Куда полетят ракеты молодого вождя?

23

Молодой правитель Северной Кореи Ким Чен Ын в последние дни ставит в тупик специалистов по КНДР, которые еще недавно самонадеянно уверяли, что научились предсказывать действия Пхеньяна. Действия его покойного отца, действительно, обычно следовали одному рискованному, но все же хорошо рассчитанному шаблону: угрожающие истеричные заявления, какой-либо жесткий ход типа ядерного испытания или даже небольшого артиллерийского обстрела южнокорейского островка – и немедленный отход назад с опасной черты. Чтобы начать переговоры и получить в обмен на временную гибкость иногда даже очень немалые экономические выгоды.

Однако в нынешнем апреле, в годовщину своего избрания на пост генсека ЦК Трудовой партии Кореи, 30-летний Ким Чен Ын одну за другой пересекает те самые красные запретные линии, у которых его отец уже давно бы остановился. Пхеньян, например, всегда очень жестко реагировал на ежегодно проводимые весной крупномасштабные американо-южнокорейские военные учения. Однако молодой вождь сделал то, чего не позволял себе ни его отец Ким Чен Ир, ни дед, основатель правящей в КНДР династии генералиссимус Ким Ир Сен. Нынешний правитель объявил о выходе из соглашения о перемирии, которое в 1953 году положило конец кровавой Корейской войне. КНДР теперь заявила, что возвращается в «состояние войны» и будет отныне следовать только ее законам.

Затем была пересечена еще одна красная линия. В 2004 году, в период очередного периодического потепления отношения с Сеулом в КНДР была создана совместная промышленная зона в приграничном городе Кэсон. На заводах 123 южнокорейских компаний около 54 тыс северокорейских рабочих за зарплату в сотню с небольшим долларов в месяц выпускали там товары ширпотреба на 2 млрд долларов в год. Это было важнейшим источников валюты для Пхеньяна – он сохранял в неприкосновенности совместную зону в Кэсоне даже в моменты максимального обострения с Югом, когда умело имитировал военное безумие. Но сын легко пошел дальше отца: промышленный район в этом месяце был закрыт, поскольку, как было заявлено, он превратился в базу агрессии со стороны Сеула.

Теперь внимание перенесено на восточное побережье КНДР, где в районе портового города Вонсан на боевых позициях уже несколько дней постоянно маневрируют, временами скрываясь в убежища, мобильные ракетные установки. Среди них особое внимание привлекают две – с баллистическими ракетами «Мусудан» предположительной дальностью до 4 тыс км. Они могут в теории долететь до принадлежащего США тихоокеанского острова Гуам, где помимо отличных пляжей и туристических отелей имеются базы атомных подлодок и стратегических бомбардировщиков. Которые, кстати, недавно по просьбе Сеула для демонстрации американской военной мощи нанесли учебные удары по полигонам в Южной Корее, что и вызвало беспрецедентное решение Ким Чен Ына выйти из соглашения о перемирии и вернуться в состояние войны.

Вместе с двумя еще никогда не летавшими «Мусуданами», созданными вроде бы по образцу советской ядерной ракеты морского базирования Р-27, к северу от Вонсана на мобильных установках курсируют и более примитивные, но зато неоднократно испытанные «Скады» дальностью 300-500 км (производятся на основе советских технологий 50-х годов) и их модернизированный вариант – ракеты «Нодон», способные преодолеть путь в 1,3 тыс км. Они, кстати, способны нанести удары не только по Южной Корее, но и по основной территории Японии. Например, по порту Йокосука у входа в Токийский залив, где базируется американский атомный авианосец «Джордж Вашингтон».

О планах запустить эти ракеты Пхеньян молчит. Предупреждать и закрывать для навигации и полетов самолетов какие-либо зоны на Тихом океане он тоже не собирается – страна ведь вышла из перемирия и живет по законам военного времени. Однако в Сеуле, Токио и Вашингтоне уверены, что с большой долей вероятности пуски ракет произойдут до 15 апреля, когда в КНДР состоятся пышные торжества по случаю Дня Солнца – 101-летия со дня рождения основателя правящей в стране династии Ким Ир Сена. Уже сейчас по всей Северной Корее, несмотря на «состояние войны», идет подготовка к великому празднику: люди отрабатывают технику шествий и массовых спортивных игр, высаживают деревья и цветы на клумбах.

Ракеты, в принципе, могут запустить только по двум направлениям – либо на восток к Японии или через ее территорию на просторы Тихого океана к Гавайям. Либо на юг. Тогда они пролетят над частью территории Южной Кореи в сторону Гуама. Соседи относятся к этому с предельной серьезностью: в водах региона размещены шесть боевых кораблей США, Японии и Южной Кореи с компьютеризированными системами слежения и наведения. Они призваны сбить ракеты Пхеньяна, если они будут представлять хотя бы малейшую угрозу. Если же «Мусуданы», «Скады» и «Нодоны» просто направят в море для демонстрации силы, их не тронут. На расчет траектории и принятие решений будут считанные секунды: до Японии, например, баллистическая ракета из КНДР летит 7-8 минут.

По имеющейся информации, Китай вроде бы неоднократно просил Пхеньян не производить в феврале третье ядерное испытание, а сейчас – не запускать ракеты. Дело даже не в том, что это грубо нарушает резолюции Совбеза ООН, за которые КНР тоже голосовала. Пекину очень не нравится нарастание угрозы конфликта у его границ, а также то, что северокорейские выходки приводят к усилению военного присутствия США в регионе. Включая развертывание новых американских систем ПРО в Японии. Однако Ким Чен Ын и тут пересек красную черту – он, похоже, отказался внимать советам китайских союзников, которые никогда так открыто не игнорировали его дед и отец. Ракеты, судя по всему, полетят. Что дальше?

Василий Головнин

 

Поделиться:
Загрузка...