2019 рік — це безпрецедентний рік провалу державного оборонного замовлення (ДОЗ)

280

Поточний рік став провальним в питанні реалізації державного оборонного замовлення.

Про це 4 грудня ц.р. під час круглого столу в Укрінформі заявив член правління Українського інституту безпекових досліджень, директор Центру досліджень армії, конверсії та роззброєння Валентин Бадрак, аналізуючи ключові проблеми ЗСУ.

“Перше — Збройні сили втратили ще один рік. Друге — майбутнє української армії є досі галуззю невизначених рішень, і на тлі цього ми бачимо домінуючу кількість розмов про зближення з НАТО. 2019 рік — це безпрецедентний рік провалу державного оборонного замовлення (ДОЗ). Такої кризи, такого колапсу ще не було ніколи з початку російсько-української війни. За неофіційними даними, кілька мільярдів гривень не будуть витрачені на ті ключові напрямки, які визначали розбудову українського війська. Наприклад, по лінії Генерального штабу не витрачено майже половину з 4,5 млрд гривень, які пропонувалось на цей рік. Найбільш провальні статті стосуються ремонту озброєнь, військової техніки, забезпечення живучості, забезпечення засобами зв’язку, засобами автоматизації і навіть такої чутливої сфери як охорона військових об’єктів”.

Крім того, за словами експерта, не менш жахлива картина спостерігається за статтями щодо закупівлі озброєнь, військової техніки та дослідно-конструкторських робіт. “По закупівлі маємо “яму” у 42% невитрачених ресурсів. За сферою розробок, тобто науково-дослідних та конструкторських робіт, маємо ще більшу “яму” — 47%. Йдеться про втілення нових технологій в оборонну сферу”, — пояснив Бадрак.

Причиною неосвоєння коштів, на думку експерта, є побоювання військового керівництва, що гроші можуть бути витрачені не за призначенням, а по-друге, є бажання зробити аудит.

“Якщо такий аудит здійснюватиметься, то фактично ми матимемо провал на половину 2020 року. Тому що контракти в такому випадку будуть укладені з промисловістю десь на рівні травня-червня 2020 року. А це означає, що промисловість буде критично втрачати професійні компетенції. Це означає надзвичайний колапс у роботі оборонної промисловості”, — вважає Бадрак.

Критичність ситуації, на думку експертів, спровокована старою нормативно-правовою базою у цій сфері, яка діє ще з 2011 року, і з часів Януковича фактично нічого не змінилось. Водночас Бадрак вважає, що, якщо держава рухатиметься такими темпами, то для повного переозброєння війська Україні знадобиться 40 років.

Бадрак також окреслив пропозиції, які експертне середовище підготувало для команди президента, та зазначив: “Ми пропонуємо переглянути своє ставлення до армії, пропонуємо створити єдиний майданчик для обговорення і напрацювання рішень, куди мають прийти профільні міністри, секретар РНБО та представники Офісу Президента. Ми пропонуємо ті речі, які можна зробити раніше, ніж це дозволять зробити документи оборонного планування, а саме: зробити розмежування між Міноборони та Генштабом, розібратися з розмежуванням повноважень всередині самого Міністерства оборони… Відновити закупівлі за програмами і розібратися з побудовою розвитку оборонних технологій”.

Наразі пропозиції про створення Агенції оборонних технологій вже передані Президенту.

За словами Бадрака, команда попереднього президента Петра Порошенка дуже повільно рухалась у питанні оборонного планування, і тому час втрачений, чинний же глава держави має ще менше часу.

“Президент Зеленський має набагато менше часу, ніж його попередник. Він має час до середини літа 2020 року, аби переглянути своє ставлення до розвитку армії і продемонструвати, що Верховний Головнокомандувач особисто долучатиметься до будівництва українського війська”, — сказав експерт.

P.S.

В Пекине 1 октября 2019 года на главной площади Тяньаньмэнь прошёл военный парад в честь 70-летия образования КНР. Парад принимал председатель КНР, генеральный секретарь ЦК КПК Си Цзиньпин. В своей приветственной речи он отметил, что власти страны продолжат предпринимать все меры для повышения экономических и гуманитарных показателей, будут крепить оборону и совершенствовать интеграционные методы. Он заявил, что в конечном итоге Китай и Тайвань объединятся, и привёл в пример особый вариант административной интеграции с такими территориями как Гонконг и Макао.

Этот парад стал самым крупным за последние десятилетия. В нём участвовали до 15 тыс. военнослужащих, 580 ед. ВВТ, 160 самолетов и вертолетов (по другим данным 99 самолётов и 69 вертолётов) [1, 2]. Для участия в параде все военнослужащие, от рядового до генерала, должны были пройти многоступенчатую подготовку. Они участвовали в 8-часовых ежедневных тренировках, а также раз в неделю выходили на 3-часовые ночные тренировки. Основной целью тренировок было довести движения до автоматизма, добиться абсолютной синхронности и в итоге показать свою выучку руководству и зрителям. При тренировках использовались рулетки и лазерные дальномеры. С их помощью во время подготовки к параду выстраивали личный состав и военную технику. В результате многократных тренировок у военнослужащих до автоматизма были отработаны навыки сохранения интервала и дистанции – «до сантиметра», включая экипажи военной техники. Всё это говорит о том необычайно большом значении, которое придавалось этому параду.

Но главным было не синхронность прохождения колонн и уровень строевой подготовки марширующей пехоты. Ряд образцов вооружения, продемонстри-рованного на параде, стал сенсацией и требует пристального внимания держав всего мира. Такого ещё не показывала ни одна страна. При этом сообщалось, что всё ВВТ, показанное на параде, уже состоит на вооружении.

А началось всё традиционно. Возглавляла парад знаменная группа с флагами КПК, КНР и НОАК. Первым несли знамя компартии Китая, что символизировало ее лидирующую роль и прямой контроль партии над государством и НОАК. Далее в небе следовала группа из трех вертолетов Z-8 с флагами КПК, КНР и НОАК в сопровождении 6 ударных вертолетов Z-10, за ними 8 ударных вертолетов Z-10 и 12 – Z-19 сформировали цифры «70» в честь юбилея.

Затем прошли многочисленные пешие колонны, но самой главной была механизированная часть военного парада, которую открыли знаменные группы пяти  командований ТВД НОАК на 30 джипах Dongfeng Mengshi EQ2050F.

