Невозможность избавиться от нефтяной зависимости

23

Большую часть последнего десятилетия Россия развивалась в условиях наличия подушки постоянно растущих нефтяных доходов, заработав с 2000-го года порядка 1,5 триллионов долларов на экспорте нефти и газа. Одни лишь нефтяные доходы обеспечивают порядка 50% доходов федерального бюджета и составили в 2010 году 25% валового внутреннего продукта.

В то время как мало кто скажет, что иметь много денег это плохо, для некоторых из российских лидеров становится очевидным, что зависимость от экспорта энергоносителей на самом деле является тормозом на пути страны в высшую лигу развитых стран мира.

Накануне Петербургского экономического форума, призванного продемонстрировать самый западный аспект России, страна все больше напоминает ближневосточную нефтяную автократию, а не подающую надежды европейского типа демократию, которая была столь многообещающей двадцать лет назад, после крушения Советского Союза.

У России нет недостатка в лидерах, которые правильно определяют проблему. Алексей Кудрин, министр финансов, поразил российских экономических наблюдателей отрезвляющим прогнозом 21 апреля, когда сказал, что эпоха нефтяного роста может закончиться, и не только потому, что нефтяные котировки могут упасть со своих высот, достигнутых ранее в этом году.

Он сказал, что дальнейшее увеличение цен на нефть может даже оказать «депрессивный эффект» на российскую экономику. Растущие цены на нефть, сказал он, «привыкли быть экономическим стимулом. Сейчас, однако, эта модель уже выдохлась».

Рост цен на нефть за последнее десятилетие «сыграл с нами жестокую шутку», сказал он. Для борьбы с инфляцией Центробанк был вынужден укрепить рубль, что ударило по торговле во всех секторах экономики, кроме нефти и газа, еще больше увеличив зависимость от энергетического сектора. «Мы заплатили за рост инфляцией», — сказал он.

Нефтяная удача перекосила экономику, вызвав увеличение зарплат без увеличения производительности, и приведя к появлению переоцененной валюты, что задушило инвестиции и дало такую ситуацию, когда другие секторы экономики остаются постоянно неконкурентоспособными.

Новое настроение – продукт экономического кризиса. В то время как за десять лет до 2009-го года ВВП России увеличился вдвое, в 2009 году ВВП упал на 8%. Причины было найти нетрудно – цены на энергоносители и сырье упали, а зарубежные кредитные линии высохли. Ранее впечатляющий экономический рост оказался не более чем способностью качать нефть.

В 2009-м году президент Дмитрий Медведев опубликовал манифест под названием «Россия, вперед!» в онлайн-газете Gazeta.ru, назвав зависимость своей страны от нефти «примитивной».

Но говорить о проблеме и делать что-то – это две разные вещи. Через два года после того, как финансовый кризис начал утихать, Россия остается в значительной степени нереформированной, несмотря на часто повторяемые обещания г-на Медведева.

Рост инвестиций будет критически важным фактором для любых попыток модернизации экономики. Сейчас инвестиции составляют лишь около 20% от валового внутреннего продукта (ВВП), в то время как средний показатель для развивающихся рынков составляет от 30% до 40% (в Китае 40%). Вместо этого русские тратят на потребление, а 70% федерального бюджета составляют социальные расходы.

Другой причиной недостатка внутренних инвестиций является низкий уровень норм сбережений, который, как говорят экономисты, вызван негативными реальными процентными ставками. «Русские накапливают тогда, когда реальные процентные ставки позитивны», — говорит Наталья Новикова, старший экономист в Citibank Russia. Она отметила, что в прошлом году, когда инфляция упала до уровня ниже процентных ставок, нормы сбережений резко выросли, но вновь упали, когда инфляция начала расти.

Этой весной Центробанк начал поднимать процентные ставки впервые за два года в попытке бороться с инфляцией, но мнения экономистов разделились по вопросу о том, не слишком ли запоздали эти действия.

Между тем, 31 марта г-н Медведев объявил о десяти реформах, направленных на увеличение привлекаемых инвестиций, как внутренних, так и внешнеполитических. Он избрал своей мишенью тесные отношения между министрами правительства и государственными компаниями, заставив министров уйти из советов директоров государственных компаний, которыми годами они управляли как своими вотчинами. В их число вошел и влиятельный Игорь Сечин, вице-премьер и бывший председатель совета директоров государственной нефтяной компании «Роснефть».

Но попытки г-на Медведева проводить экономическую политику были сорваны конкуренцией между президентской администрацией и кабинетом, который получает указания от премьер-министра Владимира Путина, бывшего наставника г-на Медведева.

Г-н Путин перестал быть президентом в 2008-м году в конце своего конституционного лимита в два срока правления, и практически назначил г-на Медведева своим преемником.

Г-н Медведев по-прежнему в большом долгу перед г-ном Путиным, говорят наблюдатели, и они дружат уже более двадцати лет. Однако различия в их подходах к экономике очевидны. Г-н Путин усилил роль государства в экономике во время своего восьмилетнего правления, создав модель, которую ныне называют Kremlin Inc. Г-н Медведев хотел бы покончить с этим. «То, что работало десять лет назад, может уже не работать сегодня. Нам нужно привыкнуть к меняющемуся миру», — сказал он журналистам в апреле.

Г-н Медведев видит различия между своим собственным подходом и подходом премьер-министра. Г-н Путин уверен, что модернизация – это «спокойное, постепенное движение», заявил г-н Медведев на пресс-конференции 18 мая в Москве. «Но я думаю, что у нас есть шанс и достаточно сил, чтобы проводить эту модернизацию быстрее», — сказал он.

Там, где это возможно, президент объединил борьбу за реформирование экономики с борьбой за расширение своей собственной политической власти. За последние несколько месяцев это принесло определенный заслуживающий внимания успех, ослабив таких конкурентов как г-н Сечин, и позволив решить некоторые вопиющие проблемы в экономическом управлении.

Некоторым образом стратегия г-на Медведева напоминает Михаила Горбачева, советского лидера, который, столкнувшись с укоренившейся старой гвардией в 1980-х, сделал так, что его имя стало ассоциироваться с неизбежными экономическими и политическими реформами, и использовал это как инструмент для собственного политического усиления в противостоянии с истэблишментом политбюро.

Курс реформ, вероятно, будет зависеть от того, кто станет президентом в 2012-м году, и это самый обсуждаемый сегодня вопрос в российской политике.

В то время как многие просто предположили, что г-н Путин вернется на свой старый пост после первого срока Медведева, сам г-н Медведев, судя по всему, проводит убедительную кампанию по выдвижению на второй срок. Большинство наблюдателей, однако же, уверены, что два участника правящего тандема между собой решат, кто останется. Это позволит избежать долгой борьбы за власть или даже конкуренции между собой на выборах.

Но мнения комментаторов разделились по поводу того, является ли тайна вокруг вопроса о том, кто будет выдвигаться, намеренной тактикой, предназначенной для предотвращения ситуации, когда кто-либо из них будет считаться неудачником, «хромой уткой», или же просто эти двое еще не договорились.

На своей первой за три года правления большой пресс-конференции г-н Медведев решил подлить масла в огонь.

«Ждать осталось недолго, — сказал он, — подобное объявление уже близко».

Чарльз Кловер

Поделиться:
Загрузка...