Страх маленького человека

20

Говорят, понять – значит, простить. Может быть. Но понять – это еще и защититься от ошибок в будущем. Простить действующего премьер-министра и без пяти минут нелегитимного президента вряд ли возможно. А вот понять – можно попытаться.

Чего боится Путин? Зачем он рвется на беспокойный пост президента, вместо того чтобы в своем далеко не щенячьем возрасте лелеять радикулит и нянчить юного отпрыска?

Заподозрить у пациента страстную любовь к Родине и стремление упасть на амбразуру вряд ли удастся даже под влиянием бутылочки крепкой. До сих пор он занимался лишь распродажей этой самой Родины оптом и в розницу всем желающим. Под чутким руководством ВВП его многочисленные друзья и знакомые так крепко присосались к стране, что лишь остается удивляться оставшимся у России сокам. Пиявки из различных «кооперативов» за двенадцать лет высосали почти все: Россия катастрофически отстала даже от когда-то завидовавших ей стран бывшего СЭВ.

Деньги? Вряд ли. Конечно, официальный доход Путина, «честно» публикуемый перед каждыми выборами, весьма смехотворен. Правда, верят в него лишь наивные первоклассницы – да и то с каждым годом все меньше. Достаточно упомянуть лишь одно название четвертого в мире по объемам продаж нефтетрейдера «Gunvor International B.V.», через который по странному совпадению осуществляется минимум половина нефтяного экспорта России. Даже одного месяца получения доходов только с одной такой компании хватит на безбедную жизнь не только себе и детям, но и внукам.

Понты? Конечно, они тоже имеют место. Но с возрастом значимость понтов как-то уменьшается, а стремление к уютному креслу – растет. Вряд ли шестидесятилетний и порядком потрепанный жизнью человек, очень плохо ориентирующийся в политике, так уж рвется скончаться от разрыва сердца на рабочем месте – особенно учитывая слухи о юной жене и ребенке. Тут уж скорее впору сменить мечи на орала и выбрать для жизни спокойный уголок где-нибудь на Багамах.

Путин боится. За двенадцать лет он натворил слишком много. И слишком плохо прятал концы. Слишком много людей знают разные кусочки правды о нем: при желании, этот пазл легко сложится в единую картину. Не сейчас: сейчас на страже его личных интересов стоят все спецслужбы страны. Почти все: в спецслужбах тоже работают умные люди, которые хорошо помнят бесславный конец сотрудников Штази и Секуритате.

Путин прекрасно понимает один тонкий момент: наутро после прихода нового президента, не являющегося ставленником Кремля, за ним придут. Придут в лучшем случае суровые люди в штатском. А в худшем – голодные обыватели. Но и в том, и в другом случае он уже никогда не увидит свободу.

Впрочем, даже в случае, если президентом станет «свой» – еще неизвестно, как повернется дело. Вокруг Путина слишком мало людей, кому он мог бы безоговорочно доверять. Да, есть друзья, бывшие коллеги – но чужая душа потемки, и никому не известно, как оно обернется через год-два. Путин стал заложником созданной им самим системы: он слишком многим владеет, а в мире есть слишком много желающих это отобрать. Пример Медведева наглядно это показал: не прошло и пары лет с момента назначения президентом мягкого и интеллигентного «ботаника», как тот начал проявлять крайне опасные черты характера и попытался вести свою игру.

Представьте себе очень богатого «крёстного отца». Он купается в золоте и роскоши, вся мафия за него глотку порвет кому угодно. До того момента, пока он – авторитет. Как только он станет рядовым членом мафии – он станет трупом. А его деньги возьмет себе расторопный друг. Вместе со статусом.

Путин не может просто так уехать в теплые страны. Он – вот такой авторитет. На него делали ставку очень богатые и влиятельные люди – владельцы заводов, газет, пароходов. Они, эти люди, хотят спокойной и обеспеченной жизни. Они не хотят сами приходить на место президента – на это место направлено слишком много объективов. А то и оптических прицелов. Они хотят, чтобы на этом месте сидел удобный человек.

Путин должен быть глубоко несчастен. Вряд ли он подозревал 12 лет назад, во что ввязывается. Теперь он понимает, что придётся тащить этот воз до самой смерти, не давая никому себя «освободить от ноши». Он не может никому его доверить: у него нет столь близкого друга, на которого он мог бы стопроцентно положиться. Он не может ничего менять: смена политики или идеологии будет означать и изменение политического устройства. При котором он может вдруг стать не главным – и тогда для него одномоментно все рухнет.

Вполне вероятно, Путин понимает, что его спасение – умные богатые люди. Скорее всего, он жалеет, что «посадил» Ходорковского: конечно, опальный олигарх был для него смертельно опасен, но с ним можно было хотя бы попытаться договориться. О паритете, о разделе сфер влияния – и ответственности за них. Умные богатые люди привыкли отвечать за базар и держать слово. Потому что по-другому получается себе дороже.

Скорее всего, в такой роли Путин видит Прохорова. Но боится обмануться. Ведь для Путина опасно не только «сдать» пост президента чужаку. Для него опасно вообще впустить чужих в структуру. А людей нет: разные Кудрины, Грефы и Касьяновы в любой момент могут взбрыкнуть и поставить вопрос ребром; остальные – просто балбесы, которые были удобны для приведения в порядок дел, но сейчас начинают тормозить процесс своей патологической трусостью и неспособностью к принятию решений.

И народ давит: народу почему-то не нравится фальсификация выборов, народ не хочет «вечного» президента, народ хочет жить как в цивилизованной стране, а не как в Ираке. Поворачивать армию против народа опасно: армия разложена, разворована и недовольна. Армия может повернуть совсем не туда, куда нужно – а прямо наоборот.

Путин задыхается без «умников», которых он сам разогнал в страхе перед инакомыслящими. Теперь, когда ему понадобились стратегические решения, никто из «бывших» не протянет ему руку помощи. Остальные – просто придворные лизоблюды в должностях министров: они боятся принимать даже самые простые решения, не согласовав их с руководством. То есть с ним, с Путиным.

Путина даже жалко. Он загнан в угол, он не хочет больше руководить страной, но не может и позволить себе отказаться от этой тяжкой ноши. Смелые люди в такой ситуации иногда выбирают пулю в лоб. По крайней мере, это честно. Путин продолжает тянуть лямку. Как раб на галерах.

Леонид Улих, социальный эколог

Поделиться:
Загрузка...