После этого началось прохождениё вооружения и военной техники. В т.ч. прошли следующие механизированные группы:

  • 22 основных танка ZTZ-99A СВ;
  • 2 КШМ ZBD-04CP, 8 новых легких (горных) танков ZTQ-15 и 8 БМП ZBD-04A СВ;
  • 18 амфибийных танков (105-мм самоходных пушек) ZTD-05A морской пехоты;
  • 18 БМД ZBD-03 ВДВ;
  • 2 джипа, 8 новых модульных 300-/370-мм РСЗО и 8 новых 155-мм самоходных колёсных гаубиц PLC-181 СВ;
  • 2 КШМ ZBD-04CP и 16 самоходных ПТРК HJ-10 СВ;
  • 2 джипа, 18 новых легких внедорожников 6х6 и 18 новых лёгких автожиров Hunting Eagle на автомобильных платформах войск спецопераций;
  • 2 джипа, 8 бронеавтомобилей 4х4 Dongfeng Mengshi и 8 БТР WJ-03B народной вооруженной полиции;
  • 2 джипа, 16 мобильных пусковых установок (ПУ) противокорабельных ракетных комплексов на колёсных 10х10 шасси, несущих по 3 сверхзвуковые противокорабельные ракеты (ПКР) YJ-12B береговой обороны;
  • 2 джипа, 8 автомобильных платформ со сверхзвуковыми ПКР YJ-18 и 8 с YJ-18A для кораблей и подлодок ВМС;
  • 2 джипа, 4 автомобильные платформы с корабельными зенитными управляемыми ракетами (ЗУР) большой дальности HHQ-9B, 4 с корабельными ЗУР средней дальности HHQ-16, 4 с ПУ корабельных ЗРК малой дальности HHQ-10 по 18 ЗУР и 4 с корабельными 30-мм 11-ствольными зенитными артиллерийскими установками H/PJ-11 ВМС;
  • 2 джипа и 16 РЛС ПВО (8 1-го типа и 4 – 2-го на колёсных шасси и 4 – 3-го на полуприцепах);
  • 2 джипа, 8 мобильных ПУ ЗРС большой дальности HQ-9B на колёсных 8х8 шасси по 4 ЗУР и 8 мобильных ПУ ЗРК средней дальности HQ-22 на колёсных 8х8 шасси по 4 ЗУР ПВО;
  • 2 джипа, 8 мобильных ПУ ЗРК средней дальности HQ-12A на колёсных 6х6 шасси по 2 ЗУР, 8 ед. зенитного ракетно-артиллерийского комплекса HQ-6A (4 ПУ ЗРК на колёсных 6х6 шасси по 4 ЗУР и 4 30-мм 7-ствольные зенитно-артиллерийские установки на колёсных 8х8 шасси) ПВО;
  • 2 джипа, 8 новых боевых машин ЗРК малой дальности HQ-17A на колёсных 6х6 шасси по 8 ЗУР и 8 мобильных ПУ ЗРК средней дальности HQ-16A на колёсных 6х6 шасси по 6 ЗУР ПВО СВ;
  • 2 джипа и 16 разных систем РЭБ на колёсных 4х4 и 6х6 шасси СВ;
  • 2 джипа и 16 разных систем РЭБ на колёсных 6х6 шасси СВ;
  • 2 джипа и 16 разных систем связи на колёсных 4х4, 6х6 и 8х8 шасси СВ;
  • 2 джипа и 16 разных систем связи на колёсных 4х4, 6х6 и 8х8 шасси;
  • 2 джипа, 2 автомобильные 8х8 платформы с новыми разведывательными сверхзвуковыми БпЛА WZ-8 ВВС, 6 4х4 платформ и 3 6х6 платформы с разведывательными БпЛА СВ.
  • 2 джипа, 1 автомобильная 8х8 платформа с ударным БпЛА GJ-2, 1 8х8 платформа с новым ударным реактивным малозаметным БпЛА GJ-11 ВВС и 4 4х4 платформы с новыми ударными одноразовыми БпЛА СВ;
  • 2 джипа, 9 автомобильных 4х4 платформ с БпЛА РЭБ СВ и 2 платформы с новыми беспилотными подводными аппаратами разведки HSU001 ВМС;
  • 2 джипа и 16 ед. разной инженерной техники на колёсных шасси;
  • 2 джипа и 16 ед. разной техники тыла на колёсных шасси;
  • 2 джипа и 16 мобильных ПУ с новыми баллистическими ракетами средней дальности (БРСД) DF-17 с гиперзвуковым боевым блоком DF-ZF (дальность стрельбы 1800-2500 км), 1 БРСД на колёсном 10х10 шасси ракетных войск (РВ);
  • 2 джипа и 16 мобильных ПУ с новыми стратегическими сверхзвуковыми крылатыми ракетами большой дальности DF-100 (CJ-100), 2 КР на колёсном 10х10 шасси РВ;
  • 2 джипа и 16 мобильных ПУ с БРСД DF-26 (дальность пуска 4000 км), 1 БРСД на колёсном 12х12 шасси РВ;
  • 2 джипа и 12 автомобильных платформ с межконтинентальными баллистическими ракетами подлодок (БРПЛ) JL-2 (дальность пуска 7000 км) ВМС;
  • 2 джипа и 16 мобильных ПУ с межконтинентальными баллистическими ракетами (МБР) DF-31AG (дальность пуска 11000 км), 1 МБР на колёсном 16х16 шасси РВ;
  • 2 джипа и 8 тягачей и прицепов с МБР шахтного базирования DF-5B (4 с 1-й ступенью и 4 со 2-й ступенью, дальность пуска 13000 км) РВ;
  • 2 джипа и 16 мобильных ПУ с новыми МБР DF-41 (дальность пуска 12000-14000 км), 1 МБР на колёсном 16х16 шасси РВ [1, 3].

Воздушную часть парада открывал самолет дальнего радиолокационного обнаружения и управления (ДРЛОиУ) KJ-2000 в сопровождении 8 истребителей J-10 ВВС. За ними пролетели:

  • Самолет ДРЛОиУ KJ-500 в сопровождении 4 истребителей J-11B ВВС;
  • Самолет ДРЛОиУ KJ-200 в сопровождении 4 истребителей J-11B ВВС;
  • Воздушный командный пункт Y-8T в сопровождении 4 истребителей J-11B ВВС;
  • Самолет ДРЛОиУ KJ-500H в сопровождении 2 базовых патрульных самолетов Y-8Q морской авиации ВМС;
  • Самолет ДРЛОиУ KJ-200H в сопровождении 2 самолетов радиотехнической разведки Y-9JZ морской авиации ВМС;
  • Самолет радиотехнической разведки Y-8JB и самолёт РЭБ Y-8CB морской авиации ВМС;
  • Самолет РЭБ Y-8G морской авиации ВМС;
  • 3 военно-транспортных самолета Y-9 ВВС;
  • Новый самолет РЭБ Y-9G  ВВС;
  • Новый самолет пропаганды и психологической борьбы Y-9XZ  ВВС;
  • Самолет санитарной авиации на базе военно-транспортного Y-9 ВВС;
  • 3 военно-транспортных самолета Y-20 ВВС;
  • 3 стратегического ракетоносца H-6N (новый вариант H-6) ВВС;
  • 3 стратегических ракетоносца H-6K  ВВС;
  • 3 стратегических ракетоносца H-6K  ВВС;
  • Топливозаправщик H-6U с 2 истребителями J-10B  ВВС;
  • 5 палубных истребителей J-15 морской авиации  ВМС;
  • 5 истребителей нового поколения J-20 Black Eagle ВВС;
  • 5 истребителей J-16 ВВС;
  • 5 истребителей J-10С ВВС;
  • 5 многоцелевых вертолетов Z-9WZ СВ;
  • 9 ударных вертолетов Z-10 СВ;
  • 3 легких ударных вертолетов Z-19 СВ;
  • 6 новых многоцелевых вертолетов Z-20 СВ;
  • 9 транспортных вертолетов Z-8B СВ;
  • 8 легких ударных вертолетов Z-19 СВ;
  • 5 новых учебно-боевых самолетов JL-10 ВВС;
  • 5 новых учебно-боевых самолетов JL-9 ВВС;
  • 7 учебно-боевых самолетов JL-8 ВВС [1, 4].

