Пробуждение русского православия

27

Когда в средствах массовой информации появляются новости о Русской православной церкви, что в последнее время случается довольно часто, на ум сразу приходит такая картина: армия архиепископов и настоятелей монастырей под командованием патриарха Кирилла действует в сговоре с самовластными кремлевскими правителями. На то имеются свои причины. Консервативное духовенство фактически выражает свою поддержку последним законам, принимаемым государственной властью, хотя они вызывают поляризацию в обществе. Оно поддержало приговор трем участницам Pussy Riot за оскорбление религиозных чувств верующих, закон, запрещающий «пропаганду нетрадиционных сексуальных отношений», а также лимит в три официальных брака на россиянина, призванный отбить у граждан охоту к разводам.

Но говорить о том, что Русская православная церковь это не более чем оплот политической и нравственной реакции, значит не замечать тех многочисленных перемен, которые ей навязывают. В определенном смысле ультраконсерватизм церкви идет на убыль. Чтобы убедиться в этом, достаточно взглянуть на происходящее в рядах прихожан, вместо того, чтобы смотреть на самую верхушку церковной иерархии. Набожные православные журналисты, ученые и политологи, а также свободомыслящие священники действуют все увереннее и напористее, превращаясь в альтернативных представителей своей веры. Эта находящаяся на подъеме православная интеллигенция уже сейчас бросает вызов консервативной церковной иерархии и, соответственно, режиму Владимира Путина.

Церковь не впервые производит на свет выдающихся инакомыслящих интеллектуалов. В начале 20-го века православный священник Георгий Гапон стал одним из самых известных либеральных критиков в Российской империи, возглавив неудачное восстание против царя в 1905 году, которое получило название «Кровавое воскресенье». В 1970-х и 1980-х годах общество находилось под влиянием харизматичных священников, таких как Александр Мень и диссидент Глеб Якунин. В 1992 году Якунин стал сопредседателем парламентской комиссии, которая вскрыла обширную сеть сотрудничавших с властью священников, особенно на самом верху.
Но нынешняя поросль диссидентов совсем иная. Будучи верующими и набожными людьми, не все они являются представителями духовенства. Самые влиятельные (и оживленные) дискуссии о будущем церкви как политической силы инициировали не священники, а группа православных верующих из числа журналистов и активистов. Произошло это после состоявшихся в декабре 2012 года президентских выборов (так в тексте – прим. перев.), результаты которых были оспорены. В эту группу вошел журналист Константин Эггерт с радиостанции «Коммерсант FM», заместитель руководителя департамента науки, промышленной политики и предпринимательства города Москвы Алексей Ульянов, ранее являвшийся членом либеральной партии «Яблоко», а также Андрей Золотов, создавший журнал Russia Profile и ставший его главным редактором. С тех пор данная группа из десяти человек показывает по национальному телевидению свои встречи, проходящие раз в два месяца. В результате ей удалось привлечь внимание к глубокому недовольству православных верующих тем альянсом, который существует между предстоятелями церкви и государством.

Важно и то, что среди молодых православных интеллигентов, обретающих влияние в церкви, есть не только мужчины, но и женщины. Они ведут наступление не только на политику церкви, но и на ее патриархальную систему. Сегодня женщины преобладают в быстро развивающейся сфере религиозных средств массовой информации, которые очень многочисленны и разнообразны – от глянцевых журналов массового спроса до магазинов и издательств религиозной литературы, религиозных блогов и социальных сетей, а также теле- и киностудий. Среди самых известных женщин в этой области Анна Данилова, работающая главным редактором ведущего православного вебсайта; главный редактор теологического журнала «Альфа и Омега» Марина Журинская; журналистки Ксения Лученко и Мария Свешникова; Пелагея Тюренкова, возглавляющая полностью женскую редакцию интернет-издания «Татьянин день»,(так в оригинале, на самом деле она была главным редактором «Татьянина дня» с 4 марта 2011 по 31 января 2013, прим. ред.) и автор документальных фильмов Наталья Родоманова.

Православные ученые также вносят свою лепту в бунт против церковной иерархии. В советское время науку приходилось развивать в соответствии с марксистской теорией, и православная церковь оказывалась в основном за рамками пытливых взглядов. Но с 1990-х годов современные научные исследования по вопросам религии и религиозности стали превращаться в постоянно развивающуюся отрасль знаний. Проводятся многочисленные конференции и исследования по вопросам религии. Здесь, как и в религиозных СМИ, поражает то, что православное научное сообщество отказывается следовать партийной линии. В научных публикациях все чаще подчеркивается разнообразие религиозных верований в России и показывается подлинная религиозная жизнь верующих (многие россияне говорят, что получают духовное удовлетворение от того, что покупают органическую сельскохозяйственную продукцию у православных фермеров), которая серьезно отличается от взглядов на нее социологов и духовенства (считающих, что главное – это молиться и ходить в церковь). Социолог Николай Митрохин, в мельчайших подробностях изучивший современную православную церковь, заходит дальше всех в своей критике церковно-государственного альянса, говоря даже о «гомосексуальной мафии» в церковной иерархии. Но даже те ученые, которые не поддерживают явно политическую повестку, опровергают утверждения церкви о едином и «истинном» православии.

