешек Петшак

 

Поделиться:
Загрузка...