Газопровод раздора

28

Украинская тяга к "газовой" самостоятельности не радует Россию. Сначала в Газпроме с подозрением отнеслись к идее о реэкспорте газа из Европы. Потом российский монополист заявил о строительстве газопровода в обход Украины – через Польшу. Но некоторое время спустя выяснилось, что этой идее уже не рада и официальная Варшава.

Затяжные переговоры с Россией по поводу принципиальной возможности или невозможности пересмотра контрактов 2009 года уже давно превратились в некий элемент политико-экономического "ландшафта". И пока неизменно успешные поиски консенсуса длятся годами, обе стороны переговорного процесса позволяют себе отступления в сторону. Для Украины таковым стала декларация курса на диверсификацию поставок, воплотившаяся в конце 2012 – начале 2013 годов в покупку некоторого количества газа у Европы. РФ же такую самостоятельность оценила невысоко.
Первые реверсные поставки газа от немецкой RWE (сначала – с территории Польши, а теперь уже и с венгерской стороны) украинское руководство восприняло с большим энтузиазмом. "Сегодня — и это знаменательно — украинско-венгерскую границу пересекла первая молекула, в шутку, конечно, венгерского газа по реверсной системе поставок газа в Украину. Это, без преувеличения, очень большое событие, потому что оно реально означает прорыв энергетической зависимости Украины", — радовался Николай Азаров 28 марта. Москва на открытие нового "фронта" отреагировала не мгновенно, зато сразу в нескольких направлениях.
Первой под удар Газпрома попала сама идея реверсных закупок. Руководство российской корпорации, судя по всему, беспокоит мысль о том, что у европейцев Украина может закупать все тот же российский газ, который даже у посредников оказывается хоть и ненамного, но дешевле. "То есть "газпромовский" газ заходит в Европу и тут же поворачивается в Украину. Он не просто так закачивается: на границе делается закольцовка, и на газоизмерительной станции показывается, якобы, определенные объемы "газпромовского" газа в реверсном режиме поставляются в Европу, а соответственно — на европейский рынок. Это схемы, которые напоминают какие-то мошеннические схемы. С ними просто-напросто надо разбираться", — заинтересовался технической стороной дела председатель правления ОАО Алексей Миллер. Логика руководства Газпрома озадачила не только украинское правительство, но и некоторых экспертов. "Права Газпрома на транспортируемый газ заканчиваются как раз на приграничной газоизмерительной станции, где российский газ переходит в собственность европейской компании. Поскольку в Евросоюзе разрешен реэкспорт газа, что учитывается и в европейских контрактах Газпрома новый владелец имеет полное право продать газ в любую страну, включая Украину", — уверен глава East European Gas Analysis Михаил Корчемкин.
Вскоре после того, как переговорщики стали в публичном режиме анализировать особенности национальной прокачки газа, в прессе появилась информация о том, что обсуждение создания консорциума по управлению ГТС Украины приостановлено. Киев тут же опроверг эти слухи. "Мы ведем консультации с европейскими коллегами, и с российскими. Какой будет конечный вариант — он будет приниматься публично и прозрачно", — заявил 5 апреля министр энергетики Эдуард Ставицкий, признав тут же, что Украина "видит эту ситуацию шире", чем предпочитающая двустороннюю модель РФ. Но, несмотря на оптимистичные заявления, без некоторого информационного "осадка" в этой ситуации обойтись не удалось. В первую очередь – с подачи России.
Незадолго до того, как тема консорциума снова вынырнула на первый план, Владимир Путин поделился планами на расширение сети альтернативных украинской "трубе" газопроводов. "Мы в связи с "Северным потоком" и "Южным потоком" фактически отказались от проекта Ямал-Европа-2. По "Южному потоку" мы уже практически начали работы, и я просил бы вернуться к проекту Ямал-Европа-2", — 3 апреля обратился президент РФ к Алексею Миллеру. Возможность строительства ветки из России через Беларусь (а ГТС соседнего государства с недавних пор принадлежит Газпрому полностью) в направлении Польши, Словакии и Венгрии обсуждалось не одно десятилетие, но зачастую сходило на нет из-за спорной экономической обоснованности такого проекта. Возможно, к 2013-му положение дел изменилось. "Анализ рынка показал, что мы могли бы ориентироваться на 15 миллиардов кубометров газа… Есть понимание того, что проект мог бы быть введен в строй после того, как будут закончены работы по "Южному потоку". Что касается сроков, это мог бы быть 2018-2019 год. И, если будет дано поручение, мы соответственно определимся более точно по срокам, определимся по маршруту и определимся, конечно же, по капитальным вложениям. Но сейчас абсолютно точно понятно, что эффективность такого рода проекта будет очень-очень высокая. На корпоративном уровне наши партнеры проявляют большой интерес к сотрудничеству", — сообщил тогда глава Газпрома.