Критические мнения о современной Русской православной церкви высказывают не только миряне. В дискуссию вступают и священники. Протоиерей, церковный историк и кинокритик Георгий Митрофанов вызвал мощную полемику своим заявлением о том, что россиянам следует разобраться в нюансах Второй мировой войны ради более глубокого ее понимания, не ограничиваясь ликованием по поводу безоговорочной победы, заслуживающей «благодатного огня». Эта попытка лишить Вторую мировую войну ее священного ореола особенно важна, потому что и иерархи церкви, и Путин открыто поддерживают такое духовное и политическое значение войны ради укрепления собственных позиций и популярности. Митрофанова публично обвинили в ереси и богохульстве – просто за то, что он понял и рассказал о том трудном выборе, перед которым в годы войны встали россияне, только что пережившие самое страшное десятилетие сталинского террора. Несмотря на усилия предстоятелей, ему удалось сохранить свое место в церкви.
Журналист Сергей Чапнин, работающий ответственным редактором «Журнала Московской Патриархии» (это главное печатное издание Русской православной церкви), напрямую выступил против симбиоза церкви и государства. В своей вышедшей недавно книге «Церковь в постсоветской России» Чапнин утверждает, что отношение церкви к обществу опасно деформировалось. На протяжении двух десятилетий после коммунизма церковь могла претендовать на звание ведущего гражданского института в России. Но сейчас, заявляет Чапнин, особенно после протестов, связанных с выборами и преследованием оппозиционных лидеров, «общество вновь начало задавать острые и болезненные вопросы Церкви с растущей и доселе неслыханной настойчивостью». Среди них вопрос о борьбе за «общее благо» и за систему законов, в которых высшим приоритетом является благополучие граждан.

Если церковь избегает диалога с обществом, отдавая предпочтение тесным взаимоотношениям с государством, предупреждает Чапнин, это «станет серьезным ударом по ее авторитету». Чапнин считает, что церковь должна отойти от радикального правого края и создать церковные структуры, которые будут открыто поддерживать участие мирян, признав, например, что у них имеются канонические права, а также обязанности.

Читайте также: Православная церковь и ее кремлевский ангел-хранитель

Большая часть церковной иерархии, скорее всего, выступит против этой появляющейся гражданской ортодоксии. Предстоятели церкви до сих пор считают, что ее радикальное правое крыло вызывает уважение и восхищение как среди духовенства, так и в обществе. Не случайно главный официальный представитель Московского патриархата Всеволод Чаплин приходит в восторг от таких вещей как «православный дресс-код», и приветствует передачу власти от Дмитрия Медведева Владимиру Путину, называя это образцом «дружбы и достоинства». Но как подметил журналист Эггерт, такую стратегию вряд ли можно назвать жизнеспособной. То, что церковь явно и автоматически поддерживает любые кремлевские инициативы, благословляя ракеты на военном параде и Путина во время инаугурации, деморализует потенциальных верующих. Они по-прежнему терпят церковно-государственный союз, но уже свели до минимума свое участие в официальных религиозно-политических мероприятиях и институтах. В связи с этим они наверняка покинут этот корабль, когда появится дееспособная альтернатива – политическая или религиозная.

На самом деле, главная проблема церкви заключается в том, что поддержку, которой она пользуется среди верующих, опережает недовольство ее крайним консерватизмом. Похоже, что Кирилл и сам это понимает: в последнее время он гораздо более осторожно и сдержанно говорит о роли церкви в политике. Но не исключено, что он делает в этом плане слишком мало и уже опоздал. Новые критические голоса России не намерены останавливаться до тех пор, пока не вызовут общенациональное нравственное пробуждение.

Надежда Киценкородилась 1961 г. в Нью-Йорке. Родители Н.Б. Киценко прибыли в США из Германии после Второй мировой войны. В 1982 г. Надежда окончила Гарвардский университет со степенью бакалавра, а в 1993 г. получила сертификат по русскому языку и советоведению в Институте Аверелла Гарримана. В 1995 г. получила докторскую степень на историческом факультете Колумбийского университета, защитив диссертацию «Служение современного святого: Иоанн Кронштадтский и русский народ, 1861-1917». С 1989 по 1992 гг. преподавала русский язык и литературу для исследователей в области международных отношений и экономики. В 1994 г. получила должность ассистента профессора истории при университете в г. Олбани (шт. Нью-Йорк), где преподавала историю России, вела курсы, посвященные религии и истории, в т. ч. курсы для аспирантов: введение в историографию, введение в первоисточники по истории Центральной Европы, русскую и советскую историю в советской фильмографии. Преподает также русскую историю в Свято-Троицкой духовной семинарии в г. Джорданвилль (шт. Нью-Йорк, США).

 

Поделиться:
Загрузка...