Ниже приведен обзор основных образцов нового вооружения, впервые показанного на параде (сообщалось, что их было 40% от общего числа).

Автомат стандартной компоновки QBZ-191 призван заменить автомат QBZ-95-1 по схеме «буллпап». Новый автомат QBZ-191 будет использовать те же патроны 5,8×42 мм, что и автомат QBZ-95-1. Предполагается появление трёх версий автомата – со стволами длиной 267 мм (PDW), 368 мм (основной образец) и удлинённым тяжёлым стволом для снайперов в отделениях. Безударная автоматика работает за счёт отвода пороховых газов из канала ствола с коротким ходом поршня. Затвор поворотный. Обеспечено ведение одиночного и автоматического огня, магазины используются от автомата QBZ-95. Оружие оснащено длинной планкой «пикатинни» сверху алюминиевой ствольной коробки и цевья, складной мушкой и регулируемым по длине пластиковым прикладом (складывание не предусмотрено). ВС Китая массово эксплуатирует QBZ-95 около 20 лет и переход на новый основной образец стрелкового оружия нормальной компоновки свидетельствует о понимании непригодности «буллпапов» для ВС Китая [5].

Легкий танк ZTQ-15 (экспортный вариант – VT5) предназначен для действий в горных районах. Он оснащён компьютеризированной СУО, способной обнаруживать и идентифицировать цели на 3 км и выше. Вооружён 105-мм пушкой и разными боевыми модулями (в т.ч. дистанционно управляемыми). Внешне похож на танки Тип 96А и VT4, но меньше их по массе и габаритам. Длина танка (с пушкой вперёд) 9,2 м, ширина (с боковыми фальшбортами) – 3,3 м, высота (по крыше башни) – 2,5 м. Вес танка 33-36 т в зависимости от типа бронирования. Базовый вариант защищен цельносварной стальной бронёй, но может дополнительно комплектоваться композитными блоками и динамической защитой. Дополнительные пакеты бронирования позволяют танку выдерживать попадания реактивных гранат. Танк имеет классическую компоновку с размещением водителя в передней части, башней в центре и двигателем мощностью 1000 л.с. в задней части. В подбашенном отделении размещаются командир и наводчик, каждый из которых имеет оптический и тепловизионный прицел, а также лазерный дальномер. Место командира танка оснащено системой кругового обзора [6].

300-/370-мм модульная РСЗО (вариант экспортной РСЗО AR3) на параде была показана с блоками 370-мм УР. РСЗО предназначена для  уничтожения особо важных целей (аэропорты, командные центры, промышленные объекты, узлы ПВО, крупные группировки войск и т.д.), расположенных в глубине обороны на большом удалении от линии фронта. РСЗО имеет модульную конструкцию и за счет использования быстросъёмных ТПК обеспечивает пуск 300-мм УР и НУР,  а также 370-мм УР. БМ РСЗО (вес 44 т) смонтирована на доработанном шасси 8×8 автомобиля Wanshan. В состав БМ входят 2 одноразовых быстросъёмных ТПК с четырьмя 370-мм трубчатыми направляющими или пятью – 300-мм. 370-мм ТПК предназначены для пуска УР BRE6. Дальность полета ракет 100-220 км, КВО – до 50 м. 300-мм НУР и УР весом 840 кг могут иметь разные типы ГЧ весом 200 кг (осколочно-фугасные, зажигательные, объёмно-детонирующие, кассетные с ПТ и ПП минами, а также самоприцеливающимися боевыми элементами). Дальность стрельбы ракеты 20-130 км.  Подготовка БМ к стрельбе занимает до 5 мин, залпа – 1 мин, оставление позиции – до 1 минуты. За каждой БМ закреплена ТЗМ, несущая ТПК и подъёмный кран. Время перезарядки БМ двумя ТПК – до 20 мин [7].

155-мм самоходная гаубица PLC-181 (экспортный вариант – SH-15) имеет колёсное 6х6 шасси, ствол длиной 52 калибра, скорострельность 4-6 выстр./мин, дальность стрельбы до 50 км снарядом ERFB-BB-RA и может стрелять также снарядами с лазерным наведением и снарядами с наведением по сигналам спутников глобального позиционирования.  Несёт 27 снарядов и 15 зарядов. Установка находится на вооружении 4-х артиллерийских бригад (71-й, 73-й, 77-й и 308-я, последняя – Тибетского военного округа) [8]

Лёгкие автожиры Hunting Eagle войск специальных операций, недорогие, компактные, подвижные, нетребовательные к взлётной полосе и топливу планируется использовать для доставки отрядов спецназа в тыл противника и проведения разведывательных операций.  Также они обеспечивают  воздушный мониторинг границы и используются для спасательных миссий. Автожир может нести 1-3 чел. (на параде было 2), 2 лёгких УР [9].

ЗРК малой дальности HQ-17A (экспортный вариант – FM-2000) на колёсном 6х6 шасси несёт 8 ЗУР. Он очень похож на российский «Тор-М2К». ЗРК используется для ПВО механизированных войск и ключевых военных объектов, он предназначен для перехвата самолетов, вертолетов, ракет класса «воздух-земля» и крылатых ракет на дальностях от 1,5 до 15 км и на высотах от 10 м до 10 км. ЗРК имеет поисковую РЛС в верхней задней части башни, РЛС слежения и наведения на передней части башни. ПУ ракет  расположены внутри башни [10].

Разведывательный сверхзвуковой ракетный БпЛА WZ-8 имеет 2 ракетных двигателя и может поддерживать скорость 3М до 20 мин., а гиперзвуковую скорость – 2-2,5 мин. Дальность его действия до 1,5 тыс. км. БпЛА может запускаться с ракетоносца H-6N и садится на ВПП аэродрома [11].

По данным китайских СМИ, скоростной разведчик WZ-8 способен 20 мин. поддерживать скорость 3М, немногом более 2 мин. он может лететь на скорости свыше 5М. Дальность его полёта в крейсерском режиме превышает 1000 км. Длина аппарата составляет до 10 м, размах крыльев – до 3 м, диаметр фюзеляжа – 0,65-0,7 м. Он имеет колёсное шасси, что говорит о том, что предусмотрено его возвращение на свой аэродром и повторное использование. В то же время ряд экспертов выражает сомнение в целесообразности создания такого беспилотного аппарата. Имеется вероятность, что на параде с целью введения в заблуждение потенциального противника могли быть продемонстрированы макеты или экспериментальные летательные аппараты [12].

