Между «дефолтом» и кризисом

17

Компромисс между демократами и республиканцами спас США от технического дефолта. Но проблемы первых дней августа даром не прошли. Их итогом стало снижение рейтинга США, запустившее биржевые "качели" по всему миру и заставившее вспомнить слово "рецессия".

Рейтинговый удар

"Антидефолтные" голосования в Палате представителей и Сенате Конгресса США 1 и 2 августа на некоторое время вселили надежду на то, что с американской экономикой, а вслед за ней – и с мировыми рынками – все будет пусть не совсем хорошо, но хотя бы нормально. Уже первые сообщения о том, что конгрессмены договорились, привели к росту котировок на фондовых биржах. Однако в последующие дни сохранялась заметная биржевая нестабильность – над ситуацией дамокловым мечом висели не слишком доброжелательные прогнозы рейтинговых агентств.

Вполне ожидаемый гром среди не самого ясного неба разразился в пятницу, 5 августа. В этот день агентство Standard & Poor’s впервые за историю наблюдений понизило суверенный рейтинг США с наивысшей оценки ААА до АА+ с негативным прогнозом. Изначально агентство предлагало уменьшить в 10-летней перспективе бюджетные траты США на 4-4,5 триллиона долларов, а не на те около 2,5 триллиона, на которых сошлись в итоге демократы с республиканцами Потому свое решение S&P объяснили неудовлетворительным с их точки зрения результатом "антидефолтных" переговоров – потолок госдолга поднимается, снижение расходов планируется не таким масштабным, а анонсированные меры экономии с точки зрения экспертов пока выглядят не очень убедительными.

Руководство США понижение рейтинга ожидаемо не порадовало. Президент высказался оптимистично: "Рынки будут расти и падать, но это Соединенные Штаты Америки. Неважно, что может сказать какое-то агентство, мы всегда были и всегда будем страной с тройным рейтингом А", — зато представители Минфина были более резкими и обвинили S&P в ошибке в подсчетах. А в агентстве заранее предупредили: если понадобится, рейтинг будет снижен еще больше. "Дальнейшее понижение рейтинга может последовать, если финансовое положение США продолжит ухудшаться или усугубятся политические разногласия", — сообщил управляющий директор Standard & Poor’s Джон Чэмберс. Тем временем, реплика Барака Обамы о колебаниях рынка активно воплощалась в жизнь: 8 и 9 августа биржи обвалились, а к вечеру 9-го и в первой половине дня 10-го начали отыгрывать потерянное.

Первые рабочие дни после пятничной сенсации от S&P стали апофеозом биржевого хаоса. Котировки ценных бумаг стремительно падали не только в США, но и в Европе и Азии. Чуткими к зарубежным проблемам оказались и рынки России и Украины. Украинский и вовсе демонстрировал "достижения" неведомые на Западе – если там наблюдалось падение в 5-6 процентов, то индекс "Украинской биржи" терял по 8-10 процентов… Нестабильной оставалась и ситуация в Европе. Но там к общемировым колебаниям, которые все-таки связывают с рейтинговыми проблемами США и стремлением инвесторов быстро минимизировать риски (пока падали котировки акций и дешевела нефть, солидный рывок вперед – до исторического максимума – сделало золото, "попутно" укреплялись и традиционно стабильные валюты вроде японской иены и швейцарского франка), добавились и внутренние проблемы. Очередным заметным затруднением еврозоны в августе стал риск дефолта Италии и Испании, по поводу которых эксперты опасаются: не предстоит ли им повторить греческий путь. Насыщенное "околоэкономическими" событиями начало недели дало мировому сообществу толчок к активности. "В течение ближайших недель мы будем поддерживать тесные контакты с тем, чтобы обеспечить финансовую стабильность и ликвидность рынков", — такое заявление сделали высокопоставленные финансисты стран Большой двадцатки.

Стабилизация или кризис?

За спасательные мероприятия взялись по обе стороны Атлантики. В Европе в роли залога стабильности выступил Европейский центральный банк. Чтобы спасти Старый свет от нового витка "долгового" кризиса регулятор вышел на рынок и занялся усиленным выкупом облигаций Италии и Испании. Первый результат таких мер сказался довольно быстро – в первые же дни доходность этих ценных бумаг упала, но все еще оставалась выше 5 процентов. Специалисты же считают, что радоваться двум государствам пока рано. "Это (меры ЕЦБ, — "Подробности") сработает, если доходность итальянских облигаций упадет ниже 5% и будет оставаться на тех отметках, тогда в сентябре страна сможет привлекать средства по разумным ставкам", — считает аналитик HSBC Стивен Мейджор. Но в целом эксперты положение дел той же Италии оценивают не слишком оптимистично: пусть даже процентные ставки упадут (а, значит, обслуживание долгов для Рима станет менее затратным), замедление роста итальянской экономики лишает финансовое положение страны нужного запаса прочности.

