Мужчина и женщина в центре Европы

13

Два главных спонсора пораженной кризисом Европы – Франция и Германия – решили принять на себя командование операцией, которую можно было бы озаглавить как «Спасение рядового евро». Президент Франции Николя Саркози и канцлер Германии Ангела Меркель устали давать деньги на европейские нужды просто так. Они требуют соблюдения условий, которые сделают из Евросоюза подобие СССР. Англия и Швейцария курят в сторонке. Причем, отнюдь не нервно…
Наверное, это выглядело бы символично, почти как в фильме Клода Лелюша: двое не слишком молодых людей встречаются в Париже и…. Но тут начинается совсем другое кино: он третий раз женат, и его жена беременна, а она второй раз замужем. К тому же их встреча не случайна, а была запланирована еще на июль. Да и вместо чувств их объединяет холодный расчет.

В Еврозоне кризис. Точнее, много разных кризисов. Долговой коллапс. Бюджетный дефицит. Социальное обострение. Молодежные бунты. Регулярные встречи министров стран-участников Евросоюза и решения, принимаемые на уровне коллективных органов ЕС (Европарламента, Еврокомиссий, Совета Европы), не дают нужного эффекта. Их просто не выполняют.

Из 27 государств Евросоюза только три могут считаться действительно локомотивами мировой экономики – это Великобритания, Германия и Франция. Остальные либо слабы, либо очень слабы, либо просто не говорят о своих проблемах вслух.

Наполовину социалистическая Дания, со своими безграничными социальными льготами, полностью поглощена проблемами экологичной энергетики. Дома с дырками для естественной циркуляции воздуха, отопление из какашек, эко-вата из камня… Какие уж тут глобальные финансовые проблемы, если страна радуется, что ее выбросы СО2 сокращаются каждый год с феноменальной скоростью. Если общеевропейский кризис и случится, то Дания узнает об этом последней.

Бельгия тоже вроде бы сильна своей экономикой и банковской системой. Бельгийские банки – конкуренты швейцарским. Но у населения этого государства другая забава на все времена: она по полгода живет без правительства, поскольку ее политические силы не могут собраться в коалицию. Рекорды бесправительственной жизни, установленные Бельгией в текущем году, еще не побил никто.

Неплохо себя чувствуют Люксембург, Мальта и Нидерланды. Но голландцы слишком много инвестировали в Исландию. Можно сказать, подарили. А Мальта и Люксембург слишком малы, чтобы на что-то влиять.

Остальные же страны, это развивающаяся братия из бывшего соцлагеря (Румыния, Словакия, Словения, Латвия, Литва, Венгрия, Болгария и Польша) и примкнувшие к ним оффшоры Австрия и Кипр, либо погрязшие в долгах Греция, Испания, Италия, Ирландия и Португалия, которым нужно постоянно помогать все нарастающими кредитными траншами.
Правда, имеются еще скандинавы – Финляндия и Швеция. Но Швеция уже и так с трудом выдерживает крен своего «Титаника», а Финляндия… Забрать у нее «Нокию» и Йоулупукки и что останется?

В этой ситуации весь, как сказали бы наши чиновники «тягар відповідальності», лег на хрупкие плечи объединенной 20 лет назад Германии. Но Германия не для того возрождалась после поражения во Второй мировой войне и объединялась, чтобы тащить на себе экономику половины Европы.

В то же время Англия, хоть и является формально членом Евросоюза, давно и упорно стоит в стороне, предпочитая разбираться со своими вопросами самостоятельно и не сильно погружаться в общеконтинентальные ценности.

Стоит обратить внимание, что Великобритания так и не ввела у себя евро, оставшись приверженной своему фунту стерлингов. И хотя шалун Сорос разок обрушил этот самый фунт, валюта остается конкурентоспособной и, главное, независимой от европейских финансовых колебаний.

Точно так же не дождется Германия помощи и от Швейцарии. Швейцария – уникальна своим неподражаемым умением всегда быть на плаву. Хоть во время военных конфликтов, хоть в период экономического кризиса. И сейчас, когда доллар падает, а евро болтает из стороны в сторону, как оставшийся без управления корабль, швейцарский франк упорно растет на 20% в год. Все хотят его купить. Все знают, что швейцарские банки – это forever, поэтому страна слышать не хочет о Евросоюзе. И максимум, что сделала – вошла в Шенгенскую зону.

Наконец, богатый европейский молчун – это Норвегия. Раскопав вокруг себя в Северном море гигантские запасы газа и превратившись в «европейский Ямал», Норвегия мирно дремлет в своих фьордах. И просыпается лишь, когда какой-нибудь Брейвик кладет из автомата десятки людей на маленьком острове.

В общем-то ситуация в Европе ясна. И жить с ней все труднее и труднее. Германия это хорошо понимает. Поскольку в европейской экономической системе она играет такую же роль, как Донецк в Украине. Промышленное сердце Европы!
Но при всем этом морального лидерства в Европе Берлин никогда не получит, поскольку есть исторические принципы, есть итоги Второй мировой войны. И как бы бурно не развивались побежденные, диктовать свою волю странам победителям они не смогут. Именно поэтому Ангеле Меркель пришлось заручиться поддержкой Николя Саркози и взять его в компанию.

Германия и Франция – это как рабочий и колхозница, как экономическая и политическая мощь Европы вместе (раз уж Англия молчит). Как воплощение эротической фантазии французского лидера хорошенько вдуть Америке по самые помидоры.

