Кто сорвал саммит в Одессе

30

Кишинев отвесил звучную пощечину Киеву и Москве, отказавшись от участия в одесской встрече глав МИД. В ответ Украина потребовала от Молдовы вернуть спорную землю у села Паланка под угрозой замораживания торгово-экономических отношений. А Константин Грищенко, зная, кто стоит за молдаванами, посетил остров Змеиный. Сохранять видимость благополучия в отношениях с Румынией Киеву все труднее.

Одесская встреча глав МИД Украины и России 3-4 июня прошла без участия коллег из Молдавии и Приднестровья. Официальный Кишинёв сделал жёсткий и достаточно вызывающий демарш в адрес Москвы и Киева, в насмешливо-высокомерном тоне заявив, что министр иностранных дел Юрий Лянкэ «находится на месте», но «в его рабочем распорядке на текущую неделю данная поездка не запланирована».

Раздражённые украинцы попытались сохранить лицо: мол, в рамках встречи Констанина Грищенко с Сергеем Лавровым и заседания украинско-российской межгоскомиссии тоже никаких других мероприятий не было предусмотрено. Но это была импровизация, что поняли все.

Ведь ещё 27 мая СМИ цитировали заявление Грищенко, что в 2011 г. Украина надеется совершить прорыв по разрешению конфликта в Приднестровье и привлечь Молдову с ПМР к неформальному обсуждению компромисса в Одессе. Об «особом внимании к Приднестровью на этой встрече заявляли и в Москве.

Таким образом, гостей, по крайней мере, до 2 июня ждали. Уже после обеда 3 июня Киев на правах хозяина проявил своё раздражение. МИД Украины рассчитывает на урегулирование ситуации с передачей Молдовой Украине земельного участка под автодорогой «Одесса – Рени» после местных выборов в Молдове, сообщил журналистам Константин Грищенко. «Сейчас в Молдове пройдут местные выборы. Мы надеемся, достаточно будет стабильности внутриполитической, которая позволит принимать решения, которые, по сути, не имеют других альтернатив, поскольку это является юридически закрепленным обязательством между двумя государствами», — сказал он.

Зная о том, кто подталкивает Кишинёв к неуступчивости и кто, возможно, повлиял на решение Лянкэ не ехать в Одессу, Грищенко предпринял и ещё один ход. Он посетил в тот же день остров Змеиный, ставший объектом румынских притязаний. Как сообщила пресс-служба МИДа Украины, министр «ознакомился с его инфраструктурой и провел встречу с жителями украинского острова. В ходе визита глава украинского МИД подчеркнул необходимость дальнейшего развития инфраструктурных объектов острова».

Между тем, ещё одним доказательством того, что коллег из Кишинёва и Тирасполя в Одессе ждали, говорит тот факт, что всё равно молдо-приднестровская тематика оказалась у Грищенко и Лаврова если не на первом, то на одном из первых мест. 4 июня в Одессе Лавров заявил: «Мы полны решимости возобновить процесс политического урегулирования, и с этой целью мы хотим договориться со всеми заинтересованными сторонами, прежде всего, с Кишиневом и Тирасполем, о том, чтобы на московской встрече 21 июня было официально возобновлено политическое урегулирование в формате «5+2»… Безусловно, решающая роль принадлежит сторонам конфликта, но нам придется немало потрудиться, чтобы сблизить их позиции, чтобы не было такой ситуации, при которой они сядут за стол переговоров, и одни будут говорить «только унитарное государство», а другие – «только независимость». Понятно, что надо искать компромисс». Из этих слов ясно, что «договориться» российский министр хотел в преддверии встречи 21 июня именно в Одессе.

5 июня, прибыв в Москву, Лавров выступил по «Эху Москвы». Он сказал, также в явном недовольстве от срыва встречи с молдавским коллегой: в 2003 году «родился Меморандум Козака, который был на каждой странице завизирован президентами Молдавии Ворониным и Приднестровья Смирновым. Но на утро, в день подписания по причинам, о которых я даже сейчас не хочу говорить подробно, Кишинев отказался его подписывать. Суть этого Меморандума заключалась в том, что будет федерация, в рамках которой Приднестровье является частью суверенной Молдовы». Он продолжил: «В 2005 году при президенте, между прочим, Воронине, лидере Компартии Молдовы, был принят закон, который фактически требует, чтобы вся эта проблема решалась исключительно в рамках унитарного государства. Это отбросило все усилия по урегулированию далеко назад».

Далее он нанёс удар по предложениям кишинёвских политиков предоставить ПМР не статус субъекта федерации или конфедерации, а автономию, наподобие гагаузской: «Молдаване говорят: «Вот, мы дадим Приднестровью самую широкую автономию» и упоминают Гагаузию. Гагаузия уже является по молдавским законам автономным особым районам. Но гагаузы стонут, от того, что никаких прав, которые прописаны в молдавском законодательстве, они не имеют». Глава МИД РФ сделал вывод: «Нет никакой поддержки в какой-либо международной структуре идеи независимости Приднестровья. Нет никакой поддержки идеи о том, чтобы Молдова была унитарным государством. Нужно искать особый статус».