К слову, развернувшиеся проблемы американского рынка ценных бумаг во многом связаны также с неопределенной ситуацией с кредитными обязательствами уже Вашингтона. До понижения рейтинга облигации Госказначества США считались самым надежным капиталовложением, но после решениея S&P инвесторы забеспокоились: не потеряет ли былой гарант стабильности в устойчивости. Девятого августа лихорадка на заокеанской бирже начала утихать – рынки ждали результатов заседания Комитета по открытым рынкам, проводимого Федеральной резервной системой. Амеркианский регулятор должен был озвучить свое мнение о том, как жить дальше в условиях предложенного Конгрессом компромисса, падения рейтинга и колебаний фондовых рынков.

Итоговое заявление главы ФРС Бена Бернанке подстегнуло рост биржевых котировок. Главной вестью стало обещание удержать на нынешнем минимуме базовую процентную ставку (от нуля до 0,25 процента). Держать ставки на "крайне низком уровне" ФРС пока собирается до лета 2013-го. Кроме того Бернанке предупредил, что рассматривает возможность "применения дополнительных инструментов" для спасения экономики страны от того, что уже сейчас называют "второй волной кризиса".

Наиболее ожидаемым "дополнительным инструментом", похоже, остается третий раунд "количественного смягчения" – серьезных выходов ФРС на рынок, при которых регулятор скупал активы, насыщая экономику долларами. Первый подобный "заход" в 2008 году считается относительно успешным – отдельные проявления первой волны кризиса удалось погасить, второй – уже не слишком. "Федералы" вливали триллионы долларов, но серьезно подстегнуть экономический рост ей так и не удалось. "Национальный долг вырос на 5,1 триллиона долларов, реальный ВВП — менее чем на 1%, более 7 миллионов человек не имеют работы, а среднее время без нее выросло с 17 до почти 40 недель… Деньги пошли на покупку плохих активов, спасение банков и компаний. Они не пошли потребителям, которые потеряли работу, дома и ипотеку", — цитируют "Ведомости" слова критика политики Бернанке Рона Пола — председателя подкомитета по денежной политике Палаты представителей. Неодобряющие гипотетические шаги ФРС эксперты напоминают о том, что в условиях медленного экономического роста такой формат монетарного регулирования может подстегнуть инфляцию. С другой стороны, некоторое обесценивание доллара облегчит долговые задачи США – выплата долгов обойдется дешевле.

Вместе с тем, спуск США вниз по рейтинговой лестнице, считают менее опасной проблемой, чем не слишком вдохновляющие экономические показатели. Экономисты все настойчивее обсуждают риск нового кризиса, расходясь разве что в оценках: где она будет серьезнее – в Штатах или в Европе. Стремление побороть долги может привести ведущие экономики рынка к желанию жестче отрегулировать рынки; но обеспечить в таких условиях стабильный рост экономики, а не попытку сохранить равновесие – весьма непросто. "Увеличение налогов и сокращение государственных расходов — необходимые меры, но и то, и другое вредит экономике", — убежден экс-глава Федеральной резервной системы США Алан Гринспен. Существуют и другие рецепты укрепления положения американских дел – те же республиканцы отстаивают необходимость ужесточать политику экономии за счет, в том числе, социальных программ, но избегать усиления налогового бремени, дабы дать бизнесу возможность развиваться.

Чтобы ни решили в США, вероятная рецессия, отразится и на Украине – падение (или, отсутствие роста) промышленного производства чревато уменьшением потребности в сырье, которое экспортирует и наша страна… Неудивительно и то, что украинский рынок так серьезно отреагировал на мировую фондовую лихорадку – в сложные времена инвесторы будут стремиться корректировать риски, и вряд ли захотят плотно связываться с потенциально неспокойным рынком развивающейся страны. Но пока единого мнения по поводу того, будет ли рецессия, и продолжат ли проседать биржи, нет. Экономисты ждут осеннего оживления деловой активности после такого драматичного летнего "затишья".

Ксения Сокульская

Поделиться:
Загрузка...