Чеченский солдат империи

24

Самый молодой глава субъекта Федерации президент Чечни Рамзан Кадыров продержался на этом посту дольше всех — фактически семь с половиной лет, формально четыре с половиной, но и это рекорд.

Рамзан Кадыров в день праздника чеченского языка 28 апреля 2012 года. Фото Getty Images

Притом что его предшественники — от Джохара Дудаева до Кадырова-старшего — не просто ушли из власти, а были целенаправленно убиты. И нет оснований сомневаться, что Рамзан останется живым и полномочным еще долгое время. В чем же секрет его политического и физического выживания?

Этот текст написан к дню рождения Рамзана, 5 октября. Но, чтоб не вставать дважды, поздравим и Владимира Путина, чей день рождения случится два дня спустя. И дело не в том, что именно Владимир Путин сотворил такую политическую фигуру, как Рамзан Кадыров. Мало ли кого сотворил Путин. Дело в том, что Рамзан, и тут, видимо, сыграло роль его религиозное отцовское воспитание, прекрасно осознает своего политического творца, верен ему безгранично и поступает так, чтоб ни у кого не возникло сомнения: Путин создал Рамзана по своему образу и подобию. В этом и состоит секрет долгожительства Кадырова-младшего. Пока будет Путин, будет и Рамзан. А Путин уходить не собирается.

Начнем с родословия. Скромный, никому не известный, Владимир Путин родился как политик 31 декабря 1999 года в день политической смерти Президента России Ельцина, который и завещал нам Путина как национального лидера. В тот же день Путин улетел не куда-нибудь, а в Чечню — поздравлять солдат с Новым годом.

Скромный, никому не известный, Рамзан Кадыров родился как политик 9 мая 2004 года в день трагической гибели президента Чечни Ахмата Кадырова. И Путин, приняв Рамзана в Кремле, тем самым назначил его национальным лидером Чечни.

Чечню принято считать особым субъектом, а на деле она является уменьшенной копией политической России. Исследуя методы чеченской власти, можно понять методы власти федеральной, наблюдая за Рамзаном, можно понять Владимира. У Грозного, конечно, вертикаль жестче, чем у Москвы, но ведь и с Чечней справиться проще, чем со всей Россией. Обе территории во многом управляются вручную. У Кадырова это получается лучше, чем у Путина, но не потому, что у Рамзана длиннее руки, просто у него меньше земли. Все видели Путина в Пикалеве, Рамзан устраивал такие шоу еженедельно. Владимиру Путину никогда не удастся получить на выборах 120 процентов, что в принципе не проблема для Рамзана Кадырова, но это опять же вопрос территории и численности населения, а не политики.

Чеченский лидер Рамзан Кадыров держит гранатомёт ГМ-94 13 февраля 2012 года Фото Getty Images

Ни тот ни другой не терпят никакой конкуренции, особенно моральной. Весь мир знает о конфликте Путина с Ходорковским, но сколько чеченских Ходорковских обломали амбиции о Рамзана — знают только чеченцы. Свои Абрамовичи, не говоря о Прохоровых, у Кадырова тоже имеются, например бизнесмен Руслан Байсаров.

Тут могут возразить, что принципиальное отличие России в целом от ее же субъекта Федерации состоит в источнике доходов. Кремль зарабатывает сам, а Грозный живет на дотации из центра. Это не так. Если основной источник дохода Центра — нефть и газ, то это мало чем отличается от дотации. Потому как свои полезные ископаемые мы не создавали, их набодяжил Господь Бог, и кичиться богатством, безвозвратно отнятом у собственных недр, — не очень почетно.

Есть еще одна параллель — обращение с народом, точнее, с избирателями. По стечению трагических обстоятельств Рамзан Кадыров был первым президентом, назначенным по монархическому принципу. Власть перешла от отца к сыну. Все дальнейшие выборы в Чечне были, в сущности, профанацией. Народ голосовал за Рамзана не потому, что Рамзан — лучший, а потому, что на него поставила Москва. Так же как и за Путина в свое время голосовали потому, что на него указал Ельцин.

Прошло не так много лет. И вот уже президент всей России выбирается по праву наследника. И хотя между Путиным и Медведевым нет кровной связи, это не мешает их взаимным квазимонархическим пересаживаниям с места на место. Некоторые вражеские эксперты утверждали, что в Чечне русская армия испытывала какие-то новые бесчеловечные виды оружия. Все оказалось проще. Кремль испытывал в Чечне новые бесчеловечные методы волеизъявления. Испытания на туземцах прошли успешно. Новые методы приняты на вооружение высшим руководством.

И тут Рамзан проявил дальновидность, присутствие которой опять же объясняет его неуязвимость. Когда публично обожаемый им Владимир Путин временно ушел с президентского поста, Рамзан не торопился славословить Дмитрия Медведева, сохраняя свою любовь к прежнему лидеру. Более образованные политики и политологи допускали, что Путин либо уйдет на пенсию, либо отдохнет хотя бы два медведевских срока. В пользу этого приводилась масса интеллектуальных доводов. Рамзан полагался не на интеллект, а на чутье. И выиграл.

Лет десять назад ныне покойный чеченский бригадный генерал Руслан Ямадаев (как-то так получилось, что ко всем соперникам Рамзана Кадырова приходится сейчас добавлять эпитет «покойный») сказал мне в интервью, что чеченские выборы февраля 1997 года были самыми честными выборами на земле. Наверное, он прав. Я приезжал на эти выборы и сам видел огромные очереди людей с паспортами на избирательные участки. Люди действительно шли выбирать и ревниво следили, чтобы все было по-честному. Ну, и кого они выбрали? Первое место занял ныне покойный Масхадов, второе ныне покойный Яндарбиев, третье — ныне издохший Басаев, гореть ему в аду. Может быть, действительно наше свободное волеизъявление не сулит ничего хорошего?

Но, с другой стороны, и безальтернативный Путин и его альтер эго — несменяемый Кадыров, наверное, посланы нам за какие-то серьезные грехи. Ну, хотя бы за то, что много лет назад мы вместе с Горбачевым предали свою великую, хотя и больную в те годы империю и решили жить как обычные европейские обыватели, перенеся под кальку их законы и порядки на свою территорию. Калька оказалась мала — территория другая, да и народ — иной. Преданная Империя не схоронилась и потребовала от своего населения крови, пота и народовластия. Народ же не хотел напрягаться, ушел из политики в частную жизнь с головой, и тогда к власти пришли те, которые сами без спроса напрягли народ. Большая страна требует большой власти. И если народ не способен управлять собственной страной, ее приберут те, кто половчее и понахальнее. Теперь они отстраивают нашу страну на свой аршин. Проблема не в том, что отстраивают, а в том, что — без нас.

Вадим Речкалов

Поделиться:
Загрузка...