И тут мы, возможно, нащупываем мотив решения руководства РМ не участвовать в Одесской встрече. Кишинёв, по видимости, опасался оказаться вне рамок формата «5+2» лицом к лицу с Москвой, которая заговорит о федерализации бывшей МССР; и Киевом, который потребует возврат участка Паланкской трассы. Ведь ещё 6 мая молдавские СМИ сообщили, что Украина потребовала от правительства Филата до 5 июня (до местных выборов – А.С.) решить вопрос о «возврате Украине ее земли в районе села Паланка». В противном случае Киев оставляет за собой право в одностороннем порядке заморозить торгово-экономические отношения с Молдовой. А 22 апреля Грищенко, выступая в Верховной раде, заявил, что Украина настаивает на возвращении Молдовой участка земли в районе трассы Одесса-Рени в селе Паланка: «Наша позиция является четкой. И мне кажется, всем понятно, это обязательство молдавской стороны, которое они должны были выполнить еще много лет назад. И любые промедления и аргументы — они сегодня украинской стороной не воспринимаются».

Жёсткость Украины понятна: в Киеве известно, что оппозиционные коммунисты обвиняли правящий Альянс в намерении совершить предательство, если АЕИ передаст злополучный участок. Но и АЕИ не хотел подставиться накануне голосования 5-го. Киев изначально опасался, что с усилением позиций ПКРМ может стать ещё труднее вести разговор по Паланке.

Между тем наряду с Одесским демаршем руководство РМ предприняло ещё и Кишинёвский.

2 июня пресс-служба Правительства Молдовы сообщила: Владимир Филат встретился со специальным представителем действующего председателя ОБСЕ Гедрюсом Чекуолисом. На встрече также присутствовали глава миссии ОБСЕ в Молдове Филипп Ремлер и вице-премьер Евгений Карпов. Стороны обсудили предстоящую встречу, которая состоится 21 июня в Москве, в рамках которой будет обсуждаться вопрос о возобновлении официальных переговоров по решению приднестровского конфликта. По словам Филата, «самая приемлемая формула, по которой может быть решена приднестровская проблема — это формат 5 + 2». Премьер также выразил надежду на то, что «в результате переговоров Республика Молдова должна стать единым, функциональным государством, в рамках признанных на международном уровне границ, которому обеспечена перспектива интеграции в Евросоюз».

Вот и всё. Этой встречей де-факто человек №1 сегодняшней Молдовы продемонстрировал, что разговаривать о будущем урегулировании он намерен, прежде всего, опираясь на Запад. И в подготовке Московских консультаций 21 июня в его схеме Одесскому саммиту места нет.

Но демарш Кишинёва имеет и более глубинные причины. Правящий АЕИ взял курс на экономическое и инфраструктурное отдаление от Востока. Активнее многих для завершения такого дистанцирования ведёт себя Румыния. Вот факты.

Во-первых, правительство РМ решило продать значительную часть имущества «Железных Дорог Молдовы» румынскому АО «GRAMPET». При этом у румын будет 60% акций, а у Правительства РМ – только 40%. Как при этом будут строиться отношения с приднестровскими железнодорожниками – непонятно.

Во-вторых, в июле в Галаце (Румыния) может пройти совместное заседание правительств Румынии и Молдовы, на котором сотрудничество между двумя странами планируется вывести на новый стратегический уровень. Ясно, что больших шагов навстречу Москве, Киеву и Тирасполю от этих контактов ожидать не следует.

В-третьих, на этом заседании встанет вопрос о том, что первый транш гранта в 100 млн. евро для Молдовы от Румынии пойдет на финансирование строительства газопровода «Яссы-Унгены». Об этом заявил министр иностранных дел Румынии Теодор Баконски во время пресс-конференции с молдавским коллегой Юрием Лянкэ, передает InfoMarket. Этот грант будет предоставлен румынской стороной в течение четырех лет. Протяженность газопровода, на строительство которого будет выделен первый транш, составит около 38 км. Дополнительно средства могут быть выделены и европейскими структурами, передает молдавское официальное информационное агентство Молдпрес. Это вписывается в анонсированную стратегию ослабления газовой зависимости Кишинёва от Москвы (с помощью Бухареста). И, как можно предположить, Европа поможет осуществлению этих планов.

В-четвёртых, с этой же целью объявлено о предстоящем взаимоподключении электрических сетей Молдовы и Румынии. Правда, пока по ряду причин на ближайшие год-два практическое исполнение этого решения приостановлено, но это ведь не значит принципиальный отказ.

Таким образом, можно предположить: решение торпедировать Одесский саммит было принято официальным Кишинёвом сознательно. В стремлении возобновить официально переговоры в формате «5+2» и одновременно не допустить федерализации бывшей МССР Кишинёв видит ОБСЕ, ЕС и США союзниками, а Россию и Украину – оппонентами. Сигналы посланы чёткие и недвусмысленные. Как на них отреагируют Москва и Киев – мы увидим 21 июня.

Андрей Сафонов

Поделиться:
Загрузка...