Вооружение украинских ВС: потешная армия

10

Украинские Вооруженные силы ярко демонстрируют уникальный парадокс: при серьезной, в мировых масштабах, мощности оборонно-промышленного комплекса страны, ее армия и флот в основном вооружены ВВТ (вооружением и военной техникой) еще советского производства.

Фото newzz.in.ua

Собственно украинские разработки, вполне современные, за почти 20 лет независимости составляют малую толику всего оружия, которым оснащены украинские военные. При этом по видам Вооруженных сил складывается следующая- печальная — картина.

Сухопутные войска

Наиболее многочисленный вид ВС имеет в качестве костяка механизированные и танковые войска, имеющие на вооружении танки Т-64Б, Т-64БМ, Т-72, Т-84 «Оплот», боевые машины пехоты и десанта БМП-1, БМП-2, БМП-3, БМД-2, бронетранспортеры БТР-60ПБ, БТР-70, БТР-80, бронированные тягачи МТЛБ, боевые разведывательно-дозорные машины БРДМ-2.

Из всего этого добра официально именуются «новыми» танки Т-64БМ «Булат» и украинские танки Т-84 «Оплот», хотя и по ним есть вопросы. Например, танк Т-64БМ, не смотря на мощный пиар со стороны Минобороны, все же далеко не новый, база его в виде танка Т-64 — разработки 60-х гг прошлого века, на которую по разработанной конструкторами КП «Харьковское Конструкторское Бюро по Машиностроению им. А.А.Морозова» схеме модернизации устанавливаются новые узлы.

В частности, «превращение» старого Т-64Б в «новый» Т-64БМ «Булат» состоит в том, что на машине производят замену двигателя 5ТДФ на двигатель 5ТДФМ мощностью 850 л.с., устанавливают новый воздухоочиститель с увеличенным расходом воздуха для питания двигателя, и дорабатывают выпускную систему. Также устанавливается новый комплекс управления огнем и усиливается бронезащита.

Но главный вопрос по поводу танков Т-64БМ и Т-84 – это перспективы их поступления в войска. Так, в прошлом, 2010 году, в отдельную танковую бригаду в Черниговской области поступили десять модернизированных танков Т-64БМ «Булат», доведя численность этих машин до 61 танка этой модификации. Что касается вполне современных «Оплотов», то тут картина и того хуже. В 2009 году он был принят на вооружение, однако программа закупки этой машины затормозилась из-за недостатка средств, и до конца года она была профинансирована лишь на 14% от суммы контракта. Таким образом, сейчас Минобороны только думает, как выполнить задачу Президента Украины, и на 20-ю годовщину Независимости получить хотя бы 10 первых «Оплотов» (одна танковая рота).

Анекдот в том, что именно эти танки Т-84, в количестве именно 10 штук… уже были в Сухопутных войсках. Еще на 10-ю годовщину независимости Украины (10 лет назад!), во время грандиозного военного парада, была продемонстрирована эта десятка машин производства ПО «Завод имени Малышева». Но тогда хотя Т-84 и представлялись в колонне армейской техники, самой армии они не принадлежали. Кабмин, обязавший тогда Минобороны своим постановлением приобрести для начала десять новых танков, позабыл указать — за какие средства.

А с деньгами у военных всегда было, как известно, не густо. Тогда Минобороны решило вопрос с харьковской бронетанковой корпорацией на тех условиях, что сразу после парада десятка новых танков отправится в войска, а там, дескать, как-нибудь сочтемся. И вот танковая рота на новеньких танках несколько лет служила украшением 72-й отдельной мехбригады в Белой Церкви, но все это время Минобороны никак не могло рассчитаться с производителем, и танки вернулись на завод.

Добавим, что на сегодня в Вооруженных силах насчитывается 774 танка всех типов. Согласно проекту Стратегического оборонного бюллетеня на период до 2025 года, их планируется оставить 660 единиц. Понятно, что на этом фоне нынешние шесть десятков «новых» танков Т-64БМ – не очень много.

Что касается иной бронетехники (БТР, БМД, БМП, БРДМ, МТЛБ – а их в войсках на сегодня 2332 ед. с перспективой уменьшения до 1900 машин), то здесь ситуация и вовсе печальная. Вся эта техника – советского производства разных периодов, но практически вся – морально или (а чаще всего, и то, и другое) технически устаревшая.

Но практически все эти машины могут модернизировать украинские предприятия, и соответствующие схемы модернизации давно разработаны! Например, на том же КП «Харьковское Конструкторское Бюро по Машиностроению им. А.А.Морозова» предлагают модернизацию силовой установки машины БТР-60ПБ с установкой вместо карбюраторных двигателей ГАЗ-49Б российского производства дизеля УТД-20 украинского производства.

Есть схема модернизация силовой установки и вооружения машины БТР-70 (вместо карбюраторных двигателей ЗМЗ-4905 российского производства устанавливается дизель УТД-20 украинского производства, а вместо пулемета КПВТ калибра 14,5 мм — пушка КБА-2 калибра 30 мм). Установка дизеля СМД-21-08 позволила провести модернизацию силового отделения и улучшить характеристики подвижности боевых разведывательных дозорных машин БРДМ-2, силами предприятий Украины.

На тягаче МТЛБ (кстати, в свое время производившийся в Харькове) с целью обеспечения эффективной огневой мощи устанавливается модуль вооружения, включающий 30-мм пушку, 7,62-мм пулемет, 2 прицела, а также систему постановки дымовой завесы. На боевых машинах пехоты БМП-1 устанавливаются оружейные модули украинского производства, причем эти схемы модернизации разработаны даже на ремонтных предприятиях самого МО Украины.

Однако на все это у военного ведомства традиционно нет средств. И, судя по тенденциям в формировании военного бюджета страны, в обозримом будущем, увы, не будет.

Ракетная мощь Сухопутных войск представлена ракетными комплексами «Точка» и «Точка-У» с дальностью пуска 70-120 км. Техника старая и не особо грозная. С нынешней ликвидацией комплексов 9К72 (знаменитый «Скад») Украина по сути лишается ракетной мощи, которую можно было считать «оружием сдерживания» (что столь необходимо в условиях провозглашенной Киевом внеблоковости). Ситуацию мог бы исправить разрабатываемый многофункциональный ракетный комплекс «Сапсан» с дальностью 280 км.

В самом конце прошлого года начальник Генерального штаба – Главнокомандующий Вооруженных Сил Украины генерал-полковник Григорий Педченко заявил, что на фоне тяжелого экономического положения государства Украина на время замораживает разработку новых образцов вооружений и военной техники, но — не этого. «В первую очередь нам необходимо сегодня иметь многофункциональный ракетный комплекс.

Мы определили как приоритет создания к 2016 году практического образца ракетного комплекса «Сапсан», а, следовательно, к 2020 году Вооруженные Силы будут иметь батарею «Сапсанов», – отметил тогда начальник Генштаба. Однако де-факто в военном бюджете, насколько известно, не предусмотрено финансирование этого проекта. А потому когда «Сапсан» появится в войсках – сказать невозможно.

Украинская наземная артиллерия – это 122 мм самоходная гаубица 2С1 «Гвоздика», 152 мм самоходная гаубица 2С3 «Акация», 152 мм самоходная гаубица 2С19 «МСТА-С», 152 мм САУ 2С5 «Гиацинт», 203 мм САУ 2С7 «Пион», 152 мм гаубица Д-20 и 122 мм гаубица Д-30. Оружие в массе своей хорошее и надежное, но все это – чисто советское наследство, как и противотанковые орудия Т-12 и МТ-12 «Рапира».

Что касается реактивных систем залпового огня (РСЗО) БМ-21 «Град», 9К57 «Ураган», 9К58 «Смерч», то здесь есть новшества. В частности, системы "Град" в войсках нынче встречаются как на традиционных для них автомобилях "Урал", так и на отечественных "КрАЗах". Следует заметить, что в войсках нынешняя переустановка систем вооружений на отечественную базу — общая тенденция, хотя и не всегда удачная. По поводу "Града" вопросов нет — установка его на мощном "КрАЗе" позволяет размещать на машине еще один боекомплект, а это 40 снарядов. Плюс украинские оружейники доработали систему с тем, чтобы экипаж мог открывать огонь, не выходя из кабины.

Средства противовоздушной обороны Сухопутных войск – это ЗРС С-300В1, ЗРК «Тор», ЗРК «Куб-М3», ЗРК «Бук-М», ЗРК «Оса-АК», зенитный пушечно-ракетный комплекс «Тунгуска» и ЗСУ «Шилка», а также переносные ПЗРК «Игла». Зенитные вооружения в основном требуют модернизации, но здесь у украинских военных также особых перспектив нет.

Интересная ситуация сложилась с противотанковыми ракетными комплексами. Сегодня в войсках они представлены советскими ПТРК «Штурм-С», «Конкурс», «Фагот». Вместе с тем, на вооружение поставлены и украинские ПТРК «Комбат», выпускаются ПРТК «Скиф» и «Корсар». В октябре 2010 года Министерство обороны Украины заказало у киевского конструкторского бюро «Луч» десять новых противотанковых ракетных комплексов «Стугна-П». Согласно планам, испытания комплекса пройдут в 2011 году, после чего новый ПТРК начнет поступать на вооружение. Но как скоро украинские комплексы заменят нынешние советские – сказать сложно.

Армейская авиация – это вертолеты Ми-2, Ми-8, Ми-26, Ми-24. Эту технику в Украине пытаются понемногу модернизировать (в первую очередь – штурмовые Ми-24, устанавливая на них новые силовые установки ТВЗ-117ВМА-СБМ1В компании «Мотор Сич»), однако и здесь все упирается в нехватку средств. Впрочем, сегодня речь идет даже не о том, чтобы модернизировать вертолеты, а хотя бы отремонтировать и поставить в строй имеющиеся машины (сегодня их в армейской авиации Сухопутных войск и в Воздушных силах – 180 ед.). В прошлом году Минобороны нашло средства для ремонта и постановки в строй 19 вертолетов Ми-24 и Ми-8. Но эти машины — для миротворческих контингентов, действующих вне территории Украины (сегодня – Либерия и Кот-дИвуар).

Воздушные силы

Сегодня авиация в составе Воздушных сил – это фронтовые бомбардировщики Су-24М, истребители МиГ-29 и МиГ-29МУ1, Су-27, штурмовики Су-25 и Су-25М1, разведывательные Су-24МР, учебно-боевые Л-39 и Л-39М1, транспортные Ан-24, Ан-26, Ан-30, Ту-134, Ил-76МД, вертолеты Ми-8МТ. Вся эта техника – советская. Официально еще в 2000 году принят на вооружение Ан-70, но его в войсках видели только на испытаниях.

ПВО в составе Воздушных сил вооружены ЗРК «Бук-М1, ЗРС С-300В1, ЗРК С-300ПС, ЗРК С-200В. Также в Воздушных силах имеются комплексы беспилотной воздушной разведки ВР-2 «Стриж» и ВР-3 «Рейс».

На предприятиях украинского ОПК разработаны схемы модернизации большинства типов самолетов, но, как и в армейской авиации, у Воздушных сил главная проблема – отремонтировать и поставить в строй имеющиеся 212 боевых самолетов (кстати, до 2025 года их будет 200), как и транспортные.

В прошлом году на николаевском заводе НАРП был продлен ресурс двух военно-транспортных самолетов Ил-76 (сейчас заканчивается работа с еще одним самолетом этого типа), а на Львовском авиаремзаводе — многоцелевых истребителей МиГ-29. На сегодня еще три самолета Су-27 находятся на ремонте, и пять самолетов Л-29 модернизируют на авиаремонтных предприятиях в Чугуеве и Одессе. Генштаб обещает на протяжении 2011 года продлить ресурс или модернизировать 40-45 самолетов разных типов, но здесь опять все упирается в средства.

Что касается средств ПВО, то здесь – та же ситуация, что и с ПВО Сухопутных войск. Помимо устаревшей техники есть еще одна проблема – подготовка личного состава. После трагедии над Черным морем, когда расчет украинских ПВО сбил (якобы сбил — “УК”) российский самолет Ту-154, на территории Украины запрещены учебные пуски из самого дальнобойного комплекса С-200. По договоренности с Россией украинские военные ежегодно проводят учебные пуски на российских полигонах, но в украинских ПВО уже «выросла» целая смена «специалистов», которые умеют обращаться с этим вооружением лишь в теории.

Военно-морские силы

На сегодня ВМС Украины – это 26 боевых кораблей различных типов. Но это число условно, если говорить о боеготовности (по некоторым данным, готовы к выполнению боевых задач не более 20% от всего количества кораблей). Напомним, что в силу исторических условий наш военный флот создавался не по какому-то задуманному образцу, а был сформирован из тех кораблей и судов, которые Украина смогла получить из состава Черноморского флота СССР при его разделе. При этом брали то, что могли взять, а не то, что нужно для какого-то определенного комплекта кораблей, с помощью которого можно было бы выполнять определенные задачи.

Далее пополнение боевого состава ВМС осуществлялось также без особой системы. Например, корабль управления «Славутич» ВМС Украины был разработан в свое время в севастопольском ЦКБ «Черноморец» на базе большого морозильного рыболовного траулера как специальное судно — база по разгрузке и обезвреживанию атомных реакторов подводных лодок, отслуживших свой срок. Уже потом «Славутич» начали использовать для сбора разведывательной информации и координации боевых действий соединения кораблей, т.е. стал кораблем управления. Корветы «Луцк» и «Тернополь», вошедшие в состав ВМС за годы независимости, также были достроенными кораблями советской разработки (оба – это малый противолодочный корабль проекта 1124-М «Альбатрос»).

Вместе с тем, для того, чтобы определить, какой состав ВМС нужен Украине, и к выполнению каких задач их необходимо готовить, понятно, стоит определить эти самые задачи. На сегодня ясно, что к выполнению как минимум одной актуальной задачи наши ВМС не особо готовы – это борьба с пиратством.

С актуализацией этой угрозы (в частности, особо резонансной эта тема стала после захвата пиратами в 2008 году судна «Фаина» с украинским экипажем) можно было прийти к выводу: основная причина того, что Украина не посылает свои корабли бороться с пиратами, — в том, что у нее попросту нет такой возможности. Это понятно, если учесть, что в составе ВМС Украины находятся в основном корабли ближней зоны, способные действовать лишь в пределах Черноморского региона (с автономностью порядка 14 суток), тогда как только добраться от побережья Украины до Аденского залива для борьбы с пиратами – это не менее 15 суток.

Специалисты ВМС отмечают, что технические характеристики нынешних украинских кораблей, — например, фрегата «Гетьман Сагайдачный», — позволяют достичь Аденского залива, но для дальнейших действий необходимо их сопровождение судами обеспечения для дозаправки, пополнения запасов продовольствия и технической поддержки. В 90-е гг в составе украинских ВМС были корабли комплексного снабжения, но впоследствии их все распродали.

Проблема еще в том, что когда в Украине только начинался обсуждаться вопрос строительства собственных военных кораблей, ставку решили сделать на корветы – корабли прибрежной зоны, способные действовать на небольшом расстоянии от своих баз, и предназначенные для обороны своего побережья.

В самом деле, Украина вроде как не стремится вести морские баталии близ иных континентов или в океанической зоне, или захватывать побережье других стран, для чего нужны были бы прежде всего фрегаты, десантные корабли, крейсеры и пр. Исходя из этих соображений, первый украинский проект для ВМС и стал проектом именно корвета, а не какого иного корабля.

Но именно на примере проекта украинского корвета и видна сложность и глубина проблемы. Ведь еще на стадии составления технического задания первого украинского боевого корабля стало ясно, что участие Украины в международных операциях (вроде нынешней антитеррористической операции НАТО «Активные усилия» в Средиземном море), в актуальных нынче антипиратских операциях, да и вообще «морские амбиции» Киева предполагают действия ВМС далеко за пределами Черного моря. А здесь уже нужны как минимум фрегаты.

Потому уже в ходе реализации программы создания украинского корвета сформулированное техническое задание менялось. То есть, было решено, что в условиях нынешних выделений средств на оборону в Украине дай Бог довести до ума проект одного корабля, — на параллельный проект денег в обозримой перспективе никто не даст. А потому стоит постараться объединить в одном проекте все необходимые качества.

Так и получился нынешний «гибрид» корвета с фрегатом, в котором уже на стадии проектирования водоизмещение возросло с 1 500 тонн до 2 500 тонн и изменился комплект вооружения (российские эксперты наш корвет часто называют «малым фрегатом»).

На этом примере стало совершенно очевидным, что нельзя «интуитивно» строить Военно-Морские Силы, это можно делать только на основе научного анализа и точных расчетов. То есть, Украине, задекларировавшей себя «морской державой», прежде всего необходимо определиться, какие задачи должны выполнять ее ВМС. Ведь только тогда можно ответить на вопрос, какой флот, в каком составе нам нужен. И тогда уже, соответственно, заказывать у судостроения корабли нужных типов и классов.

С другой стороны, даже с упомянутым корветом – проблемы. В конце прошлого года Минобороны официально заявило, что в связи с нехваткой средств замораживает этот проект на неопределенный срок. Потому, когда украинские ВМС увидят новые корветы – сейчас не скажет никто.

Дмитрий Тымчук, руководитель Центра военно-политических исследований для Академии безопасности открытого общества

Поделиться:
Загрузка...