И все же в скором времени выяснилось, что "большой интерес к сотрудничеству" поляки готовы демонстрировать отнюдь не на самом высоком уровне. Выгоды от возможного усиления собственной транзитной роли Польша осознает. "Нужно посмотреть, на каком это этапе и о чем на самом деле идет речь — о строительстве дополнительного газопровода через Польшу, который будет проходить мимо Украины. Польша здесь с очень большой осторожностью наблюдает за обменом ударов между Россией и Украиной; мы не хотели бы быть каким-то участником большего спора", — выступил вице-премьер польского правительства Януш Пехочинский.
И все же польские политики подчеркивали, что усиление позиций Газпрома на рынке в число приоритетов Речи Посполитой не входит. "Польша последние годы работает над диверсификацией поставок. Поэтому мы не заинтересованы в радикальном росте (объема, — "Подробности") газа, который мы покупаем у Газпрома", — настаивает премьер-министр Дональд Туск.
Вокруг гипотетического газопровода и в самом деле сложилась странная ситуация. В противовес российской уверенности в непременном углублении сотрудничества Варшава поспешила уверить Киев, что никогда не пойдет наперекор интересам Украины. "Президент Коморовский заверил президента Украины, что польская сторона не собирается предпринимать каких-либо шагов в сотрудничестве в газовой сфере с Россией, которые будут представлять собой угрозу для интересов Украины", — уточнил министр канцелярии Президента Польши Яромир Соколовский. Кроме того, поляки склонны считать, что россияне несколько вольно истрактовали происходящее. "Я не согласен с комментарием Газпрома, согласно которому речь идет о создании нового проекта, это ошибочный тезис. Не согласен также с информацией об увеличении поставок в Польшу через новую систему газопроводов. Эта информация ложная и не соответствует техническому соглашению, подписанному между Европол ГАЗ и Газпромом", — еще 6 апреля делился своим видением ситуации министр государственного имущества Польши Миколай Будзановский. После чего польский премьер-министр пообещал разобраться с тем, на что именно подписалось его государство, и, если понадобится, наказать виновных.
Неожиданный (причем, судя по реакции, — даже для поляков) порыв Газпрома многие специалисты склонны считать специфическим элементом переговорного процесса то ли с Великобританией (в контексте "Северного потока"), то ли с Украиной. "Мощность всех газопроводов в Европу из России вдвое больше, чем реально экспортируется газа. Строить новые газопроводы – это либо стремление наказать Украину, либо второе циничное предположение – дать нажиться каким-то дружеским подрядчикам на строительстве. Других причин не существует", — рассказал в комментарии для УНИАН аналитик консалтинговой компании RusEnergy Михаил Крутихин. Затянувшийся статус-кво "газовых" переговоров вряд ли устраивает Москву, а обещанного консенсуса, тем временем, все еще не видно. Между тем, сам Газпром сейчас переживает не лучшие времена: в 2012 году прибыль корпорации снизилась на 37 процентов, а в апреле 2013-го акции Газпрома "просели" до минимума четырехлетней давности. С другой стороны, в последнее время вокруг компании сгущаются и "организационные" тучи. Федеральная антимонопольная служба РФ занялась изучением особенностей закупки Газпромом труб. С другой стороны, углубляются и противоречия российских "газовиков" с "нефтяниками". Роснефть все громче заявляет о неизменности своих претензий на добычу и продажу газа, а тем временем, по сообщениям прессы, "зонтичная" государственная компания Роснефтегаз (председатель ее совета директоров – президент Роснефти Игорь Сечин), докупив в марте небольшой пакет акций Газпрома, закрепила контроль государства над газовым монополистом… В подобной ситуации подтверждение эффективности менеджмента на примере тех же переговоров с Украиной, вероятно, лишним бы не оказалось. Но шансы "польской карты" сдвинуть ситуацию с привычной точки, похоже, невелики – во всяком случае, после того, как Варшава резко сдала назад.
Беспокойство Газпрома, проявляющееся то в новых газопроводных планах, то в антиреверсных заявлениях, некоторые специалисты считают обнадеживающим признаком. "Беспокойство, мягко говоря, «Газпрома» является сигналом того, что реверсивная тактика Украины сработала. Газпром признал факт опасности для себя украинских реверсивных поставок. И Россия зашевелилась. Ведь чем меньше Украина закупает газ в России, тем меньше доходы Газпрома", — убежден член наблюдательного совета Института энергетических стратегий Юрий Корольчук. Справедливость такой точки зрения может быть проверена разве что ходом переговорного процесса. Последний, по словам Эдуарда Ставицкого, должен продолжиться на текущей неделе. Но принесут ли очередные "консультации" скорый результат в условиях, которые оживляются прямо на глазах?..

Ксения Сокульская

 

Поделиться:
Загрузка...