Самое время напомнить, что Николя Саркози предпринимал неоднократные попытки усилить влияние Франции в мире и вывести ее на уровень планетарной доминанты. Для этого он упорно тыкал американцев носом в их собственное дерьмо.

Лучше всего это у него получалось в разгар финансового кризиса, когда позиции Вашингтона пошатнулись, а Белый дом некоторое (непродолжительное) время испытывал чувство вины за свою ведущую роль в распространении кризисной заразы по миру.

Именно тогда на сессии Генеральной ассамблеи ООН разразилась словесная дуэль между тогдашним президентом США Джорджем Бушем и французским лидером Николя Саркози. Последний не только обвинил американцев в «эпидемии» финансовых обвалов по всему миру, но и открыто поддержал Россию. «Европа не хочет холодной войны. Европа хочет мира. И именно потому, что Европа хочет мира, она говорит России, что желает быть связанной с ней узами солидарности, что хочет построить с ней общее будущее. Вместе с тем, Европа заявляет России о том, что она не может отрицать принципы суверенитета и независимости государств, их территориальной целостности», – сказал он.

Буш же не смог достойно ответить, поскольку в разгар его выступления в зал вошла Карла Бруни – супруга Николя Саркози и переключила внимание присутствующих на себя. Выиграв первую партию, Саркози решил упрочить успех и вместе с МВФ кинулся разрабатывать новые Бреттонвудские соглашения о валютной системе и финансового урегулирования.

Но тогда в американской (подчеркиваю, именно в американской) прессе появились статьи о любовной связи главы МВФ Доминика Стросс-Кана с собственной подчиненной, супругой главы центробанка Аргентины венгеркой Пирошкой Надь, что значительно поколебало позиции французского президента в борьбе против американского могущества. После этого Саркози не раз пытался съездить кулаком по виртуальному «рылу» долларового империализма, но всякий раз у него не получалось это осуществить.
Нынешний тандем с Меркель может позволить Франции упрочить свое положение в Евросоюзе. Хотя формально речь идет о единых экономических принципах, все понимают, что это очередное цементирование стран ЕС, которое является единственной альтернативой другому пути – развалу Европейского Союза.

Что основного предлагает Меркель в содружестве с Саркози? Во-первых, создать подобие правительства еврозоны, которое собиралось бы на заседания дважды в год. И назначить его главой председателя Европейского совета бельгийца Хермана ван Ромпея.

Во-вторых, введение с 2013 года в странах еврозоны общего налога на финансовые операции для юридических лиц. Полученные в результате средства предполагается использовать на борьбу с долговым кризисом. Подробно о контурах будущего налога сказано не было. Но сама по себе идея давно обсуждается на мировых экономических саммитах и, естественно, встречает крайнее неудовольствие банковского сообщества.

Кроме того, руководители Германии и Франции высказались за то, чтобы все страны еврозоны еще до конца лета 2012 года зафиксировали в своих конституциях ограничения на размер дефицитов национальных бюджетов.

Наконец, Ангела Меркель заявила, что Еврокомиссия должна получить больше возможностей для вмешательства в экономическую политику стран – реципиентов финансовой помощи. Что конкретно имеется в виду, пока не ясно.

На что это похоже? На модель позднего СССР. Единое правительство, которое сидит НАД правительствами союзных европейских республик. Согласованная бюджетная политика – как госбюджет СССР и его составные части – бюджеты республик СССР. Единые методологические подходы к формированию бюджета, единые налоги, способы, которые должны выравнивать неравномерность развития разных европейских государств. Все это куда круче, чем единая монетарная политика, общие границы и регулярные саммиты «ни о чем».

Надо сказать, что почти в каждом пункте сквозит неприкрытое раздражение Меркель тем, что ее страна дает деньги, а получатели живут, как хотят. Взять, например, фразу о том, что все страны еврозоны еще до конца лета 2012 года должны зафиксировать в своих конституциях ограничения на размер дефицитов национальных бюджетов.

Это ни что иное как ужесточенная форма требования о выполнении европейского Пакта стабильности и роста, согласно которым дефицит госбюджета в странах ЕС не должен превышать 3% от их ВВП, а госдолг — 60% ВВП. Почти все страны Европы не выполняли этот пункт. Поэтому оказались в глубокой долговой яме.

Или постулат о том, что Еврокомиссия должна получить больше возможностей для вмешательства в экономическую политику стран – получателей финансовой помощи. Скрытая форма внешнего управления экономиками тех государств, которые тянут деньги из общеевропейской казны, а никакого прогресса не демонстрируют. Греция, ты слышишь, к тебе обращаются!

Впрочем, то, что предложили Меркель и Саркози – это всего лишь проекты, которые должны обрести форму общеевропейских правовых актов, пройти согласования на национальных уровнях, потом – на общеевропейском. Мягко говоря, не близкий путь. Особенно, если учитывать, что представители бюрократических институций ЕС, в частности глава Еврокомиссии Жозе Мануэл Баррозу, категорически не понимают и не принимают жесткие планы «спонсоров» и уже сейчас это явственно демонстрируют.

Таким образом, у Меркель остается один выход – и дальше давать деньги на общеевропейское благополучие, ожидая согласия «выкормышей» на ее радикальные предложения. Что же касается Франции, то она как идеолог политического курса Европы будет педалировать вопросы глобальные и глубокие. И чем дальше, тем все глубже и глобальней…

Галина Акимова

Поделиться:
Загрузка...