Ударный малозаметный реактивный БпЛА GJ-11 предназначен для нанесения ударов по критически важным целям на большую глубину. Он имеет  турбовентиляторный двигатель и может нести в отсеке вооружения 2 управляемых боеприпаса весом по 1 т каждый. Оценочные характеристики аппарата: длина 11,65 м, размах крыла 11,62 м, высота 3,1 м, взлётный вес до 20,215 т (пустого 6,35 т, боевой нагрузки до 2 т), скорость до 1000 км/ч, потолок 12,5 км, дальность полёта 4000 км [13].

По данным китайских СМИ, взлётный вес БПЛА GJ-11 до 10 т, скорость до 900 км/ч, боевой радиус 1200 км и он способен нести на внешних и внутренних узлах подвески до 2 т боевой нагрузки [12]. Правда и в этом случае на параде мог быть показан макет, или экспериментальный аппарат.

Беспилотный подводный аппарат HSU001 предназначен для разведки. Он может автономно плавать на большие расстояния для сбора экологических данных и слежения за вражескими кораблями [14].

Мобильная ПУ БРСД DF-17 с гиперзвуковым планирующим боевым блоком (глайдером). БРСД имеет дальность стрельбы 1800-2500 км, скорость до 10М и потолок св. 20 км [15], БРСД имеет колёсное 10х10 шасси.

Демонстрация БРСД DF-17 и её боевой части – глайдера (вероятно, DF-ZF) приковала к себе наибольшее внимание. Китай впервые показал образец гиперзвукового оружия. Дальность полёта ракеты до 2500 км, скорость 5-10М. Отделение глайдера от ракеты-носителя происходит на высоте 60 км, после чего он планирует к цели на гиперзвуковой скорости, совершая манёвры. Высота отделения от ракеты-носителя, которая выше зоны действия американских противоракет SM-3, непредсказуемость траектории и возможность выполнения противоракетных манёвров делают невозможным его перехват существующими средствами ПВО и ПРО [16].

Мобильная ПУ со сверхзвуковой крылатой ракетой большой дальности DF-100 (CJ-100). По одним данным, назначение DF-100 – точное поражение стратегически важных наземных целей на территории противника (в т.ч. заглублённых командных пунктов и узлов связи), по другим – поражение крупных надводных целей, в первую очередь авианосцев. Возможно, что ракета оснащена активной радиолокационной головкой самонаведения и может поражать, как надводные, так и крупные наземные цели. На ПУ с колёсным 10х10 шасси смонтировано два больших контейнера восьмиугольного сечения с ракетами. Китай создал уникальный образец нового вооружения, не имеющий аналогов в мире. DF-100 имеет дальность полёта 2-3 тыс. км. У ракеты высотный профиль полёта, большая часть которого проходит в верхних слоях стратосферы, скорость ракеты 3-4М, она, вероятно, может выполнять манёвры на траектории. Огромная высота полёта на границе досягаемости по высоте современных зенитных ракет, а возможно, и превышающая её, в совокупности с очень большой скоростью делают перехват такой цели крайне затруднительным [16].

Мобильная ПУ с МБР DF‑41 разрабатывалась продолжительное время. Ракета трехступенчатая и твердотопливная, она имеет длину 21 м, диаметр 2,5 м и дальность полета 12-14 тыс. км. МБР может нести от 6-10 РГЧ [17].

По другим данным МБР имеет длину 16,5 м, диаметр 2,78 метра и может быть запущена с автомобильных и железнодорожных мобильных ПУ, а также шахтных ПУ. Дальность стрельбы DF-41 12-15 тыс. км, ракета способна поражать США. Она имеет забрасываемый вес 2,5 т, включая РГЧ с 10-12 боевыми блоками индивидуального наведения (мощность 1 блока до 150 кт, КВО 150 м). DF-41 использует инерциальную навигационную систему и китайскую спутниковую навигационную систему COMPASS. МБР перевозится на ПУ с колесным (16х16) шасси Tian HTF5980, похожим на ПУ МБР «Тополь-М» [18].

Российский эксперт В. Шурыгин оценивает вес МБР в 80 т, дальность полета в 14,5 тыс. км, а число боевых блоков РГЧ в 10. Он утверждает, что эта ракета в чем-то сопоставима с российской МБР «Тополь-М», но уступает ей по многим показателем, в том числе по возможностям преодоления систем ПРО противника. Тем не менее, МБР DF-41 способна достичь территории США. Эксперт сообщает, что уже 3 ракетные бригады РВ НОАК имеют МБР DF‑41. Одна из бригад размещена у границ с Россией в северо-восточной провинции Хэйлунцзян, другая – в провинции Хэнань в центральной части страны и третья – на территории Синьцзян-Уйгурского автономного района на западе Китая [19].

Российский эксперт Я. Вяткин считает приведенные выше данные по дальности стрельбы и числу РГЧ на 1 ракете сильно завышенными. В частности, по его оценке число РГЧ не может быть больше 2-3. Хотя он и отмечает, что создание МБР DF-41 – большой успех для ОПК Китая  [20].

Дальний ракетоносец H-6N ВВС является последним вариантом бомбардировщика H-6, и имеет много улучшений по сравнению с предыдущим вариантом (H-6K). Основными отличиями являются носовая штанга для дозаправки и отсутствие бомбового отсека для обеспечения внешнего размещения большой ракеты под фюзеляжем. Возможность дозаправки в воздухе значительно увеличит дальность и боевую нагрузку бомбардировщика, который будет получать топливо от заправщика Ил-78. Самолёт H-6N сможет нести под фюзеляжем баллистическую ракету (возможно, вариант противокорабельной БРСД DF-21D) или сверхзвуковой разведывательный БпЛА WZ-8, а под крылом – крылатые ракеты или ПКР. На параде самолёт нёс под крылом 4 КР (2 KD-63 и 2 CJ-10) [21].

Истребитель нового поколения J-20 ВВС представляет собой большой (длина св. 20 м) и тяжелый (св. 36 т) самолёт схемы «утка». Он имеет треугольное крыло с наплывами и цельноповоротное переднее горизонтальное оперение. Вертикальное оперение – двухкилевое, с наклоненными в стороны цельноповоротными килями и подфюзеляжными гребнями. Длина истребителя 20,3 м, размах крыла 12,88 м, высота 4,45 м, площадь крыла 78 кв. м, вес, т (пустого самолёта 19,39, топлива 11,1, нормальный 32,09, наибольший 36,29), двигатель тягой до 14,47 т, скорость 2М, потолок 20 км, дальность полёта 5500 км (радиус действия – 2000 км). Вооружение включает 30-мм пушку, 8 узлов подвески в 2-х фюзеляжных отсеках для УР В-В  PL-15 и PL-21 или УАБ и 2 боковых отсека по 2 узла подвески с УР В-В PL-10.

Российские эксперты отмечают в самолёте много недостатков. Они пишут, что аэродинамическая схема с передним оперением для малозаметного самолета, является ошибочной. Оно создает проблемы с малозаметностью и увеличивает сопротивление воздуха, снижая дальность полета. Подфюзеляжные гребни тоже увеличивают радиолокационную заметность. Форма воздухозаборников и низкая тяговооруженность не позволяют достичь высоких скоростей, и тем более сверхзвуковой  крейсерской скорости в бесфорсажном режиме. Гидросистема самолета велика и тяжела. Нет сведений о создании для самолёта РЛС с ФАР. Но самый главный недостаток – для самолета нет своих двигателей (перспективный WS-15 не готов, а существующие WS-10A и WS-10G имеют низкую работоспособность и ресурс). Поэтому на самолёт обычно ставят российские двигатели АЛ-31Ф. Их тяга недостаточна. Российские эксперты утверждают, что  J-20 – тяжелый, большой, не малозаметный самолет с низкой маневренностью и тяговооруженностью, неспособный достичь скоростей более 2М. Они считают, что для перехватчика J-20 не хватит скорости, для истребителя завоевания превосходства в воздухе он слишком велик, тяжел и неманеврен. Размеры носовой части большие, но РЛС с ФАР пока нет. Наиболее вероятное применение – ударный самолет, но неизвестно, поместится ли во внутренние отсеки достаточно вооружения для поражения наземных целей. По их мнению, самолётом 5-го поколения J-20 считать нельзя. Впрочем, российские эксперты могут преувеличивать недостатки J-20 и замалчивать его достоинства, поскольку он является  конкурентом российского Су-57 на международном рынке.

Китайские же эксперты, естественно, утверждают, что истребитель J-20 лучше, чем американские F-22 и F-35, а также российские Су-57, что у J-20 есть и РЛС с ФАР и китайские двигатели (WS-20). По крайней мере, J-20 стали в строй раньше российских Су-57. Последний ещё испытывается (намечено закупить 76 ед.), а  J-20 уже состоит на вооружении бригады ВВС (28 ед.), их намечено выпускать по 36 ед. в год, а всего поставить до 200 ед. [22, 23]

Многоцелевой вертолет Z-20 относится к среднему классу. Он похож на американские вертолеты S-70/UH-60 Black Hawk и разрабатывался на основе S-70C-2. В 1980-х годах Китай приобрел 24 вертолета S-70C-2 с двигателями GE T700-701A для использования в горных районах на западе страны. Вертолет Z-20 будет использоваться для перевозки личного состава и грузов, поисково-спасательных работ, разведки и ведения противолодочной войны. Для ВМС НОАК вертолет мог бы использоваться в качестве многоцелевого вертолета для размещения на борту всех  кораблей с вертолетными площадками [24].

Военный эксперт А. Шарковский в своей статье [25].отметил, что на параде была продемонстрирована передовая военная техника. Впервые публике были представлены межконтинентальные и гиперзвуковые ракеты и новейшие тяжелые ударные дроны, исполненные по технологии стелс.

Военные эксперты отмечают быстрый рост китайской военной мощи. Подчеркивается, также, что НОАК получило смертоносное оружие, способное топить американские авианосные корабельные группы. В частности, на параде были представлены: противокорабельная крылатая ракета YJ-18A и противокорабельная баллистическая ракета среднего действия DF-21D, способная уничтожать морские цели в радиусе 1500 км и получившая прозвище «убийца авианосцев» (ракеты DF-21D на параде не было. Прим. Ред.). Кроме того, была показана ракета DF-26, ее еще называют «убийца Гуама» (имеется в виду база ВМС США на о. Гуам). Зрители увидели и гиперзвуковую ракету DF-17. Японский военный специалист Н. Йошитоми отметил, что DF-17 сводит на нет эффективность региональной системы ПРО, которую создают США и Япония.

Колонну ракетной техники на параде замыкали 16 подвижных установок МБР DF-41, способных наносить удары по территории США. Китайские СМИ отметили, что 40% продемонстрированной на параде техники и вооружений являются новыми образцами. Подчеркивается, что все показанные экземпляры находятся на вооружении НОАК. Впрочем, эксперты предположили, что какой-то мере это не так. Например, тяжелый ударный беспилотник Gongji-1 провезли на грузовике, вместо его полетной демонстрации. Были показаны и другие новинки: самолеты-заправщики и вертолет Z-20 похожий на американский UH-60 Black Hawk.

Аналитики подчеркивают, что изменения в вооружении и структуре НОАК свидетельствую о смещении приоритетов военно-политического руководства в Пекине от защиты китайских границ к способности экспедиционных сил защищать обширные коммерческие и дипломатические интересы страны во всех уголках земного шара. Многие говорили, что демонстрация силы была напоминанием США и их союзникам о том, как далеко зашло развитие НОАК [25].

Анализ приведенных выше данных показывает, что НОАК продемонстрировала на параде основные комплекты ВВТ для всех видов ВС и родов войск. То есть было показано то, что НОАК имеет всё необходимое вооружение в требуемой номенклатуре, в т.ч. для формирований:

  • СВ: танки (основные для общевойсковых, лёгкие для горных, амфибийные для морской пехоты), БМП для общевойсковых, СГ и РСЗО для артиллерийских, СПТРК для противотанковых, ЗРК средней и малой дальности для ПВО, лёгкие машины и автожиры для спецопераций, ударные, многоцелевые и транспортные вертолёты для армейской авиации, ПКРК для береговой обороны, технику для боевого и тылового обеспечения.
  • ВМС: БРПЛ для ракетных подлодок, ПКР для боевых кораблей и подлодок, ЗРС и ЗРК большой, средней, малой дальности и зенитную артиллерию для боевых кораблей, беспилотные подводные аппараты, а также истребители (в т.ч. палубные) и. самолёты обеспечения для морской авиации.
  • ВВС: бомбардировщики, истребители, самолеты транспортные и обеспечения (в т.ч. ДРЛО), разведывательные и ударные БпАК, а также ЗРС большой, ЗРК средней и малой дальности, зенитную артиллерию, РЛС для ПВО, БМД для ВДВ.
  • Ракетные войска: БРСД, МБР, КРБД.
  • Народная вооружённая полиция: бронеавтомобили и БТР.

Также НОАК продемонстрировала на параде очень высокую степень оснащения высокоточными ракетами. Их имеют почти всё показанное образцы вооружения: танки, БМП и БМД, СГ и РСЗО, ЗРС и ЗРК, ПКРК, боевые самолёты, БпЛА, комплексы БРСД и МБР и даже автожиры. При этом все крупные ракеты (или их ТПК) несли чёткие обозначения их типов латинскими буквами и арабскими  цифрами – эта информация была явно предназначена для иностранных военных специалистов. Возникает вопрос – какое послание эти ракеты несли миру?

И, наконец, НОАК продемонстрировала на параде почти все новые вооружения (в подавляющем числе – китайской разработки и всё – китайского производства), в т.ч. 40% их было показано впервые. В числе последних 5,8-мм автоматы стандартной компоновки QBZ-191, легкие (горные) танки ZTQ-15,  155-мм самоходные колёсные гаубицы PLC-181, модульные 300-/370-мм РСЗО, самоходные колёсные ЗРК малой дальности HQ-17A, легкие внедорожники и автожиры Hunting Eagle войск спецопераций, БРСД DF-17 с гиперзвуковым планирующим боевым блоком, стратегические сверхзвуковые крылатые ракеты большой дальности DF-100, МБР DF‑41, дальние ракетоносцы новой модификации H-6N, истребители нового поколения J-20, многоцелевые вертолеты Z-20, БпЛА (разведывательные сверхзвуковые ракетные WZ-8 и ударные малозаметные реактивные GJ-11), беспилотные подводные аппараты разведки HSU001.

Вооружение, показанное на параде впервые, поступило, или вероятно поступит в следующие формирования СВ:

Легкие (горные) танки ZTQ-15 – в дивизии и бригады горных ВО (Синцзянского и Тибетского), где они заменят устаревшие танки ZTZ-59. Возможно их поступление и в лёгкие пехотные бригады армейских групп (АГ) командования Южного ТВД, где они заменят лёгкие танки ZTQ-62;

155-мм самоходные колёсные гаубицы PLC-181 – в артиллерийские бригады 71-й и 73-й АГ командования Восточного (амфибийного) ТВД, 77-й  АГ и Тибетского ВО командования Западного (горного) ТВД. Они заменяют там устаревшие буксируемые 152-мм гаубицы PL-66, что увеличит мобильность и огневую мощь АГ.

Модульные 300-/370-мм РСЗО – в артиллерийские бригады АГ, где они заменят 122-мм и затем – 300-мм РСЗО. Это увеличит огневую мощь АГ.

ЗРК малой дальности HQ-17A – в бригады ПВО АГ, где они заменят ЗРК HQ-7А/B. Это значительно усилит ПВО АГ.

Многоцелевые вертолеты Z-20 – в бригады армейской авиации горных ВО (Синцзянского и Тибетского), где они заменят американские вертолёты S-70C-2.

Легкие внедорожники и автожиры Hunting Eagle – в бригады спецопераций АГ. Это увеличит наземную и воздушную мобильность бригад и позволит им проникать в тыл противника по воздуху скрытно и без помощи транспортных вертолётов армейской авиации.

Однако указанные вооружения тактического и оперативно-тактического назначения технологическими прорывами не являлись и сенсацией быть не могут. Также не были сенсацией дальние ударные самолёты-ракетоносцы новой модификации H-6N, и истребители нового поколения J-20, поскольку H-6N – очередная модификация старого советского бомбардировщика Ту-16, а об истребителе J-20 и его недостатках известно уже давно. Впрочем, самолёт H-6N, благодаря способности к дозаправке в воздухе, получил теоретическую возможность наносить удары крылатыми ракетами по США, а истребитель  J-20 в ударном варианте вероятно может быть эффективен.

А сенсацией стал показ на параде мобильных ракетных комплексов стратегического назначения трёх типов (качественно новых БРСД DF-17 с гиперзвуковым планирующим боевым блоком и сверхзвуковых крылатых ракет большой дальности DF-100, а также современных МБР DF‑41 с РГЧ), плюс двух типов качественно новых БпЛА (разведывательных сверхзвуковых ракетных WZ-8 и ударных малозаметных реактивных GJ-11).

БРСД DF-17 с гиперзвуковым планирующим боевым блоком имеет дальность стрельбы 1800-2500 км и скорость 5-10М. Это первый в мире образец гиперзвукового оружия, принятый на вооружение.

Стратегическая сверхзвуковая крылатая ракета DF-100 имеет дальность стрельбы 2000-3000 км и скорость 3-4М. Это первая в мире сверхзвуковая крылатая ракета наземного базирования, принятая на вооружение.

И DF-17, и DF-100 являются ракетами средней дальности (2500 км и 3000 км соответственно), так что до территории США они достать не могут. Зато в радиусе их поражения находится большая часть территории России, а системы её ПВО и ПРО не в состоянии будут их перехватить. Так что эйфория российских СМИ, взахлёб описывающих появление этих ракет на параде, не вполне понятна. Тем более, что на параде ещё показали  БРСД  DF-26 с дальностью стрельбы 4000 км (их демонстрируют уже не впервые), которые могут поразить цели на всей территории России, включая Москву.

МБР DF‑41 впервые показали на параде, и они являются единственными китайскими мобильными межконтинентальными ракетами, способными поразить цели на значительной части (св. 50%) территории США. В т.ч. Вашингтон, Нью-Йорк, Лос-Анджелес и Сан-Франциско. По этому поводу российские СМИ выразили бурную радость, но почему-то умолчали, что эти ракеты способны поразить цели и на всей территории России. Тем более, что две ракетные бригады с МБР DF‑41 расположены почему-то у границ с РФ. Подобные статьи с названиями типа «Пробить Америку: на что способно новое оружие Китая» [26], или «DF-41 – китайское предупреждение США: Пекин показал «Восточный ветер»» [18] рассчитаны на совсем уж непритязательного читателя. Но для объективности надо отметить, что изредка в российских СМИ мелькали и более взвешенные заголовки, например, «Китай ПPИГPOЗИЛ ВСЕМУ миру! Крупнейший за 10 лет ПАРАД новейшей военной техники КНР» [1].

А сомнения российского эксперта Вяткина в достоверности публикуемых данных о дальности стрельбы и числе боевых блоков РГЧ МБР DF‑41 нуждаются в рассмотрении. По разным данным дальность стрельбы этой ракеты 12-15 тыс. км, а число боевых блоков – 6-12 (по 150 кт с КВО 150 м). При этом длина ракеты оценивается в 16,5-21 м, диаметр (возможно ТПК) – в 2,5-2,78 м, вес – в 80 т, а забрасываемый вес – в 2,5 т [27, 28]. Российская МБР «Ярс» аналогичного класса имеет дальность стрельбы 12 тыс. км, до 6 боевых блоков  (по 150 кт с КВО 150 м), длину 21,9 м, диаметр – до 1,86 м (ТПК – 2,2 м), вес – 46,5 т, забрасываемый вес – 1,25 т [29]. Обе ракеты перевозятся на мобильной ПУ, имеющей колёсное 16х16 шасси (МБР «Ярс» – МЗКТ-79221 грузоподъёмностью до 80 т, а DF-41 – Tian HTF5980, созданном на основе шасси МЗКТ-79221 и с не меньшей грузоподъёмностью). Если брать минимальные показатели дальности стрельбы (12 тыс. км), то у обеих ракет они одинаковы.  В случае, если оценки веса и забрасываемого веса DF-41 (80 и 2,5 т) верны, то она вполне может нести 10-12 боевых блоков, а если завышены, то до 6 боевых блоков, то есть, как у «Ярс». Отсюда МБР DF-41 по своим боевым возможностям, как минимум не хуже, чем «Ярс», как бы это ни было обидно г-ну Вяткину.

Разведывательные сверхзвуковые ракетные БпЛА WZ-8 – уникальное вооружение, которое не имеет аналогов в мире. В то же время ряд экспертов выражает сомнение в целесообразности создания такого беспилотного аппарата. Имеется вероятность, что на параде с целью введения в заблуждение потенциального противника могли быть продемонстрированы макеты, или экспериментальные аппараты.

Ударные малозаметные реактивные БпЛА GJ-11 не уникальны, но подобных БпЛА ещё нет на вооружении ВС других стран мира. В США и других станах НАТО они разрабатывались, но до поступления в войска дело не дошло. В России по программе С-70 «Охотник» только начались испытания подобного аппарата. Правда и в этом случае на параде в Пекине мог быть показан макет, или экспериментальный аппарат.

Исходя из классов и типов вооружений, показанных на параде впервые, можно приблизительно определить возможные направления китайской экспансии и потенциальной агрессии НОАК. В частности, сухопутные направления. Китай граничит по суше с 14-ю странами и ко всем имеет территориальные претензии. Причём три из них рассматриваются как самые вероятные направления китайской агрессии (Индия, Монголия и Россия). КНР официально претендует на территорию индийского штата Аруначал-Прадеш, и неофициально – на всю Монголию и земли России от Байкала до Владивостока. При этом индийское направление находится на горной местности, а ВС Индии многочисленны и оснащены современным вооружением (в т.ч. ядерным). Монголия имеет очень слабые ВС, которые не смогут оказать серьёзного сопротивления НОАК, но как объект для захвата она не представляет  интереса для Китая из-за бедности природными ресурсами и слабой экономики. Единственная польза для Китая от её завоевания  будет состоять в выходе к российской границе протяжённостью 3441 км. В случае нападения Китая на Россию, это позволит НОАК быстро перерезать единственную российскую железнодорожную магистраль на Дальний Восток и отрезать Восточный ВО от подкреплений из других военных округов России. А группировка Восточного ВО России слаба относительно группировки ВС Китая в этом регионе. И новые вооружения Китая, показанные на параде (горные танки ZTQ-15, 155-мм СГ PLC-181 и модульные 300-/370-мм РСЗО, ЗРК HQ-17A, вертолеты Z-20, ударные ракетоносцы H-6N и истребители J-20, БпЛА WZ-8 и GJ-11) хорошо приспособлены для войны в этом регионе. А китайские БРСД DF-17, крылатые ракеты DF-100 и МБР DF‑41 (а также известные БРСД DF-26, БРПЛ JL-2 и МБР DF-31AG) удержат Россию от соблазна применить ядерное оружие.

Для стратегического ядерного сдерживания США Китай может использовать только 84 МБР (20 DF-5А/В, 8 DF-31, 40 DF-31А/AG, 16 DF-41) и 48 БРПЛ JL-2 (всего 132 ракеты), а для стратегического сдерживания России – эти 132 ракеты и ещё 194 ракеты: 16 БРПД DF-26 и 178 БРСД (24  DF-16, 122 DF-21 и DF-21A/E/C/D, 16  DF-17 и 16 DF-100) [3, 30]. То есть на США могут быть направлены 132 китайские ракеты, а на Россию – 326, или в 2,5 раз больше. Отсюда видно, что Россию Китай считает более вероятным для себя противником.

И наконец, этот военный парад послал ясный сигнал руководству США (и РФ) о необходимости отказа от Договора о стратегических наступательных вооружениях СНВ-3. В этих условиях Вашингтон и Москва не будут добровольно накладывать на себя дальнейшие обязательства путём продления этого договора или заключения нового, который ограничит возможности США и России в наращивания стратегических наступательных вооружений, при бесконтрольном росте ядерного потенциала Китая [31].

ЗАКЛЮЧЕНИЕ. В Пекине 1 октября 2019 г прошёл военный парад в честь 70-летия образования КНР. Его принимал председатель КНР Си Цзиньпин и парад стал самым крупным за последние 10 лет. В нём участвовали до 15 тыс. военнослужащих, 580 ед. ВВТ, 160 самолетов и вертолетов.

НОАК продемонстрировала на параде основные комплекты ВВТ для всех видов ВС и родов войск. То есть то, что НОАК имеет всё необходимое вооружение в требуемой номенклатуре, в т.ч.:

  • СВ: танки (основные, горные и амфибийные), БМП, СГ и РСЗО, СПТРК, ЗРК средней и малой дальности, лёгкие машины и автожиры, ударные, многоцелевые и транспортные вертолёты, ПКРК, технику обеспечения.
  • ВМС: БРПЛ, ПКР, ЗРС и ЗРК большой, средней, малой дальности и зенитную артиллерию, беспилотные подводные аппараты, а также истребители (в т.ч. палубные) и. самолёты обеспечения.
  • ВВС: бомбардировщики-ракетоносцы, истребители, самолеты транспортные и обеспечения, разведывательные и ударные БпАК, а также ЗРС большой, ЗРК средней и малой дальности, зенитную артиллерию, РЛС, БМД
  • Ракетные войска: БРСД, МБР, КРБД.
  • Народная вооружённая полиция: бронеавтомобили и БТР.

Также НОАК продемонстрировала на параде очень высокую степень оснащения высокоточными ракетами. Им оснащены почти все показанные образцы вооружения: танки, БМП и БМД, СГ и РСЗО, ЗРС и ЗРК, ПКРК, боевые самолёты, БпЛА, комплексы БРСД и МБР, даже автожиры.

И, наконец, НОАК продемонстрировала на параде почти все новые вооружения (в подавляющем числе – китайской разработки и всё – китайского производства), в т.ч. 40% их было показано впервые. В числе последних горные танки ZTQ-15, 155-мм колёсные СГ PLC-181, модульные 300-/370-мм РСЗО, самоходные колёсные ЗРК малой дальности HQ-17A, легкие внедорожники и автожиры Hunting Eagle, БРСД DF-17 с гиперзвуковым планирующим боевым блоком, стратегические сверхзвуковые крылатые ракеты большой дальности DF-100, МБР DF‑41, дальние ракетоносцы новой модификации H-6N, истребители нового поколения J-20, многоцелевые вертолеты Z-20, БпЛА (разведывательные сверхзвуковые ракетные WZ-8 и ударные малозаметные реактивные GJ-11), беспилотные подводные аппараты разведки HSU001.

Однако вооружения тактического и оперативно-тактического назначения (танки ZTQ-15, 155-мм СГ PLC-181, 300-/370-мм РСЗО, ЗРК HQ-17A, внедорожники и автожиры Hunting Eagle, а также вертолеты Z-20)  технологическими прорывами не являлись и сенсацией быть не могут. Также не были сенсацией дальние ударные самолёты-ракетоносцы новой модификации H-6N, и истребители нового поколения J-20, поскольку H-6N – очередная модификация старого советского бомбардировщика Ту-16, а об истребителе J-20 и его недостатках известно уже давно. Впрочем, самолёт H-6N, благодаря способности дозаправки в воздухе, получил теоретическую возможность наносить удары крылатыми ракетами по территории США, а истребитель  J-20 в ударном варианте вероятно может быть эффективен.

А сенсацией стал показ на параде мобильных ракетных комплексов стратегического назначения трёх типов (качественно новых БРСД DF-17 с гиперзвуковым планирующим боевым блоком и сверхзвуковых крылатых ракет большой дальности DF-100, а также современных МБР DF‑41 с РГЧ), плюс двух типов качественно новых БпЛА (разведывательных сверхзвуковых ракетных WZ-8 и ударных малозаметных реактивных GJ-11).

БРСД DF-17 с гиперзвуковым боевым блоком имеет дальность стрельбы 1800-2500 км и скорость 5-10М. Это первый в мире образец гиперзвукового оружия, принятый на вооружение. Сверхзвуковая крылатая ракета DF-100 имеет дальность стрельбы 2000-3000 км и скорость 3-4М. Это первая в мире сверхзвуковая крылатая ракета наземного базирования, принятая на вооружение. И DF-17, и DF-100 являются ракетами средней дальности, так что до территории США они достать не могут. Зато в радиусе их поражения находится большая часть территории России, а системы её ПВО и ПРО не в состоянии будут их перехватить. Также на параде показали  БРСД  DF-26 с дальностью стрельбы 4000 км, которые могут поразить цели на всей территории России, включая Москву.

МБР DF‑41 имеет дальность стрельбы минимум 12 тыс. км и несёт 6-10 боевых блоков по 150 кт с КВО 150 м. Эти ракеты впервые показали на параде, и они являются единственными китайскими мобильными МБР, способными поразить цели на значительной части (св. 50%) территории США. В т.ч. Вашингтон, Нью-Йорк и т.д. Но эти ракеты способны поразить цели и на всей территории России. Тем более, что 2 ракетные бригады с МБР DF‑41 расположены у границ с РФ.

Разведывательные сверхзвуковые ракетные БпЛА WZ-8 – уникальное вооружение, не имеющее аналогов в мире. Но эксперты выражает сомнение в целесообразности создания такого беспилотного аппарата. Имеется вероятность, что на параде могли быть продемонстрированы макеты, или экспериментальные аппараты. Ударные малозаметные реактивные БпЛА GJ-11 не уникальны, но подобных БпЛА ещё нет на вооружении ВС других стран мира. В США и других станах НАТО они разрабатывались, но в войска не поступили. В России только начались испытания подобного аппарата. Правда и в этом случае на параде в Пекине мог быть показан макет, или экспериментальный аппарат.

Исходя из классов и типов вооружений, показанных на параде впервые, можно приблизительно определить возможные сухопутные направления потенциальной агрессии НОАК. Китай граничит по суше с 14-ю странами и ко всем имеет территориальные претензии. Причём три из них рассматриваются как самые вероятные направления китайской агрессии (Индия, Монголия и Россия). КНР официально претендует на индийский штат Аруначал-Прадеш, и неофициально – на всю Монголию и земли России от Байкала до Владивостока. Индийское направление находится на горной местности, а ВС Индии многочисленны и оснащены современным вооружением (в т.ч. ядерным). Монголия имеет очень слабые ВС, которые не смогут оказать серьёзного сопротивления НОАК, но как объект для она захвата не представляет  интереса для Китая из-за бедности природными ресурсами и слабой экономики. Единственная польза для Китая от её завоевания  будет состоять в выходе к российской границе длиной 3441 км. В случае нападения Китая на Россию, это позволит НОАК быстро перерезать единственную российскую железную дорогу на Дальний Восток и отрезать Восточный ВО от подкреплений из других военных округов России. А группировка Восточного ВО России слаба относительно группировки ВС Китая в этом регионе. И новые вооружения Китая, показанные на параде (танки ZTQ-15, 155-мм СГ PLC-181 и 300-/370-мм РСЗО, ЗРК HQ-17A, вертолеты Z-20, ударные ракетоносцы H-6N и истребители J-20, БпЛА WZ-8 и GJ-11) хорошо приспособлены для войны в этом регионе. А китайские БРСД DF-17, крылатые ракеты DF-100 и МБР DF‑41 (а также известные БРСД DF-26, БРПЛ JL-2 и МБР DF-31AG) удержат Россию от применения ядерного оружия.

Для стратегического ядерного сдерживания США Китай может использовать только 84 МБР и 48 БРПЛ (всего 132 ракеты), а для стратегического сдерживания России – эти 132 ракеты и ещё 194 ракеты (16 БРПД и 178 БРСД). То есть на США могут быть направлены 132 китайские ракеты, а на Россию – 326, или в 2,5 раз больше. Отсюда видно, что Россию Китай считает более вероятным для себя противником.

И наконец, этот военный парад послал ясный сигнал руководству США (и РФ) о необходимости отказа от Договора о СНВ-3. В этих условиях Вашингтон и Москва не будут добровольно накладывать на себя дальнейшие обязательства путём продления этого договора или заключения нового, который ограничит возможности США и России в наращивания стратегических наступательных вооружений, при бесконтрольном росте ядерного потенциала Китая.

Этим парадом руководство КНР хотело показать миру, что Китай уже стал сверхдержавой, что его ВС могучи, оснащены передовым вооружением и потенциальные противники их должны бояться. Основной вопрос состоит в том – действительно ли это так?.

Весьма чтимый в Китае полководец «Сунь Цзы» писал: «Война – это путь обмана. Поэтому, если ты и можешь что-нибудь, показывай противнику, будто не можешь; если ты и пользуешься чем-нибудь, показывай ему, будто ты этим не пользуешься; хотя бы ты и был близко, показывай, будто ты далеко; хотя бы ты и был далеко, показывай, будто ты близко; заманивай его выгодой; приведи его в расстройство и бери его; если у него все полно, будь наготове; если он силен, уклоняйся от него; вызвав в нем гнев, приведи его в состояние расстройства; приняв смиренный вид, вызови в нем самомнение; если его силы свежи, утоми его; если у него дружны, разъедини; нападай на него, когда он не готов; выступай, когда он не ожидает».

Поэтому, прежде чем сделать окончательные выводы относительно показанных на параде образцов вооружения, надо убедиться, какие из них были реальными и находящимися в строю, а какие – макетами, предназначенными для введения потенциального противника в заблуждение.

Однако, если показанные на параде ракетные комплексы стратегического назначения действительно находятся на вооружении НОАК, тогда Китай является не только экономической сверхдержавой, но уже выходит и в военные. Со всеми вытекающими последствиями.

Поделиться:
Загрузка...