Альфа-псы в борьбе за рейтинги

22

Черчилль когда-то говорил, что пытаться понять русские политические игры – все равно что наблюдать за схваткой собак под ковром. В последнее время самые высокопоставленные российские псы от политики практически порвали ковер на клочки и теперь неприкрыто хватают друг друга за пятки.

Сначала Владимир Путин, премьер-министр страны, приравнял военные действия западной коалиции в Ливии к крестовому походу, потом президент Дмитрий Медведев велел ему попридержать язык.

Далее, на прошлой неделе Медведев приказал министрам покинуть советы директоров компаний, управляемых государством. Это предложение поразило в самое сердце структуру, которую часто называют «KREMLIN INC» – сложно переплетенную политико-экономическую систему, созданную Путиным. Это распоряжение ударило по его сторонникам, в том числе по Игорю Сечину, ближайшему союзнику Путина на протяжении последних двадцати лет и ключевому игроку в запланированном слиянии «Роснефти», нефтяной компании, где он председательствует, с британской BP.

В глубине кремлевских коридоров понимают, что старт предвыборной борьбы за кресло президента уже дан, хотя сами выборы пройдут только через год. Но, учитывая, что от Путина ожидают выбора кандидата на президентский пост и того, что он останется первым лицом государства, какой бы пост он не занимал, учитывая все это, становится менее очевидно, о чем на самом деле эти собачьи бои.

Может быть, это попытка стимулировать интерес россиян, начинающих уставать от жестко контролируемой и централизованной власти: вряд ли россияне поднимутся волной недовольств по ближневосточному сценарию. Но в свете замаячивших на горизонте выборов, к ощущению тревожности в бизнесе и политических кругах добавляется широко чувство всеобщего разочарования и потери иллюзий, что же до тревожности в бизнесе и политике, то, несмотря на в целом активную экономику, эта тревожность душит иностранные инвестиции и привела к утечке из страны 21 миллиарда долларов только в первом квартале 2011 года

Эти разборки могут быть усилием, направленным на то, чтобы ни один из участников не стал «подбитой уткой». Жесткое и уверенное поведение Медведева может быть ходом ради сохранения своего кресла, или новой уловкой. В 2007 году, перед прошлыми выборами, Кремль приложил много усилий на укрепление авторитета консерватора Сергея Иванова, но потом Путин выбрал Медведева.

Ни одна из сторон не хочет проиграть. В качестве кандидата, Медведев позиционирует себя как «модернизатора», призывая Россию развивать отрасли высоких технологий, чтобы меньше полагаться на нефть. Институт современного развития – либеральный «мозговой центр», в котором Медведев возглавляет попечительский совет, призывает к радикальным реформам, в том числе обеспечивающим больше демократии.

Путин сформировал собственную группу демократически мыслящих экономистов, среди которых Владимир Мау, академик, успевший поработать с реформаторами постсоветской эпохи Егором Гайдаром и Анатолием Чубайсом. Их выводы напоминают выводы, представленные президенту, за вычетом демократической реформы, то есть вопросов, которые, согласно вовлеченным лицам, были вне области компетенции этих экономистов.

И тем не менее для ныне властвующих ситуация такова, что их электорат устал. Российская пресса отмечает, что молодые профессионалы эмигрируют, стремясь избежать перспективы видеть у власти те же лица на протяжении многих последующих лет.

Опросы общественного мнения показывают, что, по западным меркам, сторонников много у обоих, но на самом деле уровень поддержки упал до низших за последние годы показателей. Доминирующая про-кремлевская партия «Единая Росиия» показала достаточно слабые результаты на региональных выборах, прошедших в прошлом месяце.

Организации, проводящие опросы, предполагают, что поддержка теряет обороты, в первую очередь, среди растущего городского среднего класса – а это, предположительно, около 15% электората. Тем русским, кто читает блоги и имеет недвижимость, наконец, стала нужна система, отвечающая их устремлениям.

«Мозговой центр», изначально организованный Германом Грефом, первым путинским министром экономики, предупредил на прошлой неделе о кризисе, надвигающемся в связи с мощной тенденцией к делегитимизации российской власти. Единственным решением было бы введение в систему конкуренции и новых лиц.

Кремль среагировал в своем манере, начав перекраивать партийный облик, унаследованный с 90-х, в видимость покорной либеральной группы, которая смогла бы войти в окостеневшую в своей консервативности Государственную Думу после следующих декабрьских выборов и отстаивать там интересы среднего класса. В прессе писали, что возможность принятия на себя роли руководителя партии обсуждалась с Игорем Шуваловым, заместителем премьер-министра.

Крайне демократически настроенные политики, существующие вне одобренной Кремлем системы, считают, что этот здравомыслящий класс никогда больше не «поведется» на другую «фальшивую» партию.

Один известный представитель интеллигенции, отражая мнение россиян всех классов, соглашается, что дикая коррупция, которая сейчас доходит уже до уровня «клептократии», является центральной проблемой. Высокие доходы от продажи природных ресурсов еще могут протащить текущих лидеров через следующие выборы и купить им поддержку еще на какое-то время. Но в течение пяти-шести лет, по его словам, «перемены должны наступить. И если они не последуют с верхов, то поднимутся с низов».

Нил Бакли

Поделиться:
Загрузка...