О разделе Керченского пролива с Россией

29

Киев и Москва близки к разрешению старой проблемы — делимитации Керченского пролива. Такое мнение нынче можно услышать в стенах внешнеполитического ведомства.

crimea-tour.ru

А если послушать комментарии высокопоставленных украинских чиновников, так все может закончиться уже в нынешнем году. В своем предновогоднем интервью Виктор Янукович прямо-таки излучал оптимизм, когда заявлял, что «в первом квартале 2011 года мы найдем решение по разграничению кордонов между Украиной и Россией»: „Главная проблема была — Керченский пролив. Последние переговоры нас убедили в том, что мы вот-вот договоримся“.

Вслед за президентом дипломатично-оптимистичными в своих комментариях были и глава МИД Константин Грищенко, и наш посол в России Владимир Ельченко. И вот уже на этой неделе в Киев со своими предложениями по разграничению Керченского пролива прибыла группа российских дипломатов во главе со спецпредставителем российского президента по делимитации и демаркации государственной границы России с сопредельными государствами—участниками СНГ Александром Головиным. В обстановке суровой секретности чиновники провели переговоры с небольшой группой украинских экспертов…

Не слишком ли радужны ожидания украинской власти? Ведь сложность проблемы заключается в том, что у сторон, защищающих свои национальные интересы, были диаметрально противоположные позиции. И это делало ситуацию патовой. Киев, например, добивается подтверждения существовавшей в Керченском проливе еще с советских времен административной границы между Крымской областью УССР и Краснодарским краем РСФСР, в соответствии с которой и остров Коса Тузла, и Керчь-Еникальский канал находятся на украинской части акватории.

С этим не соглашаются в Москве, где вовсе не собираются отказываться от прав на канал — единственный водный путь, по которому суда могут попасть из Черного моря в порты Азовского и Каспийского морей, а также в российские, казахские и туркменские порты Волго-Донского бассейна. Не устраивают Москву и гарантии украинской стороны свободы судоходства для российских кораблей. Российские дипломаты уверяют: границы не существовало, поскольку в СССР не было административного разграничения по водной поверхности, и предлагают так размежевать пролив, чтобы РФ получила возможность контролировать канал. В свое время в Москве предлагали провести границу по кромке суши (и оставить Керчь-Еникальский канал в совместном пользовании) или же по оси канала. При этом россияне даже готовы были согласиться с тем, чтобы остров Коса Тузла стал украинским анклавом в российских территориальных водах. Да и ни к чему им этот клочок суши, если главный интерес — территориальные воды и канал!

Еще несколько лет назад эти предложения Москвы вызывали у Киева неподдельное возмущение. А что же сегодня, когда в Украине у власти находятся политики, продлившие на 25 лет пребывание на украинской территории иностранной военно-морской базы?

Наши собеседники утверждают: теперь в Киеве готовы к определенным компромиссам ради того, чтобы наконец-то полностью завершить юридическое оформление границы. А это необходимо сделать, поскольку в интересах государства иметь международно признанные границы, оформленные должным образом. Это, во-первых, повысит надежность охраны наших рубежей от нелегальной миграции и контрабанды: пограничники должны четко знать, где заканчивается украинская земля и начинается чужая территория. Во-вторых, позволит решить с россиянами ряд вопросов, связанных и с безопасностью судоходства, и с рыболовством. В-третьих, делимитация и демаркация границы должна усилить позиции нашей страны в переговорах по либерализации визового режима с Европейским Союзом.

Да только Россию, которая долгие годы не могла уломать Киев уступить свой суверенитет над Керчь-Еникальским каналом, вполне устраивала эта неопределенность с прохождением границы: россияне могут позволить себе вести переговоры десятилетиями, не отступая ни на йоту от своей позиции. Ведь в разграничении азово-керченской акватории больше заинтересованы украинцы. А российские корабли нередко проходят по каналу, не уплачивая лоцманского сбора нашей стране, российские рыбаки часто ловят рыбу в украинской зоне ответственности. „Продавленный“ же российскими дипломатами в 2003 году договор о сотрудничестве в использовании Азовского моря и Керченского пролива предусматривает, что эти акватории являются внутренними водами Украины и России. Да и психологически сложно российскому человеку смириться с тем, что Москва пойдет на уступку Украине и проведет границу, которая отрежет Крым от РФ.

Киеву все же удалось „зацепить“ Кремль. Чем? Об этом поговорим позже. Но с конца прошлого года переговоры активизировались. Эту тему обсуждали и президенты двух стран, и главы внешнеполитических ведомств. Мы не знаем, к какому окончательному решению придут стороны: переговоры еще продолжаются. Но то, как решают в последний год Киев и Москва проблемы двусторонних отношений, мы знаем. И это не может не настораживать. Помнится, весной 2010-го согласие Киева на продление пребывания российского Черноморского флота в Крыму до мая 2042-го аргументировали необходимостью снижения цены на газ, что должно было спасти страну от дефолта. Но харьковские соглашения не помешали дальнейшему росту цены на газ для украинских потребителей. А что будет в случае решения керченской проблемы? Чего может стоить компромисс, если россиян интересует канал, а украинцев — сохранение контроля над ним? Что Украина даст России в обмен на проведение границы в Керченском проливе: отказ от части своей территории, от права на Керчь-Еникальский канал?

Ряд наших собеседников утверждают, что украинская делегация руководствуется на переговорах пока еще старыми директивами и далее придерживается традиционной позиции Киева: во времена Советского Союза в Керченском проливе существовала административная граница, которая сейчас должна стать государственной, граница должна пройти восточнее острова Коса Тузла, а Керчь-Еникальский канал находится на украинской части пролива. Отказываясь от принципа совместных вод, Киев в то же время якобы готов прислушаться к предложениям россиян и более лояльно подойти к разграничению Керченского пролива, Азовского и Черного морей, сместив линию границы в нашу сторону, а также предоставить для российских кораблей гарантии свободы судоходства по каналу.

Украинская дипломатия уже сделала ряд уступок россиянам в вопросе делимитации Азовского моря. Так, дискутируя о методике разграничения Азова, россияне фактически добились от Киева отказа от метода срединной линии. А ведь это было зафиксировано еще в мае 2008 года в протоколе очередного раунда переговоров. Но для россиян метод срединной линии не выгоден, поскольку при таком разграничении Азовского моря соотношение российской части акватории к украинской составит 40 к 60. Россияне хотят, чтобы линия сместилась в сторону Украины, дабы соотношение было 50 на 50. И вот уже наша делегация отказалась учитывать при разграничении Азова украинский залив Сиваш, зато приняла во внимание российский Таганрогский залив. А ведь украинская часть богата не только рыбой: в ней находятся перспективные нефтегазовые месторождения.

Российская дипломатия также добивается смещения линии границы и в Черном море. Ранее украинцы и россияне договорились, что начальная точка разграничения Черного моря будет находиться на линии, соединяющей украинский мыс Кыз-Аул и российский мыс Железный Рог. Киев предлагает, чтобы начальная точка находилась ровно на середине этой линии. Но российские дипломаты хотят перенести ее на несколько миль в сторону Украины. Причина проста: в районе линии границы, предлагаемой украинской стороной, находится перспективная газоносная площадь Палласа, значительную часть которой россияне хотели бы оставить в своих территориальных водах.

Надо сказать, что российские дипломаты увязывают в единый пакет делимитацию Черного и Азовского морей и разграничение Керченского пролива. Украинские дипломаты, как видно, не против этого. Впрочем, этот пакет по делимитации, похоже, будет включать в себя не только соглашения по размежеванию азово-керченской акватории, но и, например, по судоходству, рыболовству, защите окружающей среды и т.д. И, видимо, дело не обойдется без создания совместной корпорации по эксплуатации Керчь-Еникальского канала, чего в последние годы Киев старательно избегал. Напомним нашим читателям, что этот канал состоит на балансе Керченского морского торгового порта, а лоцманскую проводку судов осуществляет наше государственное предприятие «Дельта-Лоцман». Но останутся ли у Киева хоть какие-то права на свой канал после создания совместной корпорации?

Осторожно предположим, что плата Украины за делимитацию Керченского пролива может быть куда больше, а принятый пакет — куда шире. Не будем забывать о том, что в Киеве прошлой осенью активно обсуждалась дивная идея, прямо-таки антик-муар с мармеладом: в обмен на согласие Кремля на делимитацию Керченского пролива пойти на уступки россиянам в вопросе эксплуатации объектов навигационно-гидрографического обеспечения (НГО) и переоснащения базирующегося в Украине российского Черноморского флота. Случайно ли, но в составе российской делегации на переговорах в Киеве был и посол по особым поручениям МИД России Александр Бавыкин, который занимается, в том числе, и тематикой навигационно-гидрографических объектов, которые арендует Черноморский флот РФ у нашей страны. Так что замыслы Виктора Януковича договориться о разграничении Керченского пролива уже в этом году вполне могут стать реальностью.

Владимир Кравченко

Поделиться:
